Полвека Признанию

29 April 2020

29 апреля 1970 года, ровно полвека назад, на экраны французский кинотеатров вышел фильм Коста-Гавраса "Признание". Принято считать, что этот фильм является второй частью т.н. антитоталитарной трилогии Коста-Гавраса, первой частью которой был фильм "Дзета" 1969 года, а третьей - фильм "Осадное положение" 1972 года. Но мне кажется более правильной точка зрения Роджера Эберта, который добавляет к этой цепочке ещё один фильм - "Специальное отделение" 1975 года. Но, впрочем, это сугубо киноведческие тонкости, в которые мы вдаваться не будем.

Фильм "Признание" в первый год его демонстрации во Франции посмотрели 2,14 миллионов кинозрителей. Нельзя сказать, что это много. Например, лидер французского кинопроката 1970 года фильм "Жандарм на отдыхе" с Луи де Фюнесом посмотрели 4,87 миллионов. Но кинокомедии всегда опережали другие жанры по числу кинозрителей. Так что, для политического триллера два с лишним миллиона зрителей - это довольно много.

В декабре 1970 года фильм Коста-Гавраса добрался до кинотеатров США. Кассовый сбор фильма в Северной Америке составил 330 тысяч долларов, что эквивалентно сегодняшним 2,12 миллионам долларов. Не очень много. Но и не мало, особенно, если учесть, что американские зрители не очень горазды воспринимать зарубежные фильмы, тем более, на чужом языке. Почему и норовят сотворить римейк чуть ли не каждого стоящего зарубежного фильма.

Американские кинокритики весьма высоко оценили "Признание". Кинообозреватель The New York Times Винсент Канби в своей рецензии, озаглавленной "Коста-Гаврас описывает предательство верующего своей верой" писал: «Признание» - это реальная история Артура Лондона, верного коммуниста, который неоднократно подтверждал свою беззаветную веру в коммунистические идеалы, воюя в Интербригаде в Испании, затем в коммунистическом антинацистском подполье во Франции, а потом сохраняя веру в коммунизм в течение длительного срока в нацистском концентрационном лагере. В 1949 году г-н Лондон вернулся в родную Чехословакию из Франции, чтобы стать заместителем министра иностранных дел при коммунистическом правительстве президента Клемента Готвальда. Два года спустя, наряду с 13 другими ведущими чешскими коммунистами (11 из которых были евреями), г-н Лондон был арестован за измену и шпионаж и признан виновным в так называемом «процессе Сланского».

Короче говоря, фильм "Признание" чуть ли не с документальной точностью описывает события в социалистической Чехословакии 1952 года, когда коммунистическое руководство этой страны чуть ли не под копирку воспроизводит сталинские процессы 1937-1938 годов, когда одни верные ленинцы, герои Октябрьской революции и гражданской войны с воодушевлением и коммунистическим задором уничтожали других, таких же верных ленинцев, героев Октябрьской революции и гражданской войны. А заодно, во исполнение спущенных из Кремля планов, и сотни тысяч вообще непричастных граждан. Хозяйство-то было плановым. Само собой разумеется, что такой фильм не мог появиться на советских экранах. Более того, Ив Монтан, считавшийся другом Советского Союза, после этого фильма оказался персоной-нон-грата в СССР, были запрещены его песни, фильмы с его участием.

А ведь каким другом Советской власти числился! Дело в том, что Ив Монтан был выходцем из рабочей семьи. И не просто рабочей, а семьи убеждённого коммуниста, боготворившего Ленина, Сталина и иже с ними. А уж когда в 1955 году на экраны советских кинотеатров вышел фильм "Плата за страх", обличавший "бесчеловечную капиталистическую систему эксплуатации", Ив Монтан в СССР стал преподноситься чуть ли не как герой революции. И в 1956 году Ив Монтан вместе со своей супругой Симоной Синьоре получили приглашение посетить Советский Союз. Причём, программой визита предусматривались концерты, записи пластинок и т.п. А в 1956 году, как известно, грянули венгерские события. Известно, что эти события довольно сильно обескуражили Монтана. Появились сомнения в целесообразности запланированного визита. Но они с женой решили всё же выполнить договорённости. Тем более, как я понимаю, и финансовые соображения играли немаловажную роль. И то, что Монтан не отказался от планов посетить Советский Союз, в то время как многие деятели искусства западных стран выразили однозначное осуждение действиям СССР в Венгрии и объявили что-то вроде бойкота Советскому государству, подняло Монтана в глазах советского руководства на невиданную высоту.

Но прошло время, и грянул 68-й год: Чехословакия. И тут Монтан, по представлениям советского руководства, оказался предателем коммунистических идеалов, присоединившись к числу западных звезд кино и эстрады, резко осудивших ввод советских войск в Чехословакию. И не просто присоединившись, но сыграв главную роль в фильме Коста-Гавраса. Более того, сам Монтан, правда, гораздо позже, в 1991 году в интервью журналу Paris Match признавался, что считал для себя эту роль чем-то вроде искупления за половинчатую позицию, проявленную в 56-м. (Paris Match, p. 63, 21 November 1991 No. 2217) И для большей убедительности и натуральности исполнения этой роли он специально похудел на 17 килограммов.

Коста-Гаврас неоднократно подчёркивал, что он снял не антикоммунистический, а антисталинистский фильм. И это подтверждается, помимо прочего, финальным кадром фильма, в котором показан лозунг, популярный у народа Чехословакии в 1968 году: "Ленин, проснись: они сошли с ума". И Монтан играет в этом фильме не какого-нибудь диссидента или злобствующего антикоммуниста, а совсем напротив, убеждённого коммуниста, просто в силу неотъемлемых свойств тоталитарной системы оказавшегося в её жерновах. И тот факт, что и этот фильм, и сам Монтан оказались запрещёнными в СССР, убедительно показывает, что в этой стране никогда власть не порывала со сталинизмом.

Роджер Эберт, оценивший фильм "Признание" максимальными 4-мя звёздами и включивший его в свой список "Великих фильмов", свою рецензию на фильм завершает таким философским заключением: "Я полагаю, что после просмотра фильма «Признание» вы обязательно придёте к выводу, что человечество обладает ужасающей способностью преследовать и казнить своих членов только ради идеи, которая буквально несколько лет спустя может оказаться преданной абсолютному забвению".

Роджер Эберт был не далеко не единственным критиком, высоко оценившим фильм Коста-Гавраса. По данным сайта Rotten Tomatoes фильм "Признание" представляет собой редкий случай полного, 100%-ного консенсуса профессиональных кинокритиков. Т.е., исключительно положительные рецензии, ни единой негативной. Что касается зрительской оценки, то 67% пользователей IMDB и Кинопоиска поставили фильму оценки от 8 до 10. И вот на фоне столь благожелательного отношения к этому кинопроизведению со стороны кинокритиков и кинозрителей - полное отсутствие каких-либо номинаций на европейских кинофестивалях. Ну, если точнее, в Европе фильм получил только номинацию на британскую премию БАФТА в категории "Приз ООН". Официальный статут этого приза провозглашает, что присуждается он "за лучший фильм, воплощающий один или несколько принципов Устава ООН". Пальма первенства в борьбе за этот приз была отдана американской развесёлой комедии "Военно-полевой госпиталь М.Э.Ш.", наполненной порой пошлыми, порой скабрезными шутками на тему военной медицины.

А за океаном фильм Коста-Гавраса получил единственную номинацию - на премию "Золотой Глобус" в категории Лучший фильм на иностранном языке. Но и здесь в итоге предпочтение было отдано довольно стандартному триллеру "Пассажир дождя" Рене Клемана. Американская киноакадемия даже не обратила внимания на фильм Коста-Гавраса.

Вот я и задаюсь вопросом: чем объясняется полное отсутствие кинематографических наград у фильма "Признание? То ли страхом кинематографических кругов Запада перед Советским Союзом, то ли раздражением всё тех же кругов антитоталитарной направленностью картины Коста-Гавраса?

По версии FilmGourmand'а рейтинг фильма "Признание" составил 8,068, что позволило ему занять 625-е место в Золотой Тысяче.