Финский политолог: Финляндия упустила благоприятный момент вернуть себе Карелию с развалом СССР

6 June 2020

В статье финского издания Илталехти приводится точка зрения финского дипломата и политолога Юкки Сеппинена, а также кратко представлена история карельского вопроса.

Iltalehti, 06.06.2020. Timo Kiiski

Возникшие ещё в 80-е разговоры о возвращении Карелии, утраченной в войне, усилились с развалом СССР осенью 1991.

Бывший чиновник МИДа, дипломат, доктор политологии Юкка Сеппинен рассматривает в своей книге политику Финляндии в отношении Карелии в период президентства Мауно Койвисто. Книга называется «Президент Койвисто помешал возврату Карелии» (Kun presidentti Koivisto Karjalan palautuksen esti). Свои выводы он основывает в числе прочего на материалах архивов Карельского союза, МИДов Финляндии и Франции, а также на личном архиве Мауно Койвисто.

Сеппинен считает, что Койвисто и финское правительство должны были активизировать вопрос возвращения Карелии в конце 80-х – начале 90-х. С приходом к власти Михаила Горбачёва в 1985 в СССР уже повеял ветер перемен.

Борис Ельцин приветствует Мауно Койвисто во время его визита в Москву в марте 1993. Фото: Dima Tanin
Борис Ельцин приветствует Мауно Койвисто во время его визита в Москву в марте 1993. Фото: Dima Tanin

Ещё в конце 70-х СССР отказался от политики, нацеленной на революции в Европе, а в 1990 осудил пакт Молотова-Риббентропа, по которому Финляндия, Эстония, Латвия, Литва и часть Польши вошли в сферу влияния Советского Союза.

Кроме того, Политбюро под руководством либерального крыла КПСС летом 1990 решило лояльно отнестись к стремлению стран Прибалтики к независимости и отпустить их, этот же принцип действовал в отношении Финляндии и захваченной у неё территории Карелии.

Потеря Карелии после окончания войны-продолжения осенью 1944 стала тяжёлым ударом для Финляндии.

Первые шаги по возвращению Карелии Финляндия предприняла сразу после заключения мира. Однако дальше политических выступлений дело так и не продвинулось.

Сеппинен одно время возглавлял отдел социалистических стран политического департамента МИДа.

По данным Сеппинена, в период президента Урхо Кекконена (1956-1982) карельский вопрос оставался важным для Финляндии. Министр и дипломат Макс Якобсон в своей книге «Финансовый отчёт» (Tilinpäätös) пишет, что возвращение Карелии было для Кекконена чуть ли не идеей фикс. Правда, Кекконен не позволял обсуждать этот вопрос публично.

Кекконен не хотел раздражать СССР по линии КГБ. Нужно чётко разграничивать дружественный настрой советского МИДа и жёсткую линию КГБ, - отмечает Сеппинен.

Сеппинен утверждает, что КГБ был заинтересован в переизбрании Койвисто в 1988.

КГБ хотел, чтобы в числе прочего Койвисто пресёк обсуждение карельского вопроса, - говорит он.

Урхо Кекконен и Леонид Брежнев. Фото: ИТАР-ТАСС
Урхо Кекконен и Леонид Брежнев. Фото: ИТАР-ТАСС

В 1987-1990 Сеппинен участвовал в проекте «Роченсальм». Частью проекта было празднование 200-летия Роченсальмского сражения в Котке. На торжествах присутствовал Мауно Койвисто с супругой, король Швеции Карл XVI Густав с королевой Сильвией, а также множество представителей стран Балтии.

Были подняты флаги всех стран – участниц мероприятия. Уже тогда вместо флага с серпом и молотом был поднят нынешний флаг России, - рассказывает Сеппинен.

После торжеств посол СССР в Хельсинки Лев Паузин пригласил Сеппинена на ужин.

Он рассказал о том, что либеральное большинство Политбюро сочло возможным начать переговоры с Финляндией о возвращении Карелии, - говорит Сеппинен.

На такой поворот повлияло также желание избавиться от Выборга, поскольку завоёванная территория пришла в упадок, а ресурсов на её восстановление не было.

Сеппинен считает, что переговоры о замене Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи другим документом осенью 1991 были самым благоприятным моментом для возвращения Карелии.

Койвисто этому воспротивился, дело затянулось и запуталось. Против выступил и министр иностранных дел Пааво Вяюрюнен.

Койвисто продолжал относиться к этому вопросу негативно и тогда, когда новые российские власти во главе с Борисом Ельциным просигнализировали о готовности к территориальным переговорам.

Одним из мотивов такого отношения Сеппинен считает местечковый патриотизм родившегося в Турку Койвисто.

Он не хотел, чтобы Выборг конкурировал с западной Финляндией. Ведь ещё в 30-е Выборг был одним из главных городов Финляндии.

Тарья Халонен и Владимир Путин в Хельсинки, 2006. Фото: Presidential Press Service / ITA
Тарья Халонен и Владимир Путин в Хельсинки, 2006. Фото: Presidential Press Service / ITA

Новые территории не нужны

Койвисто выступал против возвращения Карелии и после ухода с поста президента. Весной 2005 он так ответил на вопрос о Карелии: «Финляндии не нужны новые территории. Мы и нынешнюю Финляндию не можем полностью заселить».

Общество Pro Karelia, ставшее преемником Карельского союза, задало вопрос: «Имеет ли в виду президент, что начавшаяся в независимой европейской Финляндии дискуссия и адресованное России предложение о переговорах приведёт к войне? Разве так сегодня страны выясняют отношения?»

Следующий после Койвисто президент Мартти Ахтисаари родился в Выборге, и был «родным сыном» утраченной Карелии. Он поддерживал возвращение Карелии, но время было упущено. С приходом к власти в России Владимира Путина ситуация осложнилась.

Позиция Тарьи Халонен, пришедшей на смену Ахтисаари, была такой же отрицательной, как у Койвисто. Халонен поднимала с Путиным этот вопрос в 2004. Согласно документам посольства США, Путин эту идею резко отверг.

Сейчас, при президенте Саули Ниинистё, официальная Финляндия также не выдвигает требований России, но готова к переговорам, если того пожелает Россия.

Письмо Койвисто

Весной 1990 председателем Карельского союза стал бывший командующий ВВС Рауно Мериё. Ещё его предшественник Йоханнес Виролайнен активно поднимал карельский вопрос. Родившийся в Кякисалми (ныне российский Приозёрск) Мериё продолжил в том же духе.

Под руководством Мериё Карельский союз решил открыть дискуссию о возвращении Карелии и направил письмо президенту Койвисто.

Письмо было написано осенью 1991, а опубликовано на рубеже 1991-1992. У нас было много сторонников, но некоторые в союзе считали, что этим письмом мы можем испортить отношения с президентом, - говорит Мериё, ныне пенсионер.

Однако в марте 1992 Койвисто пригласил руководителей Карельского союза пообщаться. Мериё хорошо помнит эту встречу.

Койвисто сказал, что мы можем помочь в развитии Карелии. Как я понял позже, он имел в виду лишь экономическую помощь. К идее возвращения Карелии он относился резко отрицательно.

Также негативно воспринимал эту идею Густав Хягглунд, ставший в 1994 главнокомандующим Оборонительных сил.

Хягглунд сказал, что мы не возьмём Карелию, даже если её преподнесут Финляндии на блюдечке. Я на это ответил: блюдечко оставь себе, а Карелию отдай мне, - смеётся Мериё.

Мериё продолжил работу в Pro Karelia в качестве советника. Больше всего его заботило исправление исторической несправедливости. СССР инсценировал известные выстрелы в Майниле и насильно захватил Карелию, вторгшись в Финляндию в ноябре 1939.

Те, кто не участвуют в этой дискуссии, одобряют насилие, - говорит Мериё.

Мериё побывал в оставленной Карелии как минимум раз 40. В 2002 он дал интервью российскому телевидению.

Русский журналист спросил, что я думаю о вероятности возвращения Карелии. Я ответил, что можно быть уверенным в двух вещах: в смерти и в том, что Карелия вернётся в состав Финляндии.

Мериё всегда подчёркивал, что говоря о возвращении, следует иметь в виду лишь утраченную Карелию, ни в коем случае не Республику Карелия. Мериё утверждает, что благоприятный момент для возвращения Карелии был упущен при Койвисто.

Сейчас это сложнее, особенно из-за нынешних российских властей. Сталина пытаются реабилитировать, хотя Владимир Путин не такой тиран, как он.

Рауно Мериё. Фото: Timo Telen
Рауно Мериё. Фото: Timo Telen

Хороший рынок

И всё же в своих поездках в Карелю Мериё видит пользу.

У ворот крепости в Приозёрске помимо русской таблички появилась другая, где написано по-фински Käkisalmi. Я эту идею полушутя подбросил мэру Приозёрска, когда выступал там на одной церемонии, - смеётся Мериё.

Хоть Мериё и наблюдает разруху в деревнях, мёрзнущих жителей и ухабистые дороги, он по-прежнему верит, что финский бизнес может быстро и без посторонней помощи вернуть этому региону былое процветание.

Выборг предоставляет огромные рыночные возможности, он расположен недалеко от Санкт-Петербурга. Его собственный потенциал способен решить экономические проблемы без большой помощи. Для финских предпринимателей там открываются отличные перспективы в плане торговли и туризма.

Можно было бы простимулировать отъезд русских из Карелии, выделив им на это деньги. Оставшиеся же русские стали бы иммигрантами, к которым финны, однако же, относились бы как к соотечественникам. Финны вернули бы в регион земледелие.

За 10-20 лет Финляндия сделала бы утраченную Карелию процветающей. От процветания Выборга и Карелии была бы польза и для России и Санкт-Петербурга. Возврат Карелии укрепил бы веру в то, что можно соседствовать мирно, без постоянных разногласий.

Читайте также:

Финны не использовали начинённые взрывчаткой игрушки во время войны - мнение финских историков

Мнение финского историка Антти Лайне на тему лагерей в Восточной Карелии и дела о геноциде

«Нельзя судить за одно преступление дважды»: глава Национального архива Финляндии о войне и уголовном деле о геноциде

Подписывайтесь и читайте новости Финляндии на русском!