Не докажешь. Борьба с пытками в Киргизии уходит в свисток

20 December 2018
ЗАКЛЮЧЕННЫЙ В ИЗОЛЯТОРЕ В КЫРГЫЗСТАНЕ. ФОТО С САЙТА AZATTYK.ORG
ЗАКЛЮЧЕННЫЙ В ИЗОЛЯТОРЕ В КЫРГЫЗСТАНЕ. ФОТО С САЙТА AZATTYK.ORG

Сегодня о проблеме пыток в Кыргызстане говорят и СМИ, и правозащитники, и государственные организации. 18 декабря в Бишкеке прошел очередной круглый стол, на котором обсудили меры, предпринимаемые государством и гражданским обществом для повышения эффективности борьбы с пытками и жестоким обращением. Мероприятие организовала Коалиция против пыток в Кыргызстане при поддержке программного офиса ОБСЕ в Бишкеке.

По некоторым направлениям борьбы с пытками Кыргызстан делает даже больше, чем соседние страны: например, внедрение принципов Стамбульского протокола — международного руководства по документированию следов пыток. Уголовное законодательство практически приведено в соответствие с международными нормами, проблема пыток признана на самом высоком уровне, звучат громкие заявления о решимости искоренить это зло, но…

Как отмечают правозащитники, судить об эффективности борьбы с пытками можно по двум основным параметрам: по количеству заведенных уголовных дел по статье УК «Пытка» и количеству обвинительных судебных приговоров. Вот этим Кыргызстан похвалиться не может. За 15 лет по этой статье было вынесено всего три приговора, вступивших в силу.

В последние годы наблюдается тенденция к снижению количества жалоб на пытки. Если в 2016 году с заявлениями в прокуратуру обратились 435 человек, в 2017 году их стало 418, а в уходящем году — и вовсе 287. Снижается количество заявлений, поданных правозащитникам. Если в 2016 году Коалиция против пыток работала с 59 жалобами, то в 2017-м поступило 43 жалобы, а в 2018-м — 38.

С одной стороны, по мнению правозащитников, это результат большой совместной работы государственных органов и Коалиции против пыток. С другой, что звучит более убедительно, люди перестают писать жалобы из-за страха — жалующемуся не гарантирована безопасность и защита от репрессий. Люди не верят, что их заявление о пытках будет рассмотрено по закону и виновные понесут наказание.

Статья 305-1 «Пытка» в УК страны появилась в 2003 году. В 2012 году пытки переведены в разряд тяжких преступлений, за которые предусматривается до 15 лет лишения свободы (ранее — максимум 3 года тюрьмы с перспективой попасть под амнистию). Однако это никак не повлияло на ситуацию. Как показывает статистика, в 9 случаях из 10 авторы жалоб на пытки получают от органов прокуратуры отказ в возбуждении уголовного дела.

Статистика 2017 и 2018 годов

В последние годы растет и количество приговоров судов по делам о пытках, но говорить об их справедливости не приходится. На конец 2017 года в производстве членов Коалиции против пыток находилось 85 дел по пыткам, а в уходящем году Коалиция работала уже с 118 заявлениями, часть которых была подана в прошлые годы.

Статистика 2017 года: Из 85 дел по 14 органы прокуратуры возбудили уголовные дела; 17 находились на стадии рассмотрения судами. Было вынесено 11 приговоров, часто — по статье «Превышение должностных обязанностей». Вступили в силу 6 приговоров, 2 из которых — оправдательные. Обжалованы 5 приговоров, где по двум делам подсудимые признаны виновными, по трем — оправданы.

По одному делу 5 сотрудников милиции признаны виновными по ст. 305 «Превышение должностных полномочий». Но их освободили от наказания в связи с истечением срока давности.

В другом деле 4 сотрудника милиции были оправданы по статье «Пытка», признаны виновными по ст. 305 и оштрафованы на 2 миллиона сомов (около $29 000). Другому милиционеру, опять же по ст. 305, суд назначил штраф в размере 2 500 000 (два с половиной миллиона) сомов — в пользу государства. Один из милиционеров, оправданных ранее судом, в высших инстанциях признан виновным, но не получил наказания в связи с истечением срока давности.

Дела по пыткам специально затягивают — именно для того, чтобы истек срок давности. Из всех историй всего по одному делу 4 милиционера получили наказание в виде 7 лет лишения свободы каждый. За пытки.

Статистика 2018 года: В уходящем году Коалиция против пыток работала с 118 заявлениями, часть которых была подана в прошлые годы. В 34 случаях органы прокуратуры вынесли отказные постановления. По 9 делам возбуждены уголовные дела, из них по статье «Пытка» — в четырех случаях, в пяти — за превышение должностных полномочий. В суд переданы пять (!) дел.

Изолятор временного содержания в Киргизии. Фото с сайта Kloop.kg
Изолятор временного содержания в Киргизии. Фото с сайта Kloop.kg

По четырем делам из этих пяти приговоры судов вступили в законную силу, во всех случаях по так называемым «околопыточным» статьям, например «превышение полномочий». Суд приговорил одного сотрудника милиции к штрафу в размере 2 млн 500 тысяч сомов, но он не понес наказания — опять за истечением срока давности, т. е. штраф может не платить. Троим сотрудникам милиции назначены штрафы в сумме 2 млн 200 тыс. сом с каждого — и снова в пользу государства. Их также лишили права занимать должности в правоохранительных органах сроком на два года.

И только в последнем случае взыскано в пользу жертвы пыток 100 тысяч сомов (около $1450) как компенсация за причинение морального вреда.

По одному делу суды оправдали двух подсудимых сотрудников Госкомитета национальной безопасности.

Кто пытает, где и как

Из-за закрытости мест ограничения и лишения свободы очень важную роль играют мониторинги, которые в последнее время проводятся совместно с госорганами и гражданским обществом. Национальный центр по предупреждению пыток имеет на это специальный мандат.

Мониторинги охватывают практически все места лишения и ограничения свободы: камеры временного задержания, ИВС, СИЗО, колонии-поселения, исправительные и воспитательные колонии, тюрьмы, детские дома, дома престарелых, воинские части с их гауптвахтами, психиатрические стационары и специальные учреждения для детей и подростков, нуждающихся в особых условиях воспитания.

Более 60% мониторингов Коалиция против пыток проводит в милицейских ИВС. Из 1140 заявлений о применении пыток и жестокого обращения, полученных в 2016-2018 годах, 94,4% случаев приходится на МВД. На втором месте стоит Госкомитет национальной безопасности (ГКНБ) — 4,3%, в учреждениях Госслужбы исполнения наказаний (ГСИН) зарегистрировано 1,1% случаев пыток. 3 факта выявлено в структурах Госслужбы по контролю наркотиков (0,2%). Данные Генпрокуратуры за этот период немного отличается: МВД — 95%, ГКНБ — 4% и ГСИН — 1%.

Как показывает многолетний мониторинг, в 75,9% случаев пыткам подвергаются граждане Кыргызстана (остальные потерпевшие — иностранцы). 97% заявивших о пытках — мужчины, 1% заявлений поступил от несовершеннолетних.

Согласно результатам исследований Коалиции, 8,1% из числа опрошенных заявили о применении пыток. В 91,4% случаев оперуполномоченные милиции были отмечены респондентами как лица, применявшие пытки с целью получения признания в совершении преступления.

Методы пыток остаются почти неизменными, однако приобретают более изощренный характер, чтобы не оставлять следов. Так, избиение руками и ногами составляет 79,30%, удары дубинкой, баклажкой и другими предметами — 35%, надевание пакета и/или противогаза — 32,5%, приковывание наручниками — 30%, использование электрошокера — 10%, в 20% случаях применяется психологическое давление.

Как заметили представители Коалиции против пыток, «ситуация относительно целей применения пыток и субъекта преступления не изменилась за прошедшие семь лет после визита спецдокладчика по вопросам пыток ООН».

Заключенные бишкекского СИЗО демонстрируют отсутствие следов пыток. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"
Заключенные бишкекского СИЗО демонстрируют отсутствие следов пыток. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

Условия содержания приравнены к пыткам

В Коалиции против пыток отмечают, что «руководством МВД Киргизской Республики, руководителями территориальных подразделений ОВД принимаются меры по улучшению условий содержания лиц в ИВС ОВД, однако нарушения международных и национальных стандартов применительно к условиям содержания в ИВС по-прежнему имеют место».

Условия содержания в закрытых учреждениях, особенно в ИВС, нередко приравниваются к пыткам. Так, из 46 ИВС страны треть находится в подвальном помещении, 22 — в полуподвальном, там темно, сыро и душно. Часто ИВС не обеспечены постельными принадлежностями и бельем, остается проблемой осуществление естественных потребностей. Есть вопросы с питанием.

Благодаря работе правозащитников в двух ИВС юга страны сумма питания выросла с 70 до 100 сомов в день ($1-1,4), в другом доведено до 165 сомов ($2,3) в день. Как сказал на круглом столе представитель правительства страны, государство намеревается разработать национальные стандарты условий содержания в закрытых учреждениях.

Каждому по пособию

В Кыргызстане за последние годы изданы несколько пособий и руководств по внедрению Стамбульского протокола для медиков, следователей и прокурорских работников. Есть рактическое руководство для адвокатов, работающих по делам о пытках. Об особенностях рассмотрения уголовных дел по пыткам издано специальное пособие для судей.

Минздрав утвердил (9 января 2014 года) «Практическое руководство по эффективному документированию насилия, пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания». Издано также учебное пособие для преподавателей медицинских вузов «Принципы и правила медицинского обследования жертв и документирования доказательств пыток, насилия и жестокого обращения».

Кроме этого, регулярно проводятся обучающие семинары и тренинги для сотрудников прокуратуры, следователей и оперативных работников Госкомитета национальной безопасности, которые теперь занимаются всеми должностными преступлениями, включая дела о пытках. Проводятся рабочие совещания и тренинги для врачей и руководителей медучреждений. Но их масштабы очень скромные, например, из 15 тысяч медработников страны специальные тренинги прошли всего 480 человек.

Как призвать государство к ответственности

Пока государство делает разнонаправленные, но малоэффективные шаги в борьбе с пытками, правозащитники активно используют и международные механизмы защиты прав человека. Так, по 11 делам Коалиции против пыток, по которым ранее выносились отказные постановления, в настоящее время готовятся индивидуальные жалобы в Комитет ООН по правам человека (КПЧ). По 25 кейсам, ранее отправленным в КПЧ ООН, идет активная переписка.

Как отмечают в Коалиции против пыток, в 2018 году направлено еще 4 жалобы. По четырем жалобам ожидается решение Комитета. В уходящем году Комитет вынес одно соображение, в котором признал нарушение Кыргызстаном статьи 7 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП). На стадии подготовки и отправки находятся 5 жалоб.

На сегодняшний день Комитет ООН по правам человека вынес 18 решений по жалобам граждан Кыргызстана. Из них частично исполнены всего два. По одному из них семье погибшего после избиения в милиции выплачено всего 200 тысяч сомов (около $2900). Остальные решения, в том числе по делу Азимжана Аскарова, власти просто игнорируют.

СИЗО в Бишкеке. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"
СИЗО в Бишкеке. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

При этом, по подсчетам правозащитников, урон, нанесенный жертвам пыток и их семьям, оказывается катастрофическим. Так, жертва пыток теряет около 8 месяцев на восстановление физического и психического здоровья, тратит 2-3 года, чтобы добиться возбуждения уголовного дела и на судебную тяжбу. Все это обходится жертве более чем в 320 тысяч сомов (около $4700). Расходы жертв со средней степенью тяжести последствий достигают миллиона и более сомов (около $14 500), критической тяжести — в 4 раза больше.

Правозащитники подсчитали и гипотетические расходы государства на каждый случай пыток. Так, общая стоимость затрат государства по каждому случаю пыток в зависимости от степени тяжести составляет от 2,8 до 4 и более миллионов сомов. Государство также теряет от 16 до 24 трудовых человеко-лет на каждый случай пыток. При этом расходы государства на предупреждение пыток составляют около 12 миллионов сомов в год (около $174 тыс.).

Что обещают новые игроки?

Генерал спецслужб Токон Мамытов, чей приход на должность омбудсмена страны вызвал неоднозначную реакцию в правозащитной среде, обратил внимание на недавнее исследование Коалиции против пыток, где указано, что около 20 % опрошенных отмалчивались, не хотели говорить, подвергались ли они пыткам. Он считает, что тех, кто уклонился от ответа, можно причислять к тем, кто подвергался пыткам. «Так что цифры по количеству пыток могут быть другими».

Омбудсмен считает, что, используя уникальный шанс, когда есть политическая воля у руководства страны, включая парламент, можно «в ближайшие год-два решить этот вопрос».

«Сейчас у нас совпадают желания, ресурсы и время. Поэтому, если не полностью ликвидировать проблему, то можем значительно снизить показатели и продемонстрировать миру, что Кыргызская Республика способна решать такие сложные задачи», — сказал Мамытов.

Активисты привыкают, что с недавних пор в таких обсуждениях открыто принимают участие и представители Госкомитета национальной безопасности, которое теперь расследует дела по пыткам. Максат Эсенбаев, заместитель начальника Главного следственного управления, отметил, что ГСУ, кроме национального законодательства, ведет свою работу с учетом соблюдения Кыргызстаном требований международных пактов и конвенций.

Он отметил, что в 2018 году ГКНБ возбудило 60 уголовных дел, 20 из которых — по пыткам. 11 дел переданы в суд. При расследовании дел ГСУ требует проведения всех экспертиз в рамках Стамбульского протокола. Однако из-за нехватки финансовых ресурсов и кадров нередко экспертизы затягиваются до 6 месяцев, — посетовал Эсенбаев.

Министерство внутренних дел, в адрес которого звучит больше критики, на прошедшем круглом столе представлял инспектор Службы общественной безопасности Главного управления МВД Шамран Сарыбаев. Он назвал борьбу с пытками одним из приоритетных направлений в работе министерства. По его словам, уже работают новые критерии оценки работы сотрудников милиции, где принимаются во внимание выявленные факты применения пыток.

Представитель аппарата правительства Данияр Эркинбаев рассказал о решении, согласно которому в 2019 году все ИВС страны будут оснащены видеокамерами, с помощью которых органы прокуратуры смогут в режиме реального времени наблюдать, что происходит в изоляторах временного содержания. По его словам, в шести ИВС милиции уже работает такое оборудование.

Абдумомун Мамараимов
Международное информационное агентство «Фергана»