Монолог о любви

Кто сказал, что наша жизнь полна радостей? Кто решил, что только человек способен на чувства? Кто предскажет, когда может закончиться наша жизнь?

Здравствуй, помнишь ли ты меня? Я тебя помню, и помню нашу встречу. В этот день я стояла на улице и смотрела на безразличные лица людей на фоне серого неба и молчаливых домов. И я увидела тебя. Не знаю, чем ты мне так понравился, но ты точно выделялся из толпы. А, точно, ты не шел, а парил, с твоего еще молодого лица не сходила счастливая улыбка. Именно этим ты мне и запомнился.

И ты подошел. Да-да, я не могла поверить своему счастью! Ты подошел и остановился практически прямо передо мной. Чего ты хотел? Ты смотрел на меня, но не в глаза, нет, ты смотрел на всю меня. Я это видела, не отпирайся. А я смотрела в твои полные блеска глаза. А потом наши взгляды встретились. Скажи, это была любовь? Мы влюбились друг в друга? Теперь я знаю, что буду твоей, и от этого становится так легко и спокойно, как еще никогда не было. Я верю, что буду только твоей и ничьей больше.

Постой, почему же ты начал уходить? Не надо, не уходи. Но ты ушел. Стало тоскливо. Ты помнишь это? Как же глупо было думать, что мы будем вместе, что ты подойдешь и возьмешь меня с собой. На моих глазах появились слезы. Слезы? Может быть, это дождь, который омывает нашу печальную Землю, делая ее серые тона еще более печальными?

Кто это? Это снова ты? Помню, ты опять появился передо мной, но уже не один. Ты не ушел от меня, ты просто встречался с другим человеком. Вы о чем-то поговорили, а потом пожали друг другу. Он ушел. А ты остался. Остался, помнишь? Это было настоящее счастье. И я никуда не ушла, потому что верила: это любовь с первого взгляда. Мои глаза засветились, когда ты взял меня с собой.

Мы направились прямо к тебе, и тогда я впервые увидела твой дом. Очень странно. Мы с тобой едва только познакомились, но я, словно заколдованная, шла за тобой, хотя знала, что это неправильно. Но я делала это, потому что я хотела быть с тобой, я верила тебе.

Мы появились у тебя дома. Это действительно большой дом, с небольшой беседкой и своим двором. Отличный, прекрасный, хороший дом. Что было дальше? Просто сказка, красивая, счастливая сказка. Ты помнишь это? Мы вместе, все втроем. Я сразу же полюбила твою маленькую дочурку. 

Скажи, неужели я такая страшная? Почему твоя дочь меня боится? Почему испугалась? Я ведь не страшная. Страшных никто не любит, никто не выбирает. Или, может быть, ты пожалел меня, захотел, чтобы я не чувствовала себя закомплексованной? Скажи мне, я не обижусь, если так оно и есть.

Как хорошо, что в итоге твоя малютка тоже привыкла ко мне. Привыкла или, может быть, в этом была твоя заслуга, а не моя? Не знаю, кто это сделал, но я этого не узнаю, да и ты мне не расскажешь.

Все продолжалось довольно долго, и мы были счастливы. Все мы, втроем. Но потом наступил переломный момент. Я стала слишком жадной, слишком требовательной. Может быть, я стала требовать от тебя слишком много денег, сил и времени? Прости меня, если это так, и спасибо тебе, что ты все равно любил меня и тратил на меня свое время.

А потом произошло это. Я впервые проявила свой характер в самый неподходящий для этого момент. Это было как раз за день до первого сентября. Кристина как раз должна была пойти в первый класс. Всю дорогу у тебя на лице было написано счастье. Кристина смеялась и постоянно прыгала, представляя себе первый школьный день. 

Но мы не дошли всего лишь ста метров до входа в магазин, когда мне вдруг стало очень плохо. Я остановилась и больше не смогла идти дальше. Мне стало страшно, когда ты решил, что я просто избаловалась. Но мне на самом деле было очень плохо.

Ты кричал на меня, просил, умолял, плакался, но все равно я отказалась следовать дальше. Прости, что заставила тебя так унижаться перед всеми. Правда, прохожие смотрели на тебя таким взглядом, что мне хотелось провалиться от стыда из-за себя.

Тогда ты просто плюнул на все, взял Кристину и пошел в магазин без меня. Мне было очень обидно, но я ничего не могла с собой поделать. Я просто стояла и не двигалась. Помнишь, с каким лицом ты ушел? Одно хорошо: Кристина не поняла нашего скандала, она радовалась и торопилась в магазин.

Прости, что я вспоминаю этот день, но это действительно невозможно забыть: водитель, сломанный светофор, Кристина, которая бежала ко мне с учебниками. Отдав их мне, Кристина побежала к тебе, и тут все это смешалось в одну какофонии под твои крики и мольбы о том, чтобы все это было лишь кошмарным сном, но никак не ужасной реальностью. А что делала я? Я просто стояла, не в силах даже подойти, хоть как-то пошевелиться. Это был шок. Ты подбежал к Кристине. Почему она не двигается? Быстрее, надо что-то сделать! Ты снова подошел ко мне, чтобы я помогла тебе доставить Кристину в больницу: врачи бы не успели. Но я все равно не могла двигаться, я была в ступоре. Прости меня, прости, что я подвела тебя в самый ответственный момент. Прости, ради Бога. Прости…

Окна. Как много окон. За одним из них я узнаю твой силуэт. Что ты там делаешь? К тебе подходит мужчина в белой одежде и что-то говорит тебе. Скажи, неужели там действительно так холодно? Почему ты вдруг стал сильно дрожать? Действительно, ты садишься в угол и сжимаешься в комок. Ты замерз?

Кресты. Из даже больше, чем окон. Что это за место? Для чего из земли торчат эти палки? А почему там яма, почему ее никто не закапывает? И стоишь возле нее, в черной одежде и с серым лицом. Ты сильно постарел, хотя прошло всего лишь несколько дней. Скажи, а где Кристина, ее учебники все еще лежат у меня? Почему она за ними не идет? Как она учится без них?

Хочется пить. Скажи, а ты хочешь пить? После крестов ты стал слишком часто это делать, словно тебя всегда мучала жажда. Отдохни, тебя всегда качает, ты плохо видишь пол, по которому ходишь. Остановись. Это больно. А в один из вечеров ты взял меня в город. Мне было страшно следовать вместе с тобой. Правда. Ты помнишь этот страх во мне…

Снова машина, снова какой-то неосторожный водитель заставил тебя лечь на землю и лежать. Белая машина. Где-то она уже была, только я не помню, где именно?

Все эти мысли пронеслись в одном мигании фары у машины, которую еще недавно только взял ныне уже покойный молодой отец. Фара мигнула в последний раз, а сверху на машину уже опускался гидравлический пресс. Он сжал крышу, учебники на заднем сидении, семейную фотографию. Произошло замыкание, и включились дворники, словно машина хотела попрощаться со своей жизнью, с жизнью молодой семьи, со всем миром. Вскоре закончилось и это.

Привет, спасибо за прочтение статьи!

Также ты можешь найти нас здесь:

1. Собственно, сам канал - подписаться;

2. Канал в Telegram (пообщаемся, новостная рассылка и т.д.) - подписаться;

3. Группа в ВК - подписаться