Ссора

Она зажмурилась, потом открыла глаза. Ничего не изменилось – совершенно пустая комната. Она отвыкла быть долго одна. Оказывается, это довольно странное ощущение. Особенно, эта тишина… Можно было, наверное, включить телевизор, но он забрал и его. Ну, вот так то зачем? Они ведь и раньше ссорились. Даже расходились не раз, но на несколько часов, не более. Она даже не успевала ощутить этот страх одиночества.

Хотя, в этот раз она действительно виновата и очень сильно. Такое не прощают. Но, ведь если любит, должен простить? Должен ведь? Она же всего лишь женщина и должна иметь право на некоторые слабости. Почему же сразу «измена, предательство»? Любит она ведь только его. А прочее – это так… увлечения, ничего серьёзного.

Чу, скрипнул паркет. Неужели, вернулся? Нет, просто показалось. Как много звуков можно услышать в пустой квартире. Шум воды в трубах, скрип, шелест сквозняков – своя, особая жизнь, на которую не обращаешь внимания, когда рядом есть кто-то родной. А теперь, когда одна, и за окнами ночь, это немного пугает. Она вздрогнула, услышав прерывистый звук – будто маленькие, но сильные лапки протоптались по ковру в прихожей. Барсик! Ах, нет – кот ушёл вместе с ним.

Всё, хватит. Нечего себя жалеть. Она молодая, красивая. Свет клином не сошёлся… А может, ещё и вернётся, как не раз уже бывало. А она ещё подумает – принимать ли его после таких сцен и громких слов. Теперь надо поспать, ведь уже далеко заполночь. Она укрылась одеялом. А ночью довольно прохладно. Надо бы встать и закрыть форточку, но… ещё вчера она могла бы попросить его, а теперь сама, всё сама. Внезапно, ком подкатил к горлу, а глаза сами собой увлажнились. Нет, она не заплачет- она ведь сильная. Глядя на окно с тусклыми отблесками уличных фонарей, она сморгнула, и тут же вскрикнула.

Это был настоящий ужас, который накрывал ледяной волной, настолько сильной, что тело охватила крупная дрожь. Сквозь оконное стекло кто-то пристально наблюдал за ней. Сумрачный силуэт крупного отвратительного лица темнел в углу оконной рамы. А ведь это десятый этаж! Надо успокоиться. Возможно, показалось – всего лишь игра света и тени на пыльном стекле. Нет, оно шевелится, словно гримасничает. Вроде бы, даже глаза можно рассмотреть и рот… пасть с жутким оскалом. И оно, похоже, понимает, что его заметили – от окна послышалось нечто среднее между хрюканьем и довольной усмешкой. Тень протянулась из угла рамы к самой форточке. Открытой форточке. Она закричала и вскочила с кровати. Свет. Скорее к выключателю. Щелчок, вспышка… Комната абсолютно пуста. Задыхаясь от волнения, она проверила каждый угол – ничего.

Нет, надо успокоиться. Это всё нервы. А ещё надо вернуть его – он всегда защитит, успокоит. Он обязан её простить. Не берёт трубку. Ну, ничего, завтра сам будет звонить. Может, даже попросит прощения за излишнюю вспыльчивость, а она, да, она так и быть простит его и на этот раз. Подождём до завтра. Эти мысли немного успокоили её нервы. Она закрыла форточку, погасила свет и забралась под одеяло. Тёплая дрёма вскоре накрыла её с головой. И она почти уснула, как вдруг… Пружины матраса скрипнули, приняв чьё-то тяжёлое тело.

Неужели, всё же вернулся, не выдержал? Или снова мерещится? Нет, вот широкая ладонь коснулась её кожи. Радость всколыхнулась внутри тёплым вихрем, но тут же осела, уступив место тревоге – ладонь была слишком крупной и грубой. Она царапала кожу до крови, как полотно с мелкими крючками. Она хотела закричать, но на неё навалилось что-то огромное, тёмное и стиснуло грудь, сдавило шею, перехватив дыхание. Снова это довольное хрюканье, от которого тревога обернулась настоящим ужасом с острой примесью паники.

Она пыталась вырваться, закричать, но безуспешно. Сердце билось о грудную клетку, словно птица, стремящаяся вырваться и улететь. Лёгкие раздирала нехватка воздуха. Страх терзал каждую клетку дрожащего тела, но ничего не менялось, не исчезало, как положено ночному кошмару.

Лишь десятки и сотни безобразных теней наполнили комнату. Словно ночные потусторонние твари собрались посмотреть на её мучения, насладиться её страданиями и ужасом. Неужели она заслужила такое? Она ведь не хотела ничего плохого.

Тени, осклабившись сотнями зубов, склонились над её обездвиженным телом. Комнату наполнили шипение, утробный рык и мерзкое клёкотание.

Грустно, да? Но ведь читабельно. Так, не поставить ли "лайк", дабы замотивировать автора на творчество? Ну, конечно, да. И, это... вы подписывайтесь, если что - будете довольны.