Встать, не значит проснуться(Ч.4)

Продолжение, часть первая здесь>>>> ,

Часть вторая здесь>>>> , часть третья здесь>>>>

У самого спуска вниз, в маленькой нише, образованной выпавшим кирпичом, я нашёл коробок спичек. Опасаясь, что от моей решимости скоро ничего не останется, я решил не тратить время на сооружение факела. Я просто встал на лестницу, ведущую в подвал, и, осветил себе путь, чиркнув спичкой. Подземелье оказалось на удивление глубоким – лестница круто уходила вниз, пропадая далеко за пределами светлого пятна, подаренного огоньком спички. Мало того, ступени спускались вдоль стены, загибаясь по углам – и так пролёт за пролётом, всё глубже в подземелье. В какой-то момент я понял, что спички мне уже не нужны – из колодца, образованного лестничными пролётами, поднимался тусклый, но вполне заметный свет.

Чуть позже я ощутил тошнотворный запах серы, идущий снизу, а спустя ещё три поворота, услышал чудовищные стоны и вопли. С трудом пересилив свой страх, я посмотрел в проём. Где-то глубоко внизу в жарких оранжевых отблесках было заметно какое-то движение. Рассмотреть что-то было сложно из-за огромной глубины колодца, но воображение рисовало жуткие сцены из преисподней.

И тут, я не услышал, а скорее почувствовал движение за спиной. Обернувшись, я успел заметить лишь край чьей-то тени, но звук стремительных шагов говорил, что мне не почудилось – здесь был кто-то ещё. Запалив спичку, я увидел проход в стене, за которым толщу земли пронизал узкий коридор. Страх был велик, но я решил исследовать этот проход. Чиркая время от времени спичками, я мог видеть осыпающиеся стены, вдоль которых по скобам тянулись трубы, обмотанные стекловатой, от старости висящей лохмотьями. Мельчайшие волокна стекла витали в спёртом воздухе подземелья, вынуждая меня постоянно чихать и расцарапывать зудящую кожу.

Хуже того, тоннель становился всё ниже, и со временем пришлось стать на четвереньки. Я уже хотел вернуться, несмотря на огромное расстояние, оставшееся позади, но каким-то шестым чувством угадал в той стороне приближение чего-то большого и невероятно опасного. Вскоре мои опасения подтвердились движением воздуха в тоннеле и ужасным рычанием, глухо прозвучавшим далеко позади. Пока далеко… Я двинулся вперёд быстрее, невзирая на то, что проход катастрофически сужался. Вскоре мне пришлось ползти на животе. Но предательский тоннель не привёл меня никуда – в какой-то момент он просто обхватил меня землистыми, осыпающимися стенками, стиснув, как удав кролика. Сравнение с огромной змеёй усиливало то, что подступающее чудовище, рычание которого слышалось всё громче, сотрясало стены, и они пульсировали, словно живые.

Я хотел закричать, но не сумел сделать полноценного вдоха. Ужас, копившийся внутри меня всё это время, не найдя выхода с криком, достиг невероятного уровня. Такого смертельного страха мне не доводилось испытывать никогда ранее, потому что в прежних условиях, угодив в безумный мир кошмара, к этому моменту я бы уже проснулся. Теперь же мозг сковало ощутимой болью невыносимого испуга, а сердце разогнало ритм своих ударов настолько, что, казалось, стало цепляться изнутри за рёбра и билось уже на грани разрыва. Не знаю, что случилось со мной в душном тоннеле, пропитанном отчаянием и колючей стеклянной пылью. Возможно, страх превысил некие пределы, исчерпал заложенный в меня природой ресурс, но, внезапно, в голове будто отщёлкнуло какой-то переключатель.

Р-раз, и я понял, что именно теперь могу справиться с накрывшей меня лавиной ужаса. Осознал, что могу взглянуть на себя, как бы, со стороны и призвать на помощь разум. И сознание не подвело – мысль пришла неожиданная, но её непременно стоило проверить. А заключалась идея в том, что, раз уж чудища из снов вырвались на простор реального мира, то и противиться их чёрному натиску надо, используя логику кошмара. Вернее, сопротивляясь правилам страшных сновидений. Ведь, если убегать от чудовищ, исходя на крик – они будут становиться лишь сильнее и ужасней. Но, стоит лишь остановиться и спокойно посмотреть в глаза своему страху – наступает спасительное пробуждение.

На избавление от кошмара я не особо рассчитывал, но именно сейчас чувствовал, что могу попробовать отрешиться от давящего страха, а там – будь, что будет. Я, не медля ни секунды, прикрыл веки и попытался думать о чём-то приятном. Отрешившись от всего, я вспомнил озеро, где в компании друзей и красивых девушек проводил замечательные летние дни, снова ощутил ароматы скошенных трав и цветов липы на закате. Я сумел вызволить из кладовых памяти самые приятные образы, и довольно скоро почувствовал, что сердцебиение улеглось, а дыхание стало ровнее. Перестало колоть в подбрюшье, утих кожный зуд. Сосчитав, для верности, до десяти, я глубоко вздохнул и открыл глаза.

Всё изменилось! Я понял, что лежу на полу в подвале. Из узких окошек под тяжёлым сводчатым потолком внутрь проникали тонкие лучи дневного света, что давало возможность рассмотреть довольно скудную обстановку складского поздемелья. Вдоль стен стояли несколько лавок, в углу из деревянных ящиков было устроено подобие стола, а под лестницей виднелся угол железного сундука. Я был почти счастлив, понимая, что сумел, пусть на время, очистить своё сознание. Именно сейчас я вижу реальность, не разбавленную безумием кошмаров. И это было прекрасно, но я понимал, что спустился в подвал не просто так.

Поднявшись на дрожащих ногах, я подошёл к сундуку и поднял тяжёлую крышку. Внутри ящик был разделён на два сектора, один из которых оказался пустым. Но во втором я нашёл то, ради чего, похоже и пришёл сюда – громоздкий предмет с рукоятью и широким раструбом. Эта неуклюжая конструкция напоминала мегафон, или, скорее, ведро, к которому клейкой лентой примотали жестяную коробочку с рукояткой. Я решил, что надо выйти на свет и поскорей узнать, что же находится в этой коробочке. Я уже ступил на лестницу, когда услышал над головой шаги.

Быстро юркнув под лестницу, я сжал в руках свою находку. Дрожащими пальцами, я ощупывал гладкую, холодную поверхность. Чьи-то подошвы уже шаркали по ступеням, отчего струйки пыли сыпались мне за ворот. Наконец, я нащупал податливый бугорок кнопки. Уверенная поступь говорила о том, что человек здесь не впервой. А потому, не дожидаясь, пока он меня обнаружит или, когда растает моя внезапная решимость, я выскочил из укрытия. Я даже не удивился, рассмотрев в тусклом свете знакомый чёрный силуэт, так похожий на тот, что посетил меня прошлой ночью.

‒ Какого ты здесь…, ‒ только и успел произнести человек, пока я направлял прибор на его лицо, и остервенело давил на кнопку. В коробочке что-то зашуршало, и мужчина, огласив подвал истошным воплем, рухнул на пол, подняв облачко пыли, которая победно заискрилась в лучах света. Не удержавшись, я сорвал с головы поверженного врага капюшон. Под ногами лежал молодой парень, но лицо его было настолько искажено страхом, что невозможно определить – видел ли я его когда-нибудь. Мысленно пожелав ему кошмаров пострашнее, я поспешил выбраться наружу. На свету я попытался разобраться в устройстве прибора. Нужно было понять – может ли он избавить сознание от населивших его ужасов, способен ли загнать их обратно, поглубже в подсознание. Но «мегафон» имел лишь одну кнопку, и я прекрасно знал, что будет, если её нажать.

Преисполненный ярости и разочарования, я шарахнул бесполезной железякой о кирпичную стену склада. Прибор развалился на несколько частей. Я хотел уже идти прочь, но любопытство и в этот раз оказалось сильней. Я наклонился и подобрал коробочку. Оказалось, что с одной стороны она была закрыта упругой мембраной, а с другой представляла собой брикет, спаянный из десятков трубочек, по форме похожих на пчелиные соты. Попытавшись рассмотреть содержимое «сот», я едва успел отбросить коробочку – из маленьких трубочек мне на руку пытались выползти жирные, мохнатые пауки, юркие многоножки и омерзительные скорпионы.

Продолжение следует...