Космополис

Гипнотическая драма о путешествии на край ночи.

Двадцативосьмилетний миллиардер Эрик Пэккер (Роберт Паттинсон) утром садится в лимузин. Его задача — пересечь Манхэттен, где сегодня встречают президента США и хоронят известного рэппера. Пункт назначения — парикмахерская. Остановки на пути — встречи с женой, любовницами, сумасшедшими, бизнес-партнёрами и финансовыми аналитиками. Отягчающие обстоятельства — вероятное банкротство, а также угроза жизни от неизвестного маньяка.

Кадр из фильма «Космополис»
Кадр из фильма «Космополис»

От главного специалиста по патологиям Дэвида Кроненберга ждали чего-то иного. Одноименный роман современного классика Дона ДеЛилло — динамичный аттракцион с убийственным финалом, «Улисс» двадцать первого века. Казалось, что канадский мэтр, да ещё и с треш-иконой Робертом Паттинсоном в главной роли, превратит подобный текст в первостатейный триллер, в эдакого «Американского психопата 2». Однако Кроненберг поступил иначе. Белоснежный лимузин бороздит запруженные улицы Нью-Йорка плавно, величаво и почти бесшумно, как круизный лайнер. Лицо плейбоя-богача невозмутимо и неподвижно, глаза спрятаны за темными очками. Это не фильм, а трип: пока главный герой медленно (и не без мазохистского удовольствия) погружается в пучину саморазрушения, сомнения и боли, зритель впадает в транс, наблюдая за кроненберговской трепанацией капиталистического мифа.

В романе Дона ДеЛилло говорится о призраке капитализма, блуждающем по миру. Дэвид Кроненберг утверждает, что своим фильмом почти дословно процитировал коммунистический манифест Карла Маркса.
Первоначально главную роль должен был сыграть Колин Фаррелл.
Картина участвовала в основном конкурсе Каннского МКФ.

Террористы, антиглобалисты, политики, экономисты, охранники, проститутки, поэты — участники этого завораживающего dance macabre. Можно сказать, что «Космополис» — первое открыто социальное кино в карьере многоликого режиссёра. Но и увидеть фирменные приметы его стиля и философии в картине — самой зрелой и спокойной, наименее коммерческой за долгие годы — тоже несложно. Мир капитала для Кроненберга — такая же лже-реальность, как и компьютерная игра в «Экзистенции» или виртуальное телевидение в «Видеодроме». Что до статного упыря Паттинсона, то он — достойный наследник многочисленных мутантов, безумцев и недочеловеков, портретами которых так славен Кроненберг. В конце концов, красота, успех и богатство — тоже отклонения от нормы. Кстати, сыграть такое, при всей статичности по преимуществу разговорной роли, смог бы далеко не каждый: «Космополис» — та точка, в которой Паттинсона можно наконец-то назвать не просто исполнителем, а настоящим актёром.

Удивительный сюрприз и для поклонников Дэвида Кроненберга, и для фанатов Роберта Паттинсон.

Антон Долин