"Клятва" (СССР, 1946): сталинский ампир?

2 July

Клятва. СССР, 1946. Режиссер Михаил Чиаурели. Сценаристы Пётр Павленко, Михаил Чиаурели. Актеры: Михаил Геловани, А. Мансветов, Николай Коновалов, Алексей Грибов, Николай Рыжов, Александр Хвыля, Софья Гиацинтова, Николай Боголюбов, Тамара Макарова, Максим Штраух и др. 20,8 миллионов зрителей за первый год демонстрации.

Режиссер Михаил Чиаурели (1894-1974), бесспорно, ключевая фигура «сталинского ампира» в советской культуре второй половины 1940-х – начала 1950-х.

Сразу после окончания Великой отечественной войны Михаил Чиаурели задумал создать масштабный фильм «Клятва»: «Показать образ Сталина на протяжении 20 лет! Уже одно ощущение ответственности этой задачи заставило вновь задуматься о том, что достаточно ли будет сил нашего коллектива для того, чтобы успешно решить эту тему. Ведь здесь потребуется дать более развернутый и глубокий образ великого дождя, единый в своей монументальности и в то же время характерный и своеобразный для различных этапов. Нужно найти черты, характеризующие Сталина как гениального зодчего нового мира и как непревзойденного полководца, творца новой стратегии и тактики, организатора побед на фронте и в тылу» (Чиаурели, 1947: 8). Чиаурели М. Воплощение образа великого вождя // Искусство кино. 1947. № 1. С. 8.

И министр кинематографии СССР Иван Большаков (1902-1980), точно отражая официальное мнение об этом фильме М. Чиаурели, писал, что «коллектив, работавший над фильмом «Клятва», прекрасно справился со своей задачей. На протяжении всей картины мы видим, как умело и талантливо актер М. Геловани создает правдивый и глубоко запечатлевающийся образ товарища Сталина. Перед нами проходит многогранная деятельность И.В. Сталина как гениального руководителя Советского государства и коммунистической парии, как величайшего военного стратега и полководца» (Большаков, 1952: 10). Большаков И.Г. Советское киноискусство в послевоенные годы. М.: Знание, 1952.

Присуждение «Клятве» Сталинской премии 1-й степени доказывает, что эта картина была благосклонна принята и самим И.В. Сталиным.

Влиятельный киновед Александр Грошев (1905-1973) в своей монографии писал, что «первым художественным кинопроизведением послевоенного периода, запечатлевшим образ И. В. Сталина, был фильм «Клятва». В отличие от картин «Ленин в Октябре», «Ленин в 1918 году» и других, где образ товарища Сталина воспроизводился только в отдельных сценах, в «Клятве» он занимает центральное место и показан на большом отрезке времени. В этом фильме раскрыты самые существенные черты вождя: величие мыслей и чувств, огромные масштабы его деятельности. Фильм «Клятва» положил начало художественно-документальному жанру в советском киноискусстве. Эта новая художественная форма помогла мастерам советского кино подойти к решению одной из важнейших задач — воссозданию на экране средствами художественной кинематографии важнейших событий Великой Отечественной войны и образа товарища Сталина как величайшего полководца и стратега, создателя новой советской военной науки, вдохновителя и организатора победы над гитлеровской Германией» (Грошев, 1952: 29). Грошев А. Образ советского человека на экране. М.: Госкиноиздат, 1952.

Разумеется, в оттепельные, а тем паче в постсоветские времена официальное отношение к «Клятве» изменилось (с 1956 года вплоть до начала 1990-х фильм не показывали на кино/телеэкранах), как, естественно, и отношение прессы.

К примеру, кинокритик Сергей Кудрявцев писал, что «Клятва», как одно из восхваляющих и подобострастных сочинений своего рода "Михаила Богослова", раздражает и возмущает не только потому, что в ленте с лёгкостью обходятся с историческими фактами… И не из-за осуждённого впоследствии "антиисторического подхода авторов к вопросу о роли личности в истории"… В "Клятве" наиболее очевидно проявляется склонность к кликушеству, впадению в состояние гипнотического транса» (Кудрявцев, 2007). Кудрявцев С. «Клятва». 6.01.2007. https://kinanet.livejournal.com/400022.html

Однако кинокритик Андрей Волков считает, что «Клятва» Михаила Чиаурели появилась в нужное время, сразу после победы в войне, и была призвана не столько мифологизировать образ вождя (и до этого немало вышло фильмов и книг, не говоря уже о курсе истории ВКП(б)), сколько сплотить советских людей в общей работе по восстановлению разрушенной нацистами страны. … И не так уж важно с высоты наших знаний о тех временах, что работа Чиаурели неизбежно идеологизирована. ... Обвинять фильм Михаила Чиаурели в сталинской пропаганде из нашего прекрасного далёка – дело бесперспективное. Для каждого произведения искусства есть исторический контекст, без знания которого легко впасть в излишний критицизм. … Режиссёр старательно творил миф из всей сталинской эпохи. Кулацкие зверства, вредители на производстве, старая ленинская гвардия, хотящая непременно пересмотреть все его заветы. И война, долгая, тяжёлая, отнявшая у матери сына так же, как когда-то убили большевика-мужа злодеи-кулаки. . … Фильм Михаила Чиаурели – дитя своего времени, захвативший в цепкие недра киноплёнки представления рядовых людей о том времени, в которое они жили, о Сталине – друге всех трудящихся, и о светлом будущем, которое вот-вот наступит» (Волков, 2017). Волков А. Cul-de-sac: “Клятва” Михаила Чиаурели // Postcriticism. 27.10.2017. https://postcriticism.ru/cul-de-sac-klyatva-mihaila-chiaureli/

Что касается мнений о «Клятве» нынешних зрителей, то они, само собой, полярны и разделены идеологическим фронтом:

«Неинтересный фильм с вымученным сталинистским сюжетом. … С трудом заставил себя досмотреть до конца» (Семр).

«Идеологическое правильное кино, такие фильмы и сейчас нужны в наше сложное тревожное время. Михаил Геловани в роли Сталина попал точно в образ» (Альбертыч).

«Главное достоинство таких картин как «Клятва» и «Падение Берлина» - это их исключительная предельная правдивость. Это кино не только давало нам - советским людям - счастливую возможность любоваться на экране нашим гениальным вождем, но и наполняло наши сердца и души гордостью за то, что мы являемся современниками такого величайшего человека, который днями и ночами заботится о нас, как о своих детях» (Ярослав).

А каковы Вши мнения о «Клятве», уважаемые читатели?

Александр Федоров, 2020