Обвиняемый в изготовлении бомбы для теракта в метро Петербурга оправдался незнанием химии

 Обвиняемые в теракте в петербугском метро. Фото с сайта Zona.media
Обвиняемые в теракте в петербугском метро. Фото с сайта Zona.media

Подсудимые по делу о теракте в петербургском метро Бахрам Эргашев и Сайфилла Хакимов не признали вину на слушании, начавшемся 10 июля в Ленинградском окружном военном суде, сообщает петербургское издание «Мойка89». Эгашев, ответственный, по версии следствия, за изготовление взрывчатки, доказывал, что не располагал для этого ни временем, ни специальными познаниями в химии.

Многодетный отец Бахром Эргашев, приехавший в Петербург на заработки, общался с адвокатами, гособвинителем и судьей с помощью переводчика с киргизского языка. Он рассказал, что жил в квартире на Товарищеском проспекте, ежемесячно платя по четыре тысячи рублей, по городу перемещался только в сопровождении одноклассника Сайфиллы Хакимова, с которым работал строителем в банке «Плаза» (банка с таким названием в Петербурге нет. — Прим. «Ферганы»). Эргашев утверждает, что не только не обсуждал с соседями по квартире терроризм, но даже здоровался через раз.

По словам подсудимых, они не видели в кладовке съемной квартиры бомбу, откуда она была изъята при обыске (по их версии, там хранились лишь инструменты и одежда), не слышали о смертнике Акбаржоне Джалилове, который привел бомбу в действие.

По словам Эргашева, он был загружен на работе настолько, что домой приходил только спать, и потому не общался с другими жильцами квартиры. Как пишет «Коммерсант», следы взрывчатки, найденные на одежде Эргашева, подсудимый посчитал оставленными следствием намеренно. «После задержания нас привезли в Следственный комитет. Раздели, вещи ребят упаковали в пакеты, а мои — нет. Спросил у следователя: "Почему мои вещи не упаковываешь?" А он мне: "Много вопросов задаешь, не твое дело"», — рассказал он в суде.

Эргашев также отмечал, что его образования недостаточно для того, чтобы обращаться со взрывчаткой. «Я не знаю, что такое гексаген. Для этого физикой нужно заниматься и химией», — заявил обвиняемый. Он утверждает, что его «никто не вербовал», что он никогда не совершал намаз и стал религиозным только после ареста.

Допрошенный следом кыргызстанец Сайфилла Хакимов приехал в Петербург в 2014 году, но не нашел работу и вернулся в Киргизию, позднее снова приехал по приглашению своего знакомого, который обещал помочь с трудоустройством. В кладовку, где нашли бомбу, по его словам, не заглядывал, так как думал, что там хранятся инструменты, а он носил свои инструменты с собой. Он тоже утверждал, что его никто не вербовал и не склонял к совершению терактов.

Эргашев и Хакимов обвиняются в том, что в террористической группе они отвечали за изготовление, перевозку и хранение взрывных устройств при подготовке к теракту, совершенному 3 апреля 2017 года и унесшему жизни 15 человек.

В квартире было восемь жильцов. Из 11 фигурантов дела, которые так или иначе контактировали со смертником Джалиловым и которых теперь обвиняют в участии в террористическом сообществе, содействии террористической деятельности и незаконном изготовлении и обороте взрывных устройств, своей вины не признал никто. Другие фигуранты тоже утверждали, что улики им подбрасывали оперативники, и жаловались на применяемые к ним пыток в «секретной тюрьме» ФСБ.

https://fergana.agency/news/108895/