Кристи Райк: станет ли 2020 поворотным в европейской политике по отношению к России

В прошлом году политика Евросоюза в отношении России испытывала мощное давление. Стремительно меняющаяся расстановка сил в мире вынуждает Европу к модернизации своей внешней политики и стратегии. Среди стран – членов ЕС нет единства в понимании того, что это означает, к примеру, применительно к России.

Кристи Райк, директор Институт внешней политики Эстонии. Фото: Marek Sabogal
Кристи Райк, директор Институт внешней политики Эстонии. Фото: Marek Sabogal
Кристи Райк, директор Институт внешней политики Эстонии. Фото: Marek Sabogal

Kaleva, 03.01.2020. Kristi Raik

Новый верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель призывает Евросоюз к усилению своей роли на Западе Балкан и в соседних странах. Очевидно, это основная задача с точки зрения еропейской безопасности и международного положения ЕС. Это неизбежно означает напряжённые отношения с Россией, которая бескомпромиссно борется за влияние в этих же регионах. Россия испытывает на прочность позиции Евросоюза на западе Балканского полуострова и укрепляет своё положение на Ближнем Востоке.

Жозеп Боррель заявил о том, что поддерживает продолжение антироссийских европейских санкций до тех пор, пока кризис на Украине не будет разрешён в соответствии с Минскими договорённостями. В прошлом году Франция, Германии и новый президент Украины Владимир Зеленский предприняли новые усилия для разрешения конфликта. Пока они привели лишь к сомнительному с точки зрения выгод для Украины обмену пленными. Возвращение под контроль Украины Донбасса и российско-украинской границы остаётся всё ещё далёкой целью. Быть может, заморозка конфликта станет лучшим решением, которого удастся достичь в ближайшие годы.

Складывается впечатление, что Москва не заинтересована в скором прекращении конфликта на Украине, в то время как некоторые страны Евросоюза демонстрируют признаки нетерпения. Заметным поворотом в прошлом году стала попытка Франции придать новое направление развитию отношений с Россией. Мнение Эмманюэля Макрона о том, что улучшение отношений с Россией поспособствует укреплению суверенитета Европы и контролю угроз со стороны южных соседей не убедило ни партнёров по Евросоюзу, ни Москву. Своенравный, не близкий партнёрам стиль Макрона порождает недоверие в других европейских странах и мешает достижению целей Евросоюза. В Польше и Прибалтике особенно хорошо помнят о том, что исторические попытки Франции и Германии усилиться с помощью России зачастую имели печальные последствия для тех, кто находился между этими странами.

В то же время относительно дальнейшего развития внешней политики Германии имеется большая неопределённость. Германия – одновременно богатая и уязвимая страна, что делает её опасной для будущего всего континента, как пишет Джордж Фридман в своей книге «Горячие точки» (Flashpoints). С уходом Ангелы Меркель исчезает сила, объединявшая политику стран Евросоюза в отношении России.

Впрочем, стратегическая позиция Меркель не распространяется на газопровод «Северный поток – 2». В данном случае Германия преследует свои узконациональные интересы и не принимает в расчёт более глобальные геополитические последствия реализации этого проекта. Германия подчёркивает плодотворность собственных экономических отношений с Россией, но при этом лишает Украину транзита газа, который, несмотря на связанные с ним сложности, является фактором, усиливающим позиции Украины и сдерживающим агрессию со стороны России.

Изображение: Euronews
Изображение: Euronews
Изображение: Euronews

Также проект «Северный поток – 2» продемонстрировал, что правила игры неодинаковы для маленьких и больших государств, даже в рамках Евросоюза, и даже Германия, которая всегда проповедовала важность подчинения правилам, может их нарушать. Проект газопровода противоречит целям энергетической политики Евросоюза, что приводит к претензиям как со стороны восточных, так и со стороны южных государств – членов ЕС. В начале прошлого года Германия попыталась усилить роль Европейской комиссии в контроле над энергетическим рынком. Санкции, которые постепенно вводят США против «Северного потока – 2», также усиливают разрушительный эффект, который несёт этот проект для Европы.

«Европейскость» России, к которой, в частности, апеллирует Макрон, сейчас выглядит более сомнительной, нежели в последние десятилетия. Путинская Россия больше не стремится брать пример с Европы, её внимание приковано к Востоку. Как и Николай Данилевский во второй половине XIX века в своих работах (а известно, что Путин ценит его точку зрения), Россия повторяет разговоры о том, что Европа разлагается и не в состоянии защищать собственные ценности. Возвращение России в прошлом году при содействии Франции и Германии в Совет Европы способствует этому мифу.

В этой ситуации Евросоюзу следует сформировать долгосрочную политическую линию в отношении огромного соседа, чей деспотический режим и жёсткие геополитические цели представляют для ЕС стратегическую проблему – как сказал Дональд Туск, покинувший недавно пост председателя Совета Европы. В сущности, у Европы в содружестве с США имеются возможности и предпосылки для защиты своих ценностей и интересов, и для контроля сложных отношений с Россией. Недостаёт лишь общей стратегии.

Читайте также:

Ilta-Sanomat: Россия продолжает вооружаться, но её ресурсы ограниченны

2020 год: Брекзит, Марс, выборы в США и многое другое

Подписывайтесь и читайте новости Финляндии на русском!