Тайсон Фьюри подробно рассказал о борьбе с депрессией: "Я хотел умереть. Я опустился на колени и начал молиться Богу"

Недавно экс-чемпион мира в тяжелом весе Тайсон Фьюри стал гостем подкаста "The Joe Rogan Experience". Тайсон в разговоре с комментатором UFC Джо Роганом затронул многие проницательные темы, в которых рассказал о своей борьбе с зависимостью и депрессией, что чуть не привело его к гибели и навсегда оставило отпечаток на жизни британского боксёра.

— Изначально рематч не случился из-за того, что я повредил лодыжку во время тренировочного лагеря. Я готовился к реваншу и повредил ногу во время бега, поэтому пришлось отложить поединок. Но это было ужасное время, требовалось три месяца на восстановление… Я просто не хотел этим больше заниматься, понимаете? У меня не было больше желания, этого огня внутри. Всё это время я страдал от депрессии, и даже во время лагеря до того, как я подвернул голень. Каждый день я был в таком подавленном состоянии, насколько это только возможно. Я не понимал, почему я так себя чувствую, ведь у меня не было на это причин. Кто-то скажет, что я пытаюсь привлечь внимание или что-то в этом роде, но не испытав этого – невозможно понять, кем я был и откуда я пришёл. Изо дня в день я пил, употреблял наркотики, всю ночь веселился, были девушки на одну ночь, я не появлялся дома. Меня не интересовал бокс, не интересовала жизнь – я просто хотел умереть. И я хотел хорошо провести время, пока у меня была такая возможность. Я пил и принимал наркотики, чтобы избавиться от депрессии. Потому что когда я был пьян или находился под кайфом, то не думал о ней, а мысли были о чемпионстве, о том, что я себя прекрасно чувствую. Но как мы знаем, когда действие алкоголя заканчивается, то мы ещё больше чувствуем себя подавленными. Худший способ избавиться от депрессии – это прибегнуть к употреблению наркотиков или алкоголя.

— Да, но это распространённое явление.

— Да, многие пытаются отстраниться таким способом, ведь люди не хотят говорить об этом. Нужно распространять эту информацию, потому что когда люди окажутся в таком положении, то будут знать, что делать.

— Молодец, что говоришь об этом, ведь очень немногим хватает смелости рассказывать о своих зависимостях, ведь это кажется слабостью. Когда ты готовился к первому бою с Кличко, у тебя уже была на тот момент депрессия?

— На самом деле нет. Я тогда был сосредоточен на своей задаче – побить Владимира Кличко. И я считаю, что когда ты с самого детства преследуешь одну цель и добиваешься её… Я был просто растерян, будто больше ничем не хотел заниматься в жизни. Я мог бы защищать звание чемпиона, но мне это было интересно. Я побил человека, которого хотел побить всю свою жизнь. Когда я был любителем, я наблюдал за чемпионством Владимира Кличко по ТВ, и он всегда был моей мишенью. И когда я всё-таки побил его, это было словно покорить Эверест – мне больше нечего было доказывать. Во мне угас огонь, я был вынужден заставлять себя драться. И я всегда говорил себе, что не хочу быть одним из тех, кто дерётся ради денег. Потому что в мире множество людей с деньгами. Кто знает о них? Мною не движут деньги, слава или пояса. Я дерусь потому что ничего и не знаю кроме этого, я был бойцом с самого рождения. Это то, что я люблю и ни к чему больше у меня нет такой страсти. Я искал её, Бог свидетель – я искал. Но если бы у меня было то, чем можно заняться ещё – я бы этим занимался. Я пытался завершить карьеру, мне было 27 лет. Я был вторым человеком после Рокки Марчиано, который завершил карьеру будучи чемпионом. Я потерял себя тогда. Я пытался играть в гольф, заниматься стендовой стрельбой ходить в стрип бары– всё, что возможно. У меня была пустота внутри – я просто хотел боксировать.

— По сравнению с тем, чего ты достиг, это было скукотой. Ты побил Владимира Кличко, который считают одного из лучших в истории тяжелого веса.

— Впервые он дрался в своей карьере с тем, кто был не только больше него, но и атлетичнее и подвижнее. Многие просто надеялись на удар. Я знал, что его последние 25 оппонентов пытались сделать одну и ту же вещь – нокаутировать его. У него неудобная защита – он выставляет руки перед собой, поэтому очень неудобно попасть чистым ударом в челюсть. Поэтому я не собирался повторять эту ошибку – я был нацелен перебоксировать его. И мне говорили, что это не очень хорошая идея, поскольку мы едем в Германию с целью «перебить» суперчемпиона – это сумасшествие. Я ответил, что я сумасшедший. Потому что если бы я не был сумасшедшим, то не был бы великим. И я вышел, и перебоксировал его.  Никто, ни один человек не верил, что я смогу этого сделать. Моя команда не была уверена в том, что это произойдёт. А я как всегда оставался собой: с этой ухмылкой на лице, потому что я верил в себя. Я всегда верил, что могу побить Владимира Кличко. Я даже говорил это ему много лет назад, когда мне было 22. Я сказал: «Однажды я тебя побью», и Эммануэль Стюард, царствие ему небесное, тоже говорил об этом Кличко. Он сказал: «Тайсон Фьюри – наследник престола. Когда придёт его время, он побьёт тебя». Стюард прямо сказал это. Владимир ненавидел это. Он ненавидел, как Эммануэль говорил про меня.

— Мой тренер по физической подготовки задал мне вопрос перед боем с Кличко: «Чем будешь заниматься после своей победы?» Я ответил: «Скорее всего буду пребывать в депрессии очень долгое время». «Что?», - он возмутился. Я сказал: «Честно». Я практически ожидал этого. Я не думал, что когда-либо ещё буду боксировать. Даже на следующий день после поединка с Кличко, у меня брал интервью британский журналист, и я сказал ему, что, скорее всего, не вернусь в бокс. Я знал это. За неделю до боя я сказал: «Победа, поражение или ничья – вероятнее всего, это будет моим последним поединком». Я чувствовал, как огонь угасает, я уже не был так голоден до боёв. У был голоден до победы над Владимиром Кличко, но я не хотел продолжать дальше. Я не хотел быть тем, кто дерётся ради денег, я хотел побить лучшего. И я больше не боксировал до тех пор, пока два с половиной года спустя не решил вернуться. Потому что я весил около 180 килограмм, был нарко и алкозависимым. Я ни разу не употреблял наркотики до 27 лет. Никогда. Не курил траву – ничего.

— Что ты употреблял больше всего, когда стал чемпионом?

— В основном это был кокаин. На этом всё, если честно. Кокаин и алкоголь. Сейчас я вспоминаю это и думаю: «Изменил бы я что-то?» Нет. Многие посчитают меня сумасшедшим, поскольку я говорю подобное на радио-шоу, но абсолютно ничего не стал бы менять. Потому что я верю, что так должно было случиться. Я должен был быть проверен, чтобы узнать из чего я сделан. Я делал все эти сумасшедшие вещи, пытался совершить самоубийство.

— Как ты пытался это сделать?

— Я тебе расскажу, как это было. Как я уже говорил, я просыпался каждым утром и больше не хотел жить, я всем приносил только несчастье, отталкивал всех, кто был близок ко мне. Ни один человек не мог привести меня в чувства, и временами я был на самом, самом, самом, дне. И в этот момент мне приходили все эти сумасшедшие мысли в голову.

Я купил новую Феррари с откидным верхом летом 2016. Я ехал по хайвею, длина которой была около 5 миль. В самом конце был мост, который пересекал автостраду. Я разогнал Феррари до трёхсот километров в час и ехал прямо в сторону этого моста. Мне было безразлично, кто и что подумает, как больно будет моей семье, друзьям, всем. Я ни о чём не думал. Я так сильно хотел умереть, я разочаровался в жизни. И когда я ехал к этому мосту со скоростью 190 миль на час в своей Феррари – она бы просто превратилась в консервную банку, если бы я врезался в мост – я услышал голос: «Нет, не делай этого, Тайсон. Подумай о своих детях, семье, о своих детишках, которые будут расти без отца, и все будут говорить, что их папа был слабаком, который бросил всех и нашёл легкий путь, потому что ничего не мог больше поделать». Перед тем, как я повернул в сторону этого моста, я остановился, всё моё тело дрожало. Я был так напряжен, не знал, что мне делать. Мне было так страшно. И я подумал, что больше никогда в жизни не попытаюсь и даже не подумаю о том, чтобы покончить со своей жизнью. Больше такого не было. Я обратился к психиатру, к одному доктору в Великобритании. Мой отец был со мной, и врач попросила поговорить с ним наедине. Отец рассказал мне потом, о чём был разговор. Она сказала: «Послушайте, его нельзя оставлять одного, ему грозит неизбежная смерть, это был самый высокий риск самоубийства, с которым ей приходилось сталкиваться. Если бы не его вера, то он бы давно уже был мёртв. Но вера ему уже не поможет – он не выдержит. Это навело ужас на моего отца. Он постоянно проверял, как я себя чувствую, хотел быть рядом 24/7. Он даже ночевал у меня дома, со мной, с женатым человеком, прямо перед детьми. Я просто не хотел больше жить, но у меня было все, о чём только можно мечтать, но это ничего не значило для меня. Я чувствовал себя никчёмным. Чем больнее мне, тем больнее было окружающим. Все разочаровались во мне. Если бы у меня не было семьи, то я бы покончил жизнь с самоубийством. Но после этого я говорил себе, что должен поправиться, должен что-то изменить, но каждый раз, когда я пытался пойти в зал, я слышал уже другой голос в голове, который говорил мне: «Нет, это больше не моё. Я не хочу этим больше заниматься». Я пробежал 200 метров и остановился. Я не пробежал даже и мили, и уже подумал о том, что не хочу этого. Бокс больше не для меня. Я ненавидел его в какой-то момент. В 2016 и начале 2017 я бы не подрался, даже если эта комната была бы наполнена бриллиантами. Ни в коем случае. Я ненавидел бокс, я не смотрел его по телевизору, не читал о нём. Я ненавидел бокс. Я посветил ему всю жизнь и не хотел больше принимать в этом никакого участия. Я пил, мне было всё безразлично, я сдался, принимал наркотики, как я уже говорил. Я так жил на протяжении полутора лет. Это был хэллоуин 2017 года, я был в наряде скелета, весил 180 килограмм. Все были младше меня на вечеринке, а мне было 29. Я подумал: «Это то, чего я хочу от своей жизни? Это не по мне» Как же много людей говорил мне эти слова ещё до этого. Ты изменишь свою жизни только тогда, когда захочешь этого. Я рано ушёл домой, было 9 часов. Я пришёл и ничего не сказал своей жене. Я поднялся наверх, в комнате было темно. Я снял этот костюм скелета, опустился на колени и начал молиться Богу о помощи. Никогда раньше я не умолял, не плакал, прося Бога о помощи, хотя много молился за всю свою жизнь. Но никогда в жизни я не был в таком физическом состоянии, как тогда. Я чувствовал, как слезы скатываются по моему лицу, вся моя грудь была мокрой из-за слёз. Потому что я знал, что не смогу с этим справиться в одиночку. Для меня это было невозможно. Потому что я пытался, пытался и пытался, но всё равно всё заканчивалось одним и тем же – я возвращался в паб и начинал пить. Я уже почти смирился с тем, что это была моя судьба – быть алкоголиком. Так что я стоял на коленях в спальне, после того, как я молился на протяжении десяти минут, я поднялся и почувствовал, как груз всего мира сошёл с моих плеч. И впервые за несколько лет я подумал, что вернусь в бокс. Я позвонил своей жене и сказал: «Пэрис, Пэрис, в понедельник утром я начну идти к цели по возвращению звания чемпиона мира». Она сказала «Да-да-да», потому что до этого, каждый раз, когда я выпивал, я твердил, что вернусь и вновь стану чемпионом мира. Это был бред пьяницы. Она тогда мне не поверила, но когда я с ней сейчас вспоминаю об этом, то она говорит: «Когда ты мне сказал об этом, я услышала, что что-то изменилось в твоём голосе. Что-то поменялось». На следующий день я позвонил Бену Дэвидсону (тренеру – прим.ред.) и сказал, что больше не хочу идти по протоптанной тропинке: работать с теми же промоутером, менеджером, всё должно измениться. Я сказал, что это будет новый Тайсон Фьюри.

https://fightnews.info/tajson-fjuri-podrobno-rasskazal-o-borbe-s-depressiej-ya-hotel-umeret-ya-opustilsya-na-koleni-i-nachal-molitsya-bogu/