Званый бес(часть 2)

21 April 2018

Званый бес(часть 2)

Продолжение, начало здесь

Парень тяжело переживал потерю родителей, но учёбу не бросил, как не прекратил и свои поиски свидетельств о встречах человека с чертями.
Он изучал летописи, рассказы очевидцев, скупые упоминания в газетах, журнальные статьи, байки и городские легенды. Знакомился с исследованиями учёных, хотя… по его мнению, в большинстве случаев то были учёные с приставкой «псевдо». Параллельно Дмитрий увлёкся антропологией, историей и геологией. У него даже появилась своя теория касательно чертей, хотя он не стал бы ручаться, что такая идея не приходила в голову кому-то ещё. В чём был он точно уверен, так это в том, что чёрт – не галлюцинация, не сказочный персонаж, а существо реальное и опасное. Дмитрий пришёл к выводу, что, возможно, существует некий вид реликтовых гоминид, человекоподобных существ, которые, не выдержав прямой конкуренции с «хомо сапиенс», уже давно укрылись в пещерах и приспособились к жизни в тёмных подземельях. Этакая тупиковая ветвь эволюции, представители которой обжили карстовые пустоты, которых немало и под городами.
Нередко пещеры соприкасаются с рукотворными подземельями – тоннелями и глубокими подвалами, выгребными ямами, сливными колодцами и даже могильниками для больного скота. Вот туда и наведываются жуткие твари, лакомясь людскими отходами и порождая легенды о встречах с нечистой силой. А иногда… воплощая в реальность расхожее проклятие: «чтоб тебя черти унесли». И уносят. Люди продолжают бесследно исчезать на всяких проклятых местах – там, где подземный мир соприкасается с миром людей. Так вот исчез и Кирюха, неразумный младший братишка, который верил, что Митька не даст его в обиду. И, похоже, верил напрасно.
И теперь Дмитрий решил вернуться в тот проклятый подвал, чтоб встретиться лицом к лицу с кошмаром, преследующим его на протяжении всей жизни. Зачем? Он и сам не знал, что его толкало на этот безрассудный шаг – жажда мести, зуд исследователя или муки совести. Он так и не смог до конца разобраться в своих чувствах. И не хотел копаться в своём подсознании – он желал действия. Дмитрий прихватил всё, что требовалось для ритуала вызова. Этот немудрёный набор навсегда врезался в его память. На этот раз он не забыл и хлеб, чтоб задобрить чёрта – взял целую буханку. А ещё положил в карман куртки пистолет, стреляющий резиновыми пулями, чтобы утихомирить зловещую тварь, связать и показать учёным. А что? Против славы первооткрывателя он тоже возражать не станет.
В дом Дмитрий проник без труда – дверной проём не был заколочен, как когда-то. Десятки надписей на стенах говорили о том, что было немало тех, кто мог выломать хлипкую фанерную защиту. Теперь, по-прошествии многих лет, всё уже не казалось таинственным и пугающим, как в детстве – обычное заброшенное жилище, пустое и загаженное. Ступая осторожно, чтоб не пораниться о торчащие гвозди и не удариться головой о провисшие балки, Дмитрий добрался до входа в подвал. Подземелье в свете фонарика выглядело скорее скучным, а не зловещим, но Дмитрий всё же ощутил некоторый холодок между лопаток, когда попал в ту самую комнату.
Он раскинул белый платок на земляном полу и выложил на него, всё, что требовалось для успешного вызова. Чувствуя, как подступившие воспоминания выжимают предательскую влагу из глаз, Дмитрий дрожащими пальцами запалил свечной фитилёк и начал твердить заклинание:
― Чёрт приди, чёрт явись. Чёрт приди, чёрт явись.
Дмитрий долго повторял эту фразу из детства. В какой-то момент ему даже стало неловко, будто кто-то сможет увидеть его за таким глупым занятием. Его настолько донимала эта мысль, что он и в самом деле ощутил спиной чей-то пристальный взгляд, чьё-то присутствие. Густо пахнуло едким зловонием. Огонёк свечи заплясал но кончике фитиля и погас. Дмитрий обернулся и, едва не выронив от волнения, включил фонарик. Луч света выхватил из тьмы жуткую тварь. Чёрт, бес, нечистый, ненаш – существо отдалённо похожее на человека, но бесконечно ему противное. Кошмарное отродье стояло и шипело, оскалив красную пасть.
Дмитрий сунул руку в карман и сжал рукоять пистолета. Он немало тренировался в тире, и готов был выстрелить в любой момент, но что-то остановило его. Этот чёрт выглядел как-то странно, насколько возможно такое определение в отношении порождения тьмы. Он был похож и одновременно не похож на того беса, что напугал Дмитрия в детстве и лишил его брата. Этот чёрт был страшен, космат и чёрен от грязи и коросты, но шерсти на его теле было заметно меньше, а самое главное – уши… Они не были заострёнными кверху и похожими на рожки – нет, уши этого беса оказались круглыми и нелепо оттопыренными, совсем как у…
― Кирюха! ― простонал Дмитрий. Теперь он присмотрелся и все сомнения отпали – это был его братишка. Он стал старше, страшней, но знакомые черты угадывались в обезображенной маске оскаленного чудовища.
― Киря, это я – Митька, ― продолжал увещевать Дмитрий, но чёрт выпучил красные глаза, оглушительно заревел и бросился в ноги человеку. Дмитрий вздрогнул, но бес лишь ухватил хлеб и бросился наутёк. Дмитрий побежал за ним. В скачущем пятне света чёрт свернул в одну из подземных комнат. Преследователь успел увидеть лишь чёрные пятки, исчезнувшие в узкой щели у основания стены. Когда он упал возле норы на колени, лаз изнутри запечатал плотный ком земли. Дмитрий пытался копать руками, но лишь в кровь содрал кожу на пальцах.
Он ещё долго сидел на холодной земле и тихо плакал, как тогда, в детстве, когда умолял вернуть младшего брата. Он дал волю чувствам, но поклялся вернуться, чтобы вытащить Кирюху на свет и заново сделать человеком.

***
Этот уголок парка был тих и безлюден. Дмитрий умел выбирать такие места для прогулок – подальше от масс отдыхающих. Нина уже привыкла. Он и слова не сказала, когда Дмитрий повёл её по этой тропинке, которая порой просто исчезала в некошеной траве. От самой платформы, где Нина встретила его с электрички, Дмитрий не проронил ни слова.
― Ну, как съездил на малую родину?
― Потом расскажу, ― пожал плечами Дмитрий. Потом неожиданно остановился, ухватил Нину за плечи и развернул лицом к себе.
― Я тут много думал о нас… А переезжай ко мне.
Не сказать, что предложение совсем уж застало Нину врасплох. Она ждала его, но не думала, что всё случится так… буднично. Она, конечно, не помышляла о фейерверках в полнеба, о метели из розовых лепестков и фонтане из шампанского, но хотя бы свечи с цветами… Дмитрий разгадал её замешательство по-своему и заметно помрачнел. Нина ущипнула его за подбородок и улыбнулась:
― Конечно, перееду. Я же говорила, что никому тебя не отдам.
Дмитрий заметно приободрился и махнул рукой в сторону широкого пруда.
― А давай искупаемся.
― Здесь? Ни за что. Вон знак висит. Купание запрещено. А в камышах, глянь, покрышка от грузовика плавает.
― А я окунусь. Жарища зверская, в электричке давка. От меня уже псиной несёт. А на знаках чего только не напишут. И покрышка не крокодил – на дно не утянет.
Дмитрий быстро скинул одежду и пошёл к воде. Нина крикнула ему в спину:
― А я слышала, что некоторые богатеи заводят крокодилов, а когда надоест - выбрасывают на улицу. А те выживают. Зимой в канализации плавают, а летом выползают к водоёмам – на солнышке погреться.
Дмитрий отмахнулся.
― Это городские легенды. Хотя, забавный факт – в новгородских летописях упоминается «лютый зверь коркодил», который обитал в местных речках и губил людей, не давая им ловить рыбу и подходить к воде.
Парень вошёл в воду, а Нина, раздосадованная его непослушанием, ковырнула ногой камень, подобрала его и швырнула в пруд, окатив возлюбленного тучей брызг. Тот вздрогнул, шутливо погрозил кулаком и, взмахнув руками, «рыбкой» ушёл под воду. Нина взяла ещё один камень и бросила его в сторону торчащего из воды протектора. Покрышка внезапно вздыбилась и скрылась под водой. Раздался оглушительный всплеск и поверхность пруда вскипела бурунами.
Нина завопила от страха. Над водой показалась голова Дмитрия. Нина принялась прыгать, размахивая руками:
― Митя, вернись! Назад! Выбирайся из воды. Быстро!
Дмитрий не понял, что хочет его девушка.
Он помахал ей в ответ и улыбнулся.
В последний раз.