Россия скоро может стать импортёром нефти, страна и бюджет потерять доходы от добычи и экспорта нефти, а население обнищать

4,8k full reads
9,4k story viewsUnique page visitors
4,8k read the story to the endThat's 51% of the total page views
6 minutes — average reading time
Россия скоро может стать импортёром нефти, страна и бюджет потерять доходы от добычи и экспорта нефти, а население обнищать

Каменный век закончился не потому, что закончились камни. Нефтяной век закончится не потому, что закончится нефть. Хотя, в отношении России последний тезис начинает вызывать сомнения.

В октябре 2018 года наследный принц королевства Саудовской Аравии Мохаммед бен Сальман заявил в интервью Bloomberg: "Через 19 лет Россия резко сократит [добычу нефти] и, возможно, полностью исчезнет с мирового рынка". Многие тогда, наверное, покрутили пальцем у виска. Мол, что за бред. Этого же не может быть, потому что не может быть никогда. Россия – великая нефтяная держава. Была, есть, и будет. Точка. Потому что нефти у нас немерянно.

Увы, прогноз Мохаммеда бен Сальмана, скорее всего, правильный. Потому что примерно о том же говорят и причастные к нефтяной отрасли чиновники. Возможно, прогноз наследного принца даже несколько оптимистичен. Ибо Россия может перестать экспортировать нефть на несколько лет раньше указанного им срока.

Например, в сентябре 2018 года (то есть, на месяц раньше выступления наследного принца) тогдашний министр энергетики Александр Новак на совещании в правительстве сообщил, что, если не предпринимать никаких действий, то уже в 2021 году начнётся спад добычи нефти. И в течение 14 лет добыча рухнет почти вдвое – с тогдашних 11 млн баррелей в день до 6 млн баррелей. То есть, Александр Новак говорил о сроке в 17 лет.

Например, в середине декабря 2018 года (то есть, через два месяца после выступления наследного принца) тогдашний вице-премьер Дмитрий Козак предупреждал об угрозе сокращения добычи нефти. По его мнению, она начнет падать после 2022 года и, "по всем оценкам", к 2035 году уменьшится вдвое. То есть, Дмитрий Козак также говорил о сроке в 17 лет.

Например, в январе 2021 года министерство энергетики сообщило, что из 30 млрд тонн разведанных запасов нефти в РФ рентабельны только 36%. Только треть от всей имеющейся в нашей стране нефти можно добыть с прибылью при текущих ценах на нефть. Остальные две трети добыто не будет просто потому, что это не выгодно.

Например, в апреле 2021 года глава Роснедр Евгений Киселев заявил следующее: "Рентабельных [запасов] в соответствии с данными инвентаризации хватит на 19 лет". По его словам, хотя общих запасов нефти в России могло бы хватить на 58 лет добычи, но большая их часть экономически не рентабельна.

По сути, Евгений Киселев фактически подтвердил цифры Минэнерго. И сильно ухудшил прогноз Мохаммеда бен Сальмана, Александра Новака и Дмитрия Козака. Потому что они говорили о снижении добычи нефти в России в два раза. А Евгений Киселев вместе с Минэнерго, по сути, предрекли снижение добычи нефти в России до нуля через 19 лет в случае, если за это время ничего не изменится. Если не вырастет цена на нефть. Или если не будет найдена технология добычи нефти с меньшей себестоимостью.

Ну, допустим, до нуля добыча нефти в нашей стране не снизится. Всё же, какая-то наука в России ещё худо-бедно теплится. Предположим, что причастные к добыче нефти учёные, инженеры, технологи, за десять ближайших лет что-нибудь придумают, чтобы добыча нефти не упала в нашей стране до нуля. Хотя, если условный Запад введёт санкции на предоставление России любых технологий по добыче нефти, это будет сделать крайне тяжело. Но, допустим, самое страшное не случится, и добыча нефти снизится "всего" в два раза, как прогнозировали три года назад Мохаммед бен Сальман, Александр Новак и Дмитрий Козак. Что это значит для России?

Давайте оглянёмся назад, и мысленно представим, что добыча нефти в России давным-давно упала в два раза. И посмотрим, что получится.

Экспорт

При снижении добычи нефти в России в два раза об экспорте нефти придётся забыть. Добытой нефти с трудом будет хватать для внутреннего потребления. Ибо в последние годы страна добывала 10-11 млн баррелей в день (имеется в виду Crude oil including lease condensate по данным U.S. Energy Information Administration), а потребляла из добытого примерно 5,5 млн баррелей в день (смотри график
"Добыча и потребление нефти в РФ"). То есть, внутреннее потребление составляет половину от добычи. Поэтому, нельзя исключать, что в отдельные периоды времени России придётся даже импортировать сырую нефть для обеспечения внутреннего потребления.

Легче всего подсчитать потери нашей страны от исчезновения экспорта нефти и нефтепродуктов, потому что эти данные подсчитываются отдельной строкой в платёжном балансе.

За последние тринадцать лет (с 2008 года) страна получала от экспорта нефти и нефтепродуктов 23-75 млрд долларов каждый квартал (смотри график
"Экспорт нефти и нефтепродуктов из РФ"). Если эти деньги вычесть из общей суммы экспорта, то за тот же период вместо 57-142 млрд долларов каждый квартал наша страна получала бы всего 30-69 млрд долларов (смотри график "Экспорт из РФ с нефтью и без нефти"). Практически в два раза меньше.

Что это будет означать для всех нас, для граждан?

Торговый баланс

Разумеется, экспорт из России без нефти и нефтепродуктов остаётся в положительной области по определению. Потому что наша страна всё же что-то экспортирует и помимо ископаемого топлива. А вот торговый баланс, то есть экспорт минус импорт, без нефти и нефтепродуктов претерпит катастрофические изменения (смотри график
"Торговый баланс РФ с нефтью и без нефти").

Торговый баланс с нефтью и нефтепродуктами за всё время наблюдений с 1994 года ни разу не опускался в отрицательную область. В свои лучшие годы (2012 год и 2018 год) он доходил до плюс 60 млрд долларов за квартал. Это значит, что экспорт из России был больше импорта в Россию на 60 млрд долларов за квартал. За счёт такого положительного сальдо торгового баланса страна могла наращивать свои золотовалютные резервы.

А вот без нефти и нефтепродуктов торговый баланс, наоборот, почти всё время находился бы в отрицательной области. В лучшем случае топтался бы около ноля. Никогда не превышая даже 6 млрд долларов в квартал. Зато опускаясь в свои худшие годы до минус 30 млрд долларов за квартал.

В случае развития подобного сценария со всей остротой встаёт вопрос – как в подобных условиях катастрофического недостатка поступления в страну иностранной валюты финансировать импорт?

Что это будет означать для всех нас, для граждан?

Счёт текущих операций

Ещё хуже будет себя чувствовать без нефти и нефтепродуктов счёт текущих операций (смотри график
"Счёт текущих операций РФ с нефтью и без нефти"). Счёт текущих операций показывает итоговую разницу между притоком в страну и оттоком из страны иностранной валюты суммарно по всем операциям, входящим в платёжный баланса страны. Это разница между экспортом и импортом товаров, разница между экспортом и импортом услуг, разница между прибылями и убытками от инвестиций, разница между притоком и оттоком трансфертных платежей.

Счёт текущих операций с нефтью и нефтепродуктами за всё время наблюдений с 1994 года считанное число кварталов опускался в отрицательную область. Зато в лучшие годы несколько раз достигал плюс 40 млрд долларов за квартал.

А вот без нефти и нефтепродуктов счёт текущих операций, наоборот, считанное число кварталов находился в положительной области. Да и те последний раз были в далёком уже 2001 году. Зато в худшие годы счёт текущих операций однажды превысил минус 71 млрд долларов за квартал.

Что это будет означать для всех нас, для граждан?

Федеральный бюджет

Гораздо сложнее понять, что будет с федеральным бюджетом нашей страны в случае падения добычи нефти в два раза. Потому что налогообложение нефтяной отрасли не линейно зависит от разных факторов. Но чтобы получить хотя бы минимальное представление о проблеме, сделаем допущение, что доходы бюджета упадут пропорционально падению добычи нефти. То есть, в те же два раза.

И тогда мы получим, что нефтегазовые доходы российского федерального бюджета сократятся с 72-208 млрд долларов за год до 36-104 млрд долларов за год (смотри график
"Нефтегазовые доходы бюджета в РФ до и после падения добычи нефти "). Практически в два раза. Кстати, в 2020 году нефтегазовые доходы российского федерального бюджета оказались минимальными за весь период наблюдений, начиная с 2006 года – 72,4 млрд долларов. Среднегодовая цена нефти сорта Brent в прошлом году составила 41,9 долларов за баррель. И российскому бюджету было в прошлом году очень плохо.

Подобное сокращение доходов неизбежно приведёт к катастрофичным изменениям дефицита федерального бюджета (смотри график
"Дефицит федерального бюджета РФ до и после падения добычи нефти"). До падения добычи нефти федеральный бюджет был хотя бы изредка профицитным. После падения добычи нефти случаи, когда федеральный бюджет остаётся профицитным, будут единичными.

Что это будет означать для всех нас, для граждан?

Рубль отправится в последний путь

Если добыча нефти в России действительно рухнет в два раза, автоматически катастрофическим образом упадёт приток в страну иностранной валюты. Следом огромные проблемы начнутся с импортом, который банально не на что будет купить. В том числе не на что будет купить критически важные импортные товары. Огромные проблемы начнутся у федерального бюджета, который потеряет значительную долю доходов, которые нечем будет заместить. Если ничего не предпринимать, то российскую экономику неизбежно постигнет катастрофа.

Что смогут придумать российские власти в ответ на ухудшающуюся ситуацию в экономике? По большому счёту только одно – отправить рубль в последний путь. Девальвировать его во много-много раз.

Один из величайших экономистов всех времён и народов однажды (в ноябре 2014 года) изрёк гениальнейший экономический постулат, достойный Нобелевской премии по экономике: "Но вот смотрите: раньше мы продавали товар, который стоил доллар, и получали за него 32 рубля. А теперь за тот же товар ценой в доллар получим 45 рублей. Доходы бюджета увеличились, а не уменьшились".

Девальвировав рубль относительно доллара и других валют, действительно можно наполнить федеральный бюджет сильно подешевевшими рублями. После чего бюджет сможет расплатиться этими дешёвыми рублями по всем своим обязательствам без необходимости так называемого секвестра (когда все расходы бюджета сокращаются пропорционально на определённую, заранее заданную величину).

Девальвация может решить проблемы федерального бюджета. Но, решив одну проблему, девальвация поставит перед властью другую проблему – стремительное обнищание населения. Да, бюджетники получат всё, что им причитается из бюджета в полном объёме. Только получат они это сильно подешевевшими рублями. На которые можно будет купить гораздо меньше товаров. Потому что товары эти, как стоили один доллар, так и будут стоить один доллар. Это значит, что после девальвации рублёвая цена товара неизбежно вырастет. Бюджетники же получат прежнее количество рублей, как будто никакой девальвации не было. Зарплаты в негосударственных секторах экономики также будут сильно отставать от темпов девальвации рубля. Просто вспомните начало 90-х годов прошлого века.

Итогом девальвации рубля станет стремительное обнищание население. Напомню, что в 1992 году доля населения с доходами ниже прожиточного минимума, составляла 33,5% (смотри график
"Доля бедного населения в РФ"). В прошлом году доля такого населения составляла 12,1%.

Каков может быть масштаб девальвации рубля? Ответ на этот вопрос давным-давно, в далёком уже 2015 году, дал независимый эксперт Степан Демура –
"Первая цель рубля – 125. Дальше 250, потом 500". То, что цифра 500 рублей за доллар – это вполне реальная цель, убедился я сам, произведя некоторые расчёты (смотри статью "Кризис 2020. Что происходит с долларом и рублём? Пора покупать валюту? Или пора продавать валюту?". У меня курс рубля получился равным 600 рублей за доллар, если цена на нефть длительное время будет находиться на уровне 10 долларов за баррель.

Подводим итоги. Рубль неизбежно в скором будущем отправится в последний путь. Что станет причиной такого печального развития событий – не суть важно. Это может быть падение цены на нефть до уровня в 10 долларов за баррель в результате экономической депрессии, время для которой пришло согласно самой сути экономических циклов, и согласно циклам Кондратьева. Это может быть падение добычи нефти в России в два раза в результате исчерпания старых советских месторождений и отсутствие новых значимых месторождений, способных заместить выбывающие. Это может быть падение добычи нефти в России в два раза в результате нерентабельности добычи на существующих месторождениях. Это может быть падение добычи нефти в России в два раза в результате западных санкций на экспорт российской нефти. Наконец, это может произойти в результате сочетания в том или ином виде всех перечисленных вариантов.

Важно понимать, что это неизбежно.