«Стиль – это знать, кто ты есть»: новый фильм Ксавье Долана!

15 August 2019

На этот раз Ксавье выпускает фильм, собравший действительно звездный состав. Проект готовился в течение нескольких лет, и в него было вложено много личного. О чем же рассуждает режиссер в "Смерти и жизни Джона Ф. Донована" с Китом Харрингтоном в главной роли?

Новый проект от Ксавье Долана, представленный в мировой прессе как амбициозный и долгожданный, на самом деле удивляет своей выраженной «личной» стороной. Команда фильма во главе с Ксавье говорит со зрителем о наболевшем, актуальном не только для звезд и знаменитостей, но и для обычных людей.

Известно, что задумка фильма уже давно ждала своей реализации у Долана, и, как только он поделился своей идеей со сценаристом Джейкобом Тирни, они тут же сели за кропотливую работу создания сценария, который в результате предстал проектом, проработанным до мельчайших подробностей. Уникальный сценарий будет преподнесен зрителю в том самом долановском стиле, который невозможно спутать с почерком другого режиссера: важность деталей на сюжетном уровне, использование только пленочной съемки, полноценное раскрытие даже второстепенных образов, диалог со зрителем на табуированные темы, на которые общество стало способно высказываться в отрытую только недавно.

/ http://volgafilm.ru

Уникальность фильма отчасти заключается и в том факте, что над ним работала слаженная команда, за плечами которой не один совместный проект: продюсер Лиз Лафонтан, режиссер Ксавье Долан, оператор Андре Тюрпен. Понимая друг друга с полуслова, они в очередной раз представляют миру гармоничную картину, вишенкой на торте которой стало участие в нем именитых актеров.

Сюжет не берет экшеном, здесь скорее акцентировано внимание на тонком психологизме: все действие не внешне, оно «бушует» эмоциями внутри героев, подсказанное поворотами судьбы. Оно ретроспективно, оформлено в виде беседы молодого актера Руперта Тернера (Бен Шнетцер) с журналисткой Одри (Тэнди Ньюнтон). Молодой актер вспоминает о своих юных годах и занимательной переписке со звездой телеэкрана времени своего детства – Джоном Донованом (Кит Харрингтон), которого к настоящему моменту уже нет в живых. Именно благодаря этой переписке, судьбоносно повлиявшей на юного Руперта, и приоткрывается дверь в настоящую жизнь Джона, вынужденного вести публичный образ жизни и скрывать свою настоящую сущность.

/ http://volgafilm.ru

Основной конфликт фильма – между собственным «я» и «я», которым тебя хочет видеть окружающее общество. Жизнь обоих главных героев и происходит в этом постоянном конфликте. Новшество сценаристов состоит в том, что эта давно известная коллизия внешнего и внутреннего преподнесена по-другому: героям не предоставляется выбор, быть уникальным или нет, - это их судьба, у них нет выхода быть кем-то иным, кроме как следовать своему предназначению (будь это актерские способности или склонность к однополой любви). И зачастую общество препятствует поиску и реализации этого самого предназначения. Идя на поводу у общества, ты рискуешь потерять себя, изменить своей судьбе. Это хорошо видно на примере героини Натали Портман – Сэм Тернер, мать Руперта. Отказавшись от мечты, женщина препятствует ее осуществлению и в жизни сына, создавая напряжения в отношениях с ребенком. «Стиль – это знать, кто ты есть», - данная фраза является лейтмотивом фильма, постоянно напоминая, что важно не только жить в согласии с самим собой, но и принимать это в себе полностью, не отвергать и быть готовым отстаивать свои принципы и свою личность.

Очень жизненны здесь семейные сцены, - это то, что Долану удается показать на «ура» в своих работах («Это всего лишь конец света» - отличное тому доказательство): в мимике, двух-трех фразах, в обстановке дома угадываются взаимоотношения членов семьи и их характеры. Они далеки от типизации, они настоящие, каждый – со своей внутренней борьбой и жизненной историей. У Долана нет плохих и хороших, есть только люди, каждый со своими «тараканами», с которыми приходится как-то уживаться. И в контексте данной ситуации особенно странно наблюдать, как ближайшие для тебя люди не могут смириться с настоящим тобой, сознательно или бессознательно делая из тебя другого человека. Гармоничные отношения с миром начинаются с согласия не только с тобой настоящим, но и с близкого круга людей, которые если не всегда поймут, но примут.

/ http://volgafilm.ru

Отдельно хочется отметить важность образа Одри – серьезной журналистки, которая настроена заранее скептически к предстоящему интервью с очередным актеришкой, который, как ей кажется, собирается примазаться к печальной славе другого человека. Одри - это каждый из нас, имеющий привычку предвзято судить известного человека, считая, что ничего другого, как слава и деньги его не волнуют, и отрицая тот факт, что любой актер – это прежде всего человек, личность, на плечи которой взвалена личная миссия сохранить свою целостность в мире лжи и шоубизнеса, в функционировании которого немалая роль принадлежит СМИ. Считая себя единственными, кто имеет право приоткрывать занавес личной жизни, журналисты ревностно относятся к тем людям, кто стремится рассказать всю правду о своей жизни сам, принимая их поведение за очередную маску. Одри сама преподносит себя в первую очередь как серьезного репортера, человека дела; Руперт же ищет беседы прежде всего с человеком, которому, как и любому из нас, не чуждо давление, сомнение, отчаяние, страх, неуверенность.

В этом и нужно отдать должное Ксавье, который, рассказывая историю, не акцентирует внимание только на одной проблеме, но показывает единый фрагмент жизни нескольких людей, где наиболее полно раскрывается комплекс проблем, которые вытекают одна из другой. Это не условность, не шаблон, это реальная жизнь.

Концовка фильма очень неоднозначна, и здесь Долан решил поставить многоточие, дабы зритель определил сам, трактовал события именно так, как хочется ему. В этом чувствуется уважение к зрителю как к самостоятельной личности, имеющей право определить итог этого фильма – это отчаяние или все-таки надежда?