Она продавала апельсины в театре... и стала первой фавориткой короля Англии!

После того, как Атос восстановил Карла II Стюарта на престоле... Ну нет, разумеется, в жизни всё было не так.

В любом случае, Карл II, вернувшись на трон Англии, сразу же стал отличаться любвеобильностью. Но если короли любили заводить фавориток, то просто люд избранниц монархов презирал. Но было и исключение — Элеонора Гвин.

В тот день владелец театра «Друри-Лейн» повелел Нелл Гвин посетить правую ложу во время антракта. Нелл едва сдержалась, чтобы не нахамить: они договорились, что ублажать посетителей она не станет.

Нелл
Нелл

Уже год эта бойкая девчушка продавала в «Друри-Лейн» апельсины, делая это озорно и с шуточками, остротами, неизменно оказываясь в центре внимания. После прошлой работы — разносчицы вина в борделе — эта казалось отдыхом. Бордель, к слову, держала мать Нелл, которой приходилось с помощью такого вот бизнеса кормить детей. Нелл сразу зарекласть, что подобным образом на жизнь зарабатывать не станет никогда.

Владелец театра сразу понял, что эта девушка будет завораживать одним взглядом своих томных глаз и видом точёной фигуры, грациозных движений и завораживающих повадок. Он лично обучил юную актрису играть нежных леди и очаровательных субреток. Публика находилась от Нелл в полном восторге... А теперь вот, видите ли, её решили отправить в какую-то ложу. Зайдя туда, актриса окаменела, увидев самого короля.

Весь Лондон, не исключая королевы был в курсе похождений Карла II. Половину жизни проведя в изгнании, он начал словно навёрстывать упущенное, вернувшись на родину. Делам государства он предпочитал театры и пирушки, обожал юмор и шутки, слыл остряком, чьи прибаутки разносились по стране.

Карл
Карл

Нелл он заметил ещё во время торговли ею апельсинами, запомнил её шутки, которые были столь неприличны, что даже прожжённые циники от них краснели. Карл, однако, завидев юную девицу, растерялся и не придумал ничего лучше, как протянуть ей апельсин. «Что это?», — рассмеялась Нелл. — «Как всё изменилось! Теперь мне продают апельсины... Почём?». — «Один поцелуй», — отвечал Карл. Он оказался галантен, нежен и учтив. И крепок — не сломался, когда его корону отняли пивовары. За это его и полюбила Нелл — не короля, но мужчину.

В 1670 году у них родился рыжий Карл. «Дитя апельсинов!» — хохотала Нелл. — «Видите голубую вену на руке у ребёнка? Ваша голубая кровь!», — говорила она королю. Нелл продолжала играть на сцене, но постепенно охладела к ней. Сын и король стали для неё важнее. В итоге она забросила игру. Король поселил Нелл рядом с собой, выделив значительные деньги на её содержание. Началась идиллия: прекрасный дом, примыкавший к парку; прелестный ребёнок, бегающий по двору, и король, разгуливающий вечерами по парку в окружении павлинов, часто беседующий с любимой через забор.

Но во дворец Нелл путь был заказан. Там её ненавидели, звали девкой, тварью и содержанкой. Но её это не смущало. Своего же сына она называла бастардом, а когда король возмутился, Нелл не растерялась: «Так он же незаконорождённый, как его ещё называть?». Король смутился и дал сыну титул герцога Альбанского.

После смерти их второго сына, король нашёл утешение у другой женщины. Нелл старалась отнестись к этому флегматично, но новую пассию короля Луизу Керуайль она возненавидела. В особенности за то, что та, простолюдинка, лгала, что потомственная аристократка. Однажды Луиза объявила о трауре — умер её якобы родственник, принц Руанский. На следующий день Нелл тоже пришла в трауре и заявила: «Умер хан Татарский — мой двоюродный дедушка!» Двор высмеял Луизу и стал её презирать, а все неудачи Карла объяснять влиянием иноземной простолюдинки. Удачи же короны приписывали Нелл. Однажды карету Нелл забросали камнями, думая, что там едет француженка, но Нелл нашла выход, высунула голову и прокричала на простолюдинском говоре: «Будь вежлив, простой люд, я не иноземная, а своя, отечественная потаскуха!». Толпа пришла в восторг и чествовала её как королеву.

Король Яков II
Король Яков II

Вскоре Карла хватил удар. Нелл не пустили проститься с любимым. Карл, умирая, шептал последние слова своему брату Якову «Не дай бедной Нелл умереть с голоду!». Яков II, став королём, назначил Нелл содержание, но она не захотела жить после смерти любимого и скончалась спустя два года. Яков похоронил её за свой счёт. Плачущие толпы людей пришли проститься со «своей Нелл». Когда король пришёл в её дом, говорят, к его ногам скатился большой апельсин.