«Тот, кто попытается мной управлять, тому придётся несладко, я клянусь»

29.03.2018

В каком же гневе прибывал Сулейман после вечера проведённого с Махидевран, он в первую очередь вызывает к себе Ибрагима, который увидев Махидевран, выходившую из покоев султана, сам был шокирован. Он-то был в полной уверенности, что с султаном была Александра.

Войдя в покои к повелителю он слегка испуганно поклонился и тут весь гнев, который Сулейман так незаметно сдерживал внутри себя, стал вырываться наружу:

«Разве ты не обязан охранять мои покои?! Разве я не доверил тебе свою жизнь, Ибрагим?!»

Султан действительно в ярости, он зол не столько из-за того, что к нему не пришла Александра, сколько из-за того, что пришла та, кого он не желал видеть и без его позволения, а также, что его верный поверенный ничего не сделал, чтобы его предупредить об этом. Он явно разочарован и предупреждает Ибрагима, что в следующий раз данная неосведомлённость не сойдет ему с рук.

На следующее утро, расплывающаяся в улыбке, Махидевран, сидя у валиде, благодарит её за совет, ведь именно она сказала ей после доклада Дайе-хатун о плане Александры пойти в покои Сулеймана. Валиде, конечно, сделала большую ошибку, пойдя наперекор желаниям сына. Несмотря на то что она считает данный поступок верным по веским для неё причинам, она же защищает султана от порабощения, словно он маленький мальчик неспособный постоять за себя.

Ах эти матери, и всё то мы у них беспомощные, а кроме того валиде только недавно ведь отчитывала Махидевран за высказывания Мустафы. Помните случай, когда по приезду в покоях валиде мальчик начал вести себя как хозяин всего вокруг и раздавать приказы. А сама непросто говорит, но и делает то, что не положено, видимо, считая себя равной султану, но ведь это совсем не так и Сулейман спешит напомнить её об этом.

По дороге в покои валиде он вновь видит Александру перед входом в гарем. Она в простом платье с ведром стоит среди других рабынь, все они наказаны за ночную подушечную баталию. Сулейман, увидев Александру краем глаза, хотел было подойти к ней, но, видимо побоявшись смягчиться перед разговором с валиде, всё же не решился на этот шаг.

В итоге, когда по приходу к валиде султан обнял мать с фразой:

«Нам надо поговорить».

Она поняла что разговор будет неприятный, а после того как все слуги вышли Сулейман говорит матери что даже ей не позволит собой манипулировать:

«Тот, кто попытается мной управлять, тому придётся несладко, я клянусь».

Да она явно не ожидала такого поворота, но, с другой стороны, сама виновата.

© Дмитрий Данте