Трехгрошовая мода. Если у вас закончились деньги - одевайтесь в Киргизии

РАБОТНИЦА ШВЕЙНОГО ЦЕХА В КИРГИЗИИ. ФОТО ЕКАТЕРИНЫ ИВАЩЕНКО, "ФЕРГАНА"
РАБОТНИЦА ШВЕЙНОГО ЦЕХА В КИРГИЗИИ. ФОТО ЕКАТЕРИНЫ ИВАЩЕНКО, "ФЕРГАНА"

Интерес к швейной отрасли в Бишкеке далеко не праздный, проблемами швейников озабочены все, вплоть до премьер-министра. В ноябре в столице Киргизии прошла Неделя швейной промышленности, 31 октября в селе Ленинское Аламудунского района Чуйской области была торжественно заложена капсула индустриально-логистического парка Silk Way. Предполагается, что парк раскинется на площади в 70 га, обойдется в 200 млн долларов, и в нем будет построено 112 фабрик по производству швейной, текстильной и обувной продукции. Фабрики эти станут источником рабочих мест для 35 тысяч человек.

Закладка капсулы – первое мероприятие по возрождению промышленности, состояние которой обсуждалось на Форуме высокого уровня «Создание благоприятных условий для повышения национальной значимости и имиджа текстильно-швейной промышленности». Главным гостем тут были не швеи, которые работают за копейки в холодных цехах, а премьер-министр Мухаммедкалый Абылгазиев, работающий в теплом правительстве. Именно вокруг него бегали организаторы мероприятия и восторженно хлопали каждому его обещанию. А наобещал чиновник немало.

Сестренки премьера

Премьер ностальгически вспоминал, что при СССР швейная отрасль в Кыргызстане относилась к числу первостепенных, а в стране работало множество заводов, которые эту самую отрасль обслуживали.

Швейный цех в Киргизии. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"
Швейный цех в Киргизии. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

И действительно, в советские времена киргизские швейные и текстильные заводы процветали. Однако после распада СССР предприятия были или развалены, или приватизированы. Рынки страны заполонил дешевый китайский ширпотреб. Лишь в 2000-х, когда в Киргизии заработали частные швейные цеха, ситуация улучшилась и даже появился бренд Made in Kyrgyzstan.

– Наше правительство хочет возродить отрасль, – заявил премьер.

В первую очередь он пообещал восстановить шелковый комбинат в Оше и ряд других заводов. Задача – производить свои ткани, а не закупать их в Китае. Кроме того, Абылгазиев анонсировал увеличение посевов хлопка и возрождение поголовья овец, которое, по его словам, «раньше составляло 11 миллионов голов, а сейчас – всего сто тысяч». Дополнительно премьер пообещал построить социальное жилье для работников отрасли – в основном это женщины.

Обещания чиновника звучали эпически, но поверить ему было нелегко: 27 лет заводы разрушали, оборудование распродавали, предприятия приватизировали, а теперь, получается, возродят все как по мановению волшебной палочки?

Однако никакие сомнения не терзали премьера. В рукаве у него был козырной туз, которым он готов был побить любых скептиков.

– Я знаю все про швейную отрасль, потому что там работают мои сестренки и друзья, – заявил он.

Если верить Абылгазиеву, в стране в ближайшее же время начнет повышаться качество продукции. Но это далеко не все. Власти собираются проводить политику экспорта и поддерживать швейников финансово, выдавая им кредиты с низкой процентной ставкой. Также будет создан сайт, на котором швейники смогут демонстрировать свою продукцию. А промышленный парк станет достойной альтернативной холодным цехам, где сегодня идет вся работа.

Премьер заклеймил высокие налоги, которые загоняют отрасль и 300 тысяч работающих в тень, и торжественно объявил, что окажет помощь промышленности. Абылгазиев также пожаловался на недостаток кадров. В нынешней ситуации, по его мнению, кадрам выгоднее чистить российские улицы. Впрочем, дальнейшие его слова прозвучали вполне самокритично:

– Если отрасль чувствует недостаток кадров, значит, мы плохо обучаем людей.

Под конец выступления премьеру задали ядовитый вопрос из зала: костюмы каких производителей носит он сам? Вопрос чиновника не смутил, ответ был донельзя патриотическим.

– Только отечественные, – сказал он и, чтобы никто не усомнился, продемонстрировал собравшимся лацкан пиджака. – Купишь дорогой костюм, его потом надо перешивать, а тут наши швеи шьют на заказ. По стоимости дешевле, а по качеству не уступают.

Зал взорвался аплодисментами, а премьер покинул форум: его ждали другие важные дела. Обсуждение проблем отрасли продолжилось уже без него.

Запретить китайцев

Чиновникам меньшего ранга тоже было что сказать. Замминистра труда Камалдин Токтосартов, как и премьер, жаловался на кадры. Они, на его взгляд, оказались слишком текучими, и вместо того чтобы выйти на свет, где их тут же сцапали бы налоговики, кадры упорно утекают в теневой сектор, где больше платят.

Объявление о поиске на работу швей. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"
Объявление о поиске на работу швей. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

– Сейчас работникам швейной отрасли не предоставляют соцпакеты. Премьер сказал, что для швей будет строиться социальное жилье. Возможно, это повлияет на улучшение ситуации, – выразил надежду Токтосартов.

Дальше речь пошла о том, что профтехучилища ежегодно выпускают 4000 человек по специальностям, связанным с легкой промышленностью. Однако уровень их профессиональных знаний и навыков оставляет желать лучшего. По мнению чиновника, это связано со слабой материально-технической базой ПТУ.

Министр образования Гульмира Кудайбердиева предложила создать законодательную базу для дуального образования, при котором «30% обучающего процесса будет отводиться на теорию и 70% – на работу на предприятиях». Пока же выпускников училищ вынуждены переучивать работодатели. Связано это не только с плохим образованием, но и с тем, что разные цеха оснащены разным швейным оборудованием.

Для удержания мастеров на производстве министр предложила увеличить зарплату. Правда, «не всем подряд, а тем, кто дает результаты». Хотя, если рассуждать логически, если человек не дает результата, его и вовсе незачем держать на производстве.

Статс-секретарь Госкомитета промышленности, энергетики и недропользования Айбек Асанов отметил, что швейная отрасль в основном развивается в Оше и Чуйской областях; в регионах все гораздо хуже: там не развита логистика, нет кадров и даже помещений.

– Так как финансировать швейную промышленность будет Российско-Киргизский фонд развития (российская сторона обещала дать 200 млн долларов на оборудование и программы. — Прим. «Ферганы»), будем просить их помочь развивать регионы, – добавил Асанов.

Зампред правления Российско-Киргизского фонда развития Олег Кудяков считает, что никаких проблем с финансированием нет – просто бизнес недостаточно информирован о схемах финансирования, особенно в регионах.

Начальник управления легкой промышленности Госкомитета промышленности, энергетики и недропользования Фатима Садамкулова предложила снизить высокие ставки социальных отчислений, которые, по ее мнению, неподъемны для швейников. А еще она призвала запретить ввозить одежду из Китая, где активно подделывают бренд Made in KG.

– Даже школьная форма поступает оттуда, а сшитая отечественными производителями – пропадает на складах, – добавила Садамкулова.

В пенсии не верят

Чтобы узнать реальные проблемы швейников, я отправилась в швейные цеха, раскиданные по всему Бишкеку, в основном на бывших заводах. Некогда важные стратегические предприятия давно приватизированы, станки переплавлены и в виде металлолома проданы в Китай, а пустующие площади сдаются в аренду. Одни предприниматели пекут здесь пряники и печенье, другие – шьют одежду.

Работник швейного цеха. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"
Работник швейного цеха. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

Швейные цеха есть на заводе «Дастан» (когда-то здесь выпускали торпеды), заводе им. Фрунзе, где производили пресс-подборщики для заготовки кормов, и на бывшем заводе «Сельхозремонт».

И если расположенный в центре города «Дастан» еще как-то обустроен, то здания «Сельхозремонта», построенные в 1926 году, выглядят так, как будто за прошедшие девяносто лет их так ни разу и не ремонтировали. Разрушающиеся стены, замызганные туалеты, покрытые пленкой окна, во дворах роются в мусоре бродячие собаки. Зато арендная плата здесь ниже. В зданиях завода очень холодно, в небольших помещениях цехов чуть теплее, но и тут особо не разгуляешься: чем больше обогревателей, тем выше счета за электроэнергию.

Разговариваю с цеховиками, их, конечно, на форум не приглашали. Да они бы и не пошли.

– От разговоров чиновников ничего не изменится, а у нас день год кормит, – говорят люди, у которых, несмотря на уличный холод, настала жаркая пора пошива зимней одежды.

Мои собеседники работают в швейной отрасли по 10–20 лет. Кто-то из них раньше работал на «Дордое», где сразу продавал сшитое в цехе, но потом это стало невыгодно.

– За полтора десятка лет наработала себе клиентов, – рассказывает арендатор цеха Марьям. – Заказы поступают тем, кто стоит на базарах или продает одежду в магазинах, они выходят на нас, цеховиков, а мы отшиваем. Есть у меня клиенты и в России, их я наработала, пока стояла на «Дордое».

Я прошу рассказать о финансовой стороне дела. Марьям берет калькулятор, вырывает листок из тетради, где она записывает заказы, и мы начинаем считать.

– Я работаю по добровольному патенту – оказываю услуги по пошиву швейных изделий. Стоит он 2000 сомов в месяц (сом примерно равен рублю; один доллар – около 70 сомов. — Прим. «Ферганы»). Патент также надо брать на каждую швею – за это я плачу 7648 сомов на 16 человек или по 478 сомов на человека. Выплаты в соцфонд – около 800 сомов с человека. Это 12 800 за всех. Сразу скажу, что ни одна швея не соглашается выплачивать отчисления сама. При найме на работу первым делом спрашивают, буду ли я их оплачивать. В пенсии никто не верит, поэтому людям и не хочется делать эти отчисления, их платим мы. Таким образом, 20 448 сомов я плачу только в качестве налогов и отчислений в соцфонд.

Работницы швейного цеха. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"
Работницы швейного цеха. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

Марьям переворачивает листок, пишет дальше.

– Еще 36 тысяч – это аренда (28 тысяч) и оплата электроэнергии (8 тысяч). Вместе с предыдущими уже выходит 56 448 сомов. Это не самые большие расходы, у некоторых аренда выходит в тысячи долларов. Отдельно платим за вывоз мусора и уборку туалетов. Поэтому мы снимаем площади на старых заводах, где аренда дешевле. А когда есть заказы, работаем ночами и без выходных, – говорит Марьям.

Другие владельцы цехов напоминают и про прочие расходы: поломка техники, техническое обслуживание машинок, закупка ножниц и другого инвентаря. Средняя цена швейной машинки – 21 тысяча сомов, старые стоят от 7 тысячи. По тысяче сомов уходит на оплату объявлений о поиске заказчиков. (Кстати сказать, объявления типа «требуются швеи, швеи-надомницы, заказчики» развешаны по всей столице).

Зарплата швеям рассчитывается по неделям. Работать они соглашаются за сумму не меньшую, чем 5000 сомов в неделю.

– Максимум, что они могут заработать, – это 13 тысяч, – рассказывает владелица другого цеха Маргарита. – При этом работа у нас – от силы 4–5 месяцев в году, остальное время перебиваемся случайными заказами. Поэтому некоторые цеха стоят закрытыми – нет заказов. Декабрь и январь – самые дохлые месяцы, но за аренду приходится платить круглый год. Хорошо хоть в налоговой я могу указать, что прекращаю трудовую деятельность в отсутствие заказов, и не платить налоги и соцфонд.

А вот то, что швеям нужна работа круглый год, доказывают звонки, которые каждые 15 минут прерывают нашу беседу. Сегодня Маргарита всем отказывает: сейчас «отошьет» зимние куртки и опять будет сидеть без заказов. Сейчас важнее не набрать новых, а хотя бы удержать тех швей, с которыми работаешь давно.

Все хотят шить штаны

Переходим к доходам. Они зависят от характера и объема заказа. Цены на пошив меня шокировали – они не просто низкие, они копеечные. Пошив брюк – 80 сомов, платья – 120, пальто – 280 сомов. Цеховикам приходиться драться за каждый сом, конкуренция на рынке огромная.

– Берем платье за 120 сомов, – начинает считать Марьям. – Из этой суммы я должна 55 сомов заплатить швее. И, кстати, не все швеи готовы работать за 55 сомов, некоторые просят 60. Еще 10 сомов за утюг (отгладить изделие) и 10 – за крой. Оверлок, контроль качества и упаковка изделия – это дополнительно 18 сомов. В итоге мне самой остается 27 сомов. Представь, сколько надо отшить платьев, чтобы просто покрыть расходы, которые мы считали выше!

Тотальная экономия научила цеховиков всему – утюжить, упаковывать и даже контролировать качество, потому что технологу надо платить не меньше 7000 сомов в неделю.

– Теперь сама посчитай наши расходы и доходы и поймешь, почему швейники уходят в тень, – говорят мне владелицы цехов. – За аренду с нас берут в любом случае, а вот с налоговой можно договориться и попросить написать, что у тебя не двадцать швей работает, а восемь. Швейные цеха есть у каждого депутата. К ним налоговая нос не сует, потому что в стране рулят родственные связи и коррупция.

В другом цехе шьют пальто. Стоимость каждого – 300 сомов. Из них швеи получают 180 сомов, цеховику после всех вычетов остается лишь 47.

– С 500 пальто, которые я могу отшить за неделю, я заработаю всего 23 500 сомов (в месяц – 94 000), из которых должна заплатить налоги, аренду и за электроэнергию, – рассказывает владелица цеха. – А накрутят электричества будь здоров, потому что утюжить нужно каждую деталь. Из-за сложности многие отказываются шить пальто, все хотят шить штаны. Может, еще пару недель уйдет на то, чтобы научиться шить что-то новое. А если швея не захочет шить пальто, она просто завтра не выйдет на работу. Так что если власти хотят помочь, пусть тогда находят нам заказы. Стабильность нам нужна. Был бы у меня договор на пошив на три года вперед, и я бы договоры со швеями на три года заключала. А так сегодня есть заказ – швея работает, завтра нет – она уходит. Вот поэтому работаем в тени и без договоров.

Что касается оттока кадров, то цеховики берут только опытных швей. Верхняя одежда – это квалифицированный труд. Чтобы браться за такого рода изделия, швея должна иметь как минимум трехлетний опыт работы. Переучивать работников и списывать и так небольшие доходы на брак невыгодно. Поэтому, как и говорил премьер, молодые люди скорее поедут подметать улицы в Москву – ведь на родине им вряд ли удастся сразу найти достаточно высокооплачиваемую работу.

Скоропортящийся товар

К нашему разговору подключается Айгуль.

– Цеха отшивают платья за 120 сомов каждое – это только работа. При этом ткань – 210 сомов за метр. На платье нужно 1,2 метра – это 250 сомов. Плюс фурнитура. В итоге цена за платье выходит 432 сома. А продать его, чтобы быть конкурентоспособным, надо максимум за 500. И то не все возьмут. А когда твоя прибыль лежит в остатках – это уже не бизнес.

Когда-то Айгуль параллельно работала на «Дордое» – продавала сшитый в своем цехе товар, искала новых заказчиков.

Рынок "Дордой". Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"
Рынок "Дордой". Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

– Мы заранее отшивали товар к школе, потом шли зимние изделия, потом летние модели – и так по кругу. Кредиты брали большие, долларовые. Но тут закрыли Черкизовский рынок, и мы погорели первый раз. Потом настал всемирный финансовый кризис, у меня долги остались невыплаченными. Это только кажется, что одежду всегда можно продать. Ничего подобного. Наш товар не лучше, чем картошка, которая гниетна границе. Казахстан границу из-за высказываний Атамбаева закроет – наш товар стоит, зима теплая – куртки никто не берет. Так я с базара ушла, стала отшивать на заказ. Бизнес тоже любит тишину. Лучше бы наши власти с соседями не ругались, вот это была бы помощь бизнесу, – заключает Айгуль.

Обсуждаем строительство швейного парка под Бишкеком и создание сайта для рекламы продукции. Реакция швей оказалась очень эмоциональной.

– Зачем нам парк под Бишкеком? Кто туда ездить будет? Я что, возьму свои машинки и поеду туда или швей с разных концов Бишкека будут туда сгонять? Наша площадка – «Дордой», и все наши клиенты про него знают. Какой сайт?! У нас он давно есть – называется WhatsApp и Instagram. Уже все налажено, вы нам лучше помогите, чем снова «отмывать» деньги, – возмущаются цеховики. – О каком развитии отрасли эти чиновники говорят?! Никакой кластер или сайт швейникам им не нужен. Единственное, о чем мы просим, – это сделать дешевле патент и отчисления в соцфонд и снизить стоимость электроэнергии.

Если чиновники хотят сделать лучше, онм должны снизить расходы цеховиков. В этом случае те обещают сразу выйти из тени.

– Сделайте 200 сомов налоги и 400 соцфонд, стоимость электроэнергии снизьте до полутора сомов, сами из тени выйдем, – говорят швейники. – Мы же энергетическая держава, это даже Атамбаев заявлял.

Шили так, что чуть не умерли

Конкурировать с другими странами по качеству продукции киргизские швеи могут, а вот по стоимости – не получается. Особенно если речь идет о Китае. Цеховики рассказывают, что они шили форму для игроков олимпийской сборной и для полиции, школьную одежду и даже редкие дизайнерские вещи, которые можно увидеть в Instagram модных шоурумов России и Казахстана. Шьют и качественные подделки. В одном из цехов мне показали стопки бирок известных брендов.

– Мы получаем копейки и, чтобы выжить, вынуждены выполнять заказы любой сложности. Однажды шили школьную форму для россиян. Нам платили 170 сомов за такие сложные комплекты, что швеи чуть не умерли. Вынуждены были взять заказ, без работы сидели. 1500 комплектов сшили. Мы просили хотя бы 250 за комплект, но нам даже 10 сомов не добавили. Чтобы хоть что-то заработать, я сама кроила и утюжила, – рассказывает Марьям и в подтверждение показывает договоры, где действительно указана цифра в 170 сомов за пошив одного комплекта одежды. – После такого я больше никогда не соглашусь шить школьную форму. И бирки мы нашивали не наши, что сделано якобы в Люблино. Эту форму потом на российском сайте продавали по 2000 рублей. Представьте, какая там наценка! Они (россияне) специально цеха у нас в стране ищут, чтобы мы за копейки отшивали. В России за такую работу швеи минимум 400 рублей просить будут.

Сказками сыт не будешь

Есть способ сделать товар киргизских швей более конкурентоспособным: нужно остановить контрабанду товаров из Китая.

Вхождение в ЕАЭС предполагало более высокие таможенные пошлины на ввозимую из Китая продукцию. Это должно было стимулировать рост отечественных предприятий. Однако из-за коррупции товар из Китая огромными партиями попадает на киргизские рынки. Итог печален: киргизские товары не могут соревноваться с дешевой контрабандой. Видимо, не просто так на форуме прозвучала идея о полном запрете ввоза товаров из Китая.

Хорошо осведомлены о контрабанде и швейники, ведь именно их товар проигрывает китайскому.

– Китайские куртки оптом стоят 1600 сомов, у них и ткани свои, и вся фурнитура, – цеховики показывают мне куртки из Китая, аналоги которых они шьют. – А себестоимость нашей с цеха – 1200 сомов. Чтобы продать ее, реализаторы с «Дородоя» накинут еще 200 сомов, и не факт, что продадут. Не зря даже Назарбаев возмущался, что от нас идет контрабанда, и закрывал границу. Наши чиновники могут хоть сколько говорить о возрождении заводов, но Китай нам не переплюнуть никогда, – убеждена Айгуль.

Объявления о поиске швей. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"
Объявления о поиске швей. Фото Екатерины Иващенко, "Фергана"

Наступает вечер. Швеи приводят в порядок рабочие места, в соседних цехах одна за другой гаснут лампочки. Но возмущение моих собеседников не утихает – им реформы властей не по душе.

– Мы знаем все, что творится в правительстве. Помним, как после распада СССР все разрушили, как в стране остались только мигранты и швейники. Запретите контрабанду китайских товаров, снизьте налоги и цену на электроэнергию – и мы сами расцветем, без швейного парка и сайта. Лучше бы нас вообще не трогали, чем сказки рассказывать, – говорят мне напоследок женщины.

Снова прохожу по обшарпанным заводским коридорам, смотрю на объявления о поиске швей и заказчиков. Вспоминаю выступления чиновников, которые теперь кажутся совсем уж далекими от реальности, и рассказы цеховиков, которых обдирают налоговая и соцфонд. Две параллельные реальности одной швейной отрасли, которые не пересекутся никогда.

Екатерина Иващенко
Международное информационное агентство «Фергана»