Сколько миллионов долларов нужно влить в систему водоснабжения Душанбе?

31.07.2018

 Фото «Ферганы»
Фото «Ферганы»

В начале июля появилась информация о том, что Азиатский банк развития (АБР) выделит грант в размере $41 млн. на улучшение водоснабжения города Душанбе. Как утверждается, эти средства должны пойти на восстановление объектов водоснабжения и канализации, а также «укрепление институционального потенциала государственного унитарного предприятия (ГУП) «Душанбеводоканал».

Неизвестно, какие именно мероприятия в рамках проекта АБР будут проходить впервые, зато совершенно точно известно, что это далеко не первый проект, созданный для улучшения системы водоснабжения в столице, и далеко не первые миллионы, выделенные на эти цели.

И действительно, система водоснабжения Душанбе нуждается в серьезной реконструкции. Созданная еще в советские времена, она пришла в упадок в годы гражданской войны в Таджикистане (1992-1997). Уже около двух десятилетий качество питьевой воды в столице оставляет желать лучшего – не говоря уже о ее доставке жителям. Еще в начале 2000-х специалисты констатировали, что изношенность душанбинской системы водоснабжения достигает 80%. В те годы водопроводная вода не раз становилась причиной инфекционных эпидемий, так как в дома она поступала практически в том же виде, какой была в реке: неочищенной, с примесью песка, мусора и даже разной живности.

Именно такую, никуда не годную воду много лет потребляли жители столицы, подключенные к наземным источникам – а это больше половины населения миллионного Душанбе. Ситуация особенно обострялась после обильных дождей и селей.

Была ли коррупция?

Первые проекты, направленные на реконструкцию системы водоснабжения Душанбе, были запущены в начале двухтысячных. По сути, речь идет о едином проекте, который осуществляется по сей день. В разные годы средства на его финансирование выделяли Всемирный банк (ВБ), Исламский банк развития (ИБР), правительства Японии и Таджикистана.

Изначально проект должен был состоять из двух фаз. Первая охватывала период с 2002 по 2011 годы и осуществлялась в два этапа. На реализацию первого этапа (2002-2006 годы) было выделено более $30 млн. Из них $17 млн. были грантом ВБ, $9 млн. выдавались как кредит Исламского банка развития, а $3,7 млн. выделило правительство Таджикистана. Сообщалось тогда и о финансировании проекта правительством Японии, однако цифры японского транша в открытом доступе найти не удалось.

В 2004 году представитель оператора проекта – немецкого консорциума MVV и Hydroplan, – госпожа Петра Зайдлер в интервью таджикской газете «Asia-Plus» сообщила любопытные цифры. Оказывается, 10% бюджета шло на содержание самого оператора проекта, 6% средств расходовались на аудиторов, консультантов и Центр координации проекта, $3,5 млн были зарезервированы на непредвиденные расходы. Оставшиеся средства – около $13 млн. – планировалось направить на установление счетчиков в махаллях и многоэтажных домах, на замену 37 километров водопроводных труб, приобретение 96 новых насосов подкачки воды, закупку крупных насосов для насосной и самотечной станции и т.д.

Г-жа Зайдлер также заявила, что по состоянию на 1 января 2004 года Центром координации проекта было заключено 18 контрактов на общую сумму $1,45 млн. Средства кредита были использованы на восстановление насосных станций города, а также на очистку бассейна суточного регулирования (БСР), трех ковшей очистной станции, напорного водозабора и др. Планировалось, что в ближайшие месяцы «Душанбеводоканал» потратит еще $6 млн на устранение утечек, замену насосов на Юго-западной и Каферниганской станциях водозабора, а также на установку счетчиков.

Петра Зайдлер обещала, что до конца проекта в 2006 году будет завершена реконструкция БСР и население начнет бесперебойно получать чистую воду. БСР — это основное водохранилище столицы, своего рода фильтрационный резервуар, из которого вода поступает на доочистку. Сюда попадает вода реки Варзоб, и отсюда она в дальнейшем поступает к потребителю. Этот бассейн обеспечивает водой около половины населения столицы.

Однако к обозначенным срокам ни проблема бесперебойной подачи воды, ни вопрос ее очистки так и не были решены. Кто-то заявлял, что малая эффективность проекта связана с тем, что много денег уходит не на работы, а на содержание иностранных экспертов и консультантов. Также поговаривали, что слишком много средств отложено на «непредвиденные расходы», в то время как на реальные работы денег не хватило. Наконец, пошли даже разговоры о некоей коррупционности всего проекта. Разговоры эти вызвали скандал. Петра Зайдлер потребовала у обидчиков извинений или доказательств существования коррупционных схем.

Умеренно не удовлетворили

В 2006 году был разработан второй этап первой фазы проекта – он стартовал в 2007 году. Тогда между мэром столицы Махмадсаидом Убайдуллоевым и представителем ВБ Джевдетом Денизэром было заключено соглашение о выделении банком $5 млн для привлечения грантов от стран-доноров. По словам Денизэра, ВБ решил, что после переговоров с правительством Японии будет выделено $10 млн долгосрочного кредита и $20 млн в виде гранта.

Кроме того, было решено, что реализация проекта должна осуществляться уже без участия института оператора, но с использованием международного советника и местных специалистов. Возможно, столичные власти тогда сочли, что иностранные эксперты обходятся слишком дорого, и решили взять все в свои руки.

Песок и мелкие примеси в воде из крана во дворе в Душанбе. Фото «Ферганы», июль 2018 года
Песок и мелкие примеси в воде из крана во дворе в Душанбе. Фото «Ферганы», июль 2018 года

После завершения второго этапа проекта в 2011 году ГУП «Душанбеводоканал» на запрос газеты «Asia-Plus» сообщил, что в рамках этого этапа были приобретены и заменены все насосные агрегаты очистных станций, полностью обновлен транспортный парк предприятия, произведен капитальный ремонт 62 насосных станций. Кроме того, была построена новая насосная станция. Также, согласно заявлению ГУП «Душанбеводоканал», был восстановлен БСР, после чего в город стала поступать «осветленная очищенная вода», и, кроме того, «были проведены многие другие сопутствующие работы по финансовому оздоровлению ГУП».

Понятно, что такой туманный ответ издание не удовлетворил. Но, что гораздо хуже, работой над проектом остался недоволен и Всемирный банк. Работу по всем направлениям проекта он назвал «умеренно неудовлетворительной».

В частности, в мониторинге ВБ было недвусмысленно указано, что в ходе закупок и строительства 2006-2011 годов, а также в управлении проектом «Душанбеводоканал», не имеющий ни потенциала, ни опыта, полагался только на себя. Не были привлечены независимые международные консультанты, из-за чего сам проект оказался непрозрачным, решения о закупках были неоптимальными, а менеджмент — непрофессиональным. Кроме того, по мнению ВБ, были необоснованно завышены расходы на электроэнергию. Однако даже при завышенных расходах бесперебойной подачи чистой воды в столице так и не добились.

Концы в воду

Тем не менее, стороны начали реализацию второго (или второй фазы) проекта, рассчитанного на 2011-2016 годы. Финансовый портфель проекта составил около $20 млн.

При его запуске ВБ на своем сайте сообщил, что цель этого проекта состоит в предоставлении технической помощи для улучшения управления, операционных и технических знаний «Душанбеводоканала» – что, в свою очередь, поставит данное коммунальное предприятие на путь, ведущий к более высокому уровню соблюдения норм, обслуживания клиентов и финансовой устойчивости. Главное же в проекте – улучшение снабжения питьевой водой жителей города Душанбе.

Цели, как водится, заявлены самые благие, однако до сих пор неясно, каких результатов удалось достичь. Пока широкой общественности известно лишь о реконструкции станции «Самотечная», которую сдали в эксплуатацию в прошлом году. На церемонии открытия присутствовал мэр Душанбе Рустам Эмомали. По официальным данным, на реконструкцию было потрачено $6,9 млн.

Но одна станция погоды не делает. Вода в кранах все еще далека от того, чтобы называться чистой, а горожане не рискуют искушать судьбу и продолжают покупать и самостоятельно устанавливать в своих домах системы фильтрации воды.

Естественно, такой болезненный вопрос постоянно обсуждается и в соцсетях, и в комментариях под статьями в СМИ. Вот, например, что написал пользователь под ником «Неравнодушный» (текст комментария публикуется с сохранением орфографии и стилистики оригинала. – Прим. «Ферганы»).

«Впервые иностранцы вмешались в этот вопрос в 1999 году. Прошло 18 лет, за этот период только на улучшение водоснабжения города Душанбе поступили масштабные инвестиции, международная техническая, материальная и дополнительная финансовая помощь. Безусловно, водоснабжение города по сравнению с прошлыми годами значительно улучшено, очень дорогой ценой, но не до конца. Все ли деньги ушли на проекты, по назначению? Об этом знают только 5-6 человек, бывшие и нынешние руководители проектов. Разумеется, знают и доноры! Судя по статье, они не доступны, не досягаемые, и не подотчетные водопотребителям… Вода загрязнена по двум причинам: а) из-за длительного, десятилетиями не проведенного мероприятия по промывке и дезинфекции водопроводных труб или б) из-за подсоса в трубопроводы грунтовых или иных загрязненных вод, что является чрезвычайно опасным. Настоятельно рекомендую жителям этих районов не употреблять сырую воду, а то заболеть могут. Санитарным органам рекомендую выявлять на этих участках наличие выгребных ям, дворовых туалетов и принять меры по их нейтрализации».

Уже много лет душанбинцы в своих домах и квартирах устанавливают фильтры для доочистки водопроводной воды, которая по-прежнему поступает с примесями. Фото «Ферганы»
Уже много лет душанбинцы в своих домах и квартирах устанавливают фильтры для доочистки водопроводной воды, которая по-прежнему поступает с примесями. Фото «Ферганы»

Нет прозрачности

Судя по всему, несмотря на многомиллионные вложения, система водоснабжения все еще сильно зависит от внешних факторов. Это значит, что в случае чрезвычайной ситуации Душанбе опять может остаться без воды, как это было, например, в 2016 году. Тогда сошел сель, и три из четырех районов города больше суток оставались без воды. Вода была загрязнена, а БСР и водоочистные станции с фильтрацией не справлялись.

Согласно исследованиям ВБ, чтобы восстановить должный уровень водоснабжения в Душанбе, требуется $120 млн. И это при том, что за предыдущие 14 лет в систему водоснабжения уже было вложено более $70 млн.

Надо отметить, что иностранные доноры выделяют миллионы долларов не только на систему водоснабжения Душанбе – деньги направляются также в другие города и районы Таджикистана. Однако эффективность этих вложений примерно такая же, как у душанбинского проекта. Причины те же – избыточные расходы на иностранных экспертов и непрозрачное ведение дел местными руководителями.

По словам одного из сотрудников аналогичного проекта, на одного приглашенного иностранного эксперта выделяется $300 в день – и это не считая расходов на гостиницу, транспорт, переезды. При этом работу иностранных экспертов ничуть не хуже, а то и лучше могли бы делать местные специалисты (не чиновники). Что же касается местных уполномоченных от государства, участвующих в проекте, тут тоже ничего нового: каким бы важным ни было предприятие, каждый по мере сил заботится и о собственной выгоде.

«Аудиторы, консультанты, закупщики и прочие участники проекта — все являются «своими», – говорит источник «Ферганы». – Именно поэтому так сложно понять, как именно распределяются средства. Временами к проекту привлекаются специалисты, работа которых не является необходимой… Бывает, обнаруживаются непредвиденные расходы, которые тоже надо покрывать».

Небезопасная вода

«Каждое четвертое домохозяйство в Таджикистане не имеет доступа к достаточным объемам воды», – говорится в докладе ВБ, выпущенном осенью 2017 года.

В докладе представлена диагностика состояния сектора водоснабжения и санитарии в Таджикистане. Исследование основано на опросах в 3000 домохозяйствах и 300 школах, а также «на интервью с членами сообществ, поставщиками услуг и операторами автономных схем по всей стране».

Согласно докладу ВБ, доступ к безопасной воде в Таджикистане имеют 57% городских и 31% сельских домохозяйств. При этом качество воды оставляет желать лучшего.

«Питьевая вода в Таджикистане характеризуется высоким уровнем содержания колиформных бактерий и имеет низкий уровень вкусовых качеств, однако низкие показатели присутствия патогенной кишечной палочки (микроорганизмов E. Coli) свидетельствует о том, что фекальное загрязнение не является серьезной проблемой. Поскольку открытые и незащищенные источники воды более широко используются в сельских районах, кишечная палочка чаще обнаруживается в источниках воды, используемых сельскими домохозяйствами (58%), чем городскими (49%). [...] Кроме того, концентрация хлора в питьевой воде является опасно низкой и не соответствует руководящим принципам национального или глобального здравоохранения. Хлор остается недоступным на местных рынках. Таким образом, население чрезмерно зависит от кипячения как основного метода очистки воды, что влечет за собой потенциально серьезные последствия для здоровья людей», – говорится в докладе.

Вода в детском бассейне. Фото «Ферганы», июль 2018 года
Вода в детском бассейне. Фото «Ферганы», июль 2018 года

В нем также отмечается, что Таджикистан страдает от высокого уровня недоедания, замедленного роста и развития среди детей. Это, по мнению экспертов, обусловлено лишениями, связанными с недостаточным питьевым водоснабжением, плохой санитарией, а также недостаточным питанием и уходом.

Эксперты ВБ отмечают, что, хотя с 2000 года Таджикистан и добился значительного прогресса в обеспечении доступа к улучшенным источникам питьевой воды, однако страна так и не достигла нужных показателей, сформулированных в рамках так называемых Целей развития тысячелетия, относящихся к питьевой воде.

Нурулло Курбонов

Международное информационное агентство «Фергана»