Лучшая фантастика #9: «Туманность Андромеды»

9 August 2020

Рубрика «Фантастическая литература»: научно-фантастический роман «Туманность Андромеды», Иван Ефремов, 1957 год

Картина «Время и звезды». Художник Алан Крэддок. 1988 г.
Картина «Время и звезды». Художник Алан Крэддок. 1988 г.

Научно-фантастический роман «Туманность Андромеды» – ровесник начала Космической эры. Оба события свершились в особенный для нашей страны год, 1957-й.

Именно в этом году с январского номера в журнале «Техника – молодежи» началась публикация сокращенной версии произведения, которое уместилось в девять выпусков. Ноябрьский номер «ТМ», помимо заключительных глав романа, содержал восторженную статью о прорыве Советского Союза на околоземную орбиту [1].

В этом же номере журнала вышла краткая заметка И. Ефремова, пафосно озаглавленная «Мы еще слабо представляем себе все то беспредельное могущество, которое даст человечеству коммунистическое общество планеты» [2], которая в дальнейшем, с некоторыми изменениями, стала печататься в качестве предисловия «От автора» к книжным изданиям романа.

Писатель в публикации поразмышлял об интервале времени, отделяющем современность от событий «Туманности Андромеды». Четыре тысячи лет – столько первоначально отвел Ефремов человечеству для достижения могущества, описанного в произведении, но затем, уже в процессе написания и доработки романа, писатель дважды сокращал срок, каждый раз на тысячелетие.

Приближение дня наступления светлого коммунистического будущего Ефремов объяснил «ускорением технического прогресса человечества и мощью социалистической организации общества».

Обложка журнала «Техника – молодежи», № 1, 1957 год. Художник А. Побединский
Обложка журнала «Техника – молодежи», № 1, 1957 год. Художник А. Побединский

Над книгой И. Ефремов работал в течение одного года. Под последними главами журнальной версии романа, указан календарный период сочинительства – «сентябрь 1955 – сентябрь 1956 года».

Мысль о полетах людей в космос занимала Ефремова давно, задолго до начала работы над «Туманностью Андромеды». За десятилетие до создания романа автор прочитал десятка полтора–два фантастических романа западных авторов, преимущественно американских.

По признанию советского писателя, знакомство с творчеством зарубежных фантастов вызвало у него настойчивое желание выдать свою концепцию, свое художественное изображение будущего, противоположное трактовке этих книг, философски и социологически несостоятельных.

Главной идеей романа Ефремов считал контакт между жителями Земли и обитателями других миров по «Великому Кольцу». Поэтому, несмотря на многочисленные просьбы читателей, Ефремов не приступил к написанию продолжения, так как считал излишним что-либо дополнять на эту тему.

Заглавный рисунок к публикации романа в журнале «Техника – молодежи», № 1, 1957 год. Художник А. Побединский
Заглавный рисунок к публикации романа в журнале «Техника – молодежи», № 1, 1957 год. Художник А. Побединский

Автор работал над романом, находясь «в строгой изоляции» на даче под Москвой в полном одиночестве. Писал изо дня в день, писал не переставая, почти ни с кем в это время не встречался. По его воспоминаниям, единственная разрядка – наблюдения ночами за звездным небом в сильный бинокль.

В памяти романиста период работы над «Туманностью Андромеды» остался как время полного уединения и тишины. Перед ним был только письменный стол и звездное небо, как бы придвинувшееся, приблизившееся к нему.

Литературоведы связывают появление «Туманности Андромеды» с открытием «второго дыхания» у советской научной фантастики, испытывающей в сороковых-пятидесятых годах прошлого века серьезную стагнацию (стартовым произведением принимается «Аэлита» А. Толстого).

Всенародная эйфория, вызванная ослаблением тоталитарной власти и колоссальным научно-техническим прорывом, ознаменовавшимся запуском искусственных спутников, подхватила роман, вознеся его в ранг передового произведения для самого прогрессивного общества на земле.

На тот момент «Туманность Андромеды» значительно выбивалась из контекста жанровых произведений, публикуемых в Советском Союзе. Так как господствовала фантастика «ближнего прицела», культивируемая партийными функционерами в писательской среде с целью просвещения молодежи в духе социалистического реализма.

Роман Ефремова в 59-ом удостоился первой премии от Министерства просвещения СССР на всесоюзном конкурсе лучшей книги о науке и технике для школьников. Ох, сколько же из-за этой горе-грамоты натерпелся Ефремов от «бдительных» представителей советского общества. Об этом этапе его творческого пути имею желание рассказать отдельной публикацией (кому интересно, полюбопытствуйте на просторах Интернета статью «Туманность Андромеды» или бедуин перед верблюдом»).

Нельзя сказать, что книга Ефремова прошла бы незамеченной для советского читателя, но именно наложение на исторические события и всеобщий оптимистический настрой общества сразу возвело «Туманность Андромеды» в культовый статус.

Светлая память великому писателю-фантасту Ивану Антоновичу Ефремову. Помним! Гордимся! Читаем!

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Первый искусственный спутник был запущен на орбиту Земли 4 октября 1957 года;

2. «Техника – молодежи», № 11, 1957 год, стр. 19

БЛАГОДАРЮ ЗА ВНИМАНИЕ!