Прерванный русским обстрелом рождественский молебен в роте Симо Хяюхя – знаменитая военная фотография

24 December 2018

Народный депутат Антти Рантамаа, отправившийся добровольцем на фронт, привёз Рождество в Коллаанйоки.

Ilta-Sanomat, 23.12.2018 (впервые опубликовано в 2016). Текст: Simo Holopainen

Оригинал: https://www.is.fi/kotimaa/art-2000005942429.html

Небритые и немытые мужчины в перепачканных маскхалатах выстраиваются в шеренгу. Перед ними – командир роты и священник. Чувствуется чистый морозный воздух, они начинают петь: «Ангел небесный пропел с высоты…».

Короткий световой день скоро начнёт меркнуть. Этот особенный, тихий и мирный миг среди жестокой войны напоминает им о доме, что в сотнях километров от них.

Рождественский молебен в Коллаа, 1939
Рождественский молебен в Коллаа, 1939

Фотография рождественского молебна, сделанная в сочельник 1939, - одна из самых известных фотографий Зимней войны. Она многое говорит о человеческих отношениях и об образе этой войны. Это изображение защитников дома, веры и отчизны безо всяких прикрас.

Это не неизвестные солдаты – напротив, они стали знаменитыми. На самом острие вражеского удара в Коллаа оборону держала 6-я рота 34-го пехотного полка – «Баклан-6» – под командованием Аарне Юутилайнена. В основном она состояла из жителей общин Раутъярви и Мерикарвиа. Здесь служил снайпер Симо Хяюхя.

Известно, что этот легендарный солдат не присутствует на фотографии. Часть людей в тот момент была в дозоре или участвовала в бою.

Рождественский молебен проводит депутат Антти. Й. Рантамаа. В начале декабря он покинул парламент, эвакуированный в Каухайоки, и добровольцем отправился на фронт. Он был капелланом общины Йоройнен, и ему не пришлось стоять с пулемётом на Колланйокском шоссе – он стал пастырем, который защищал страну духовно. Кроме того, Рантамаа привёз в палатки и землянки мешки с подарками из дома.

Внезапно молитвенное умиротворение прерывается – со стороны русских начинается обстрел. Дьявольские мины рвутся среди холмов и сосен. Рантамаа в ту же секунду осознаёт, какие последствия может причинить снаряд, попади он в шеренгу бойцов.

Видимо, русские, находившиеся в паре сотен метров, услышали песнопения. Короткими очередями огрызаются пулемёты, слышится грохот 45-милимметровых орудий.

Аарне Юутилайнен и Анти Й. Рантамаа, депутат и пастор, Рождество 1939 в Коллаа.
Аарне Юутилайнен и Анти Й. Рантамаа, депутат и пастор, Рождество 1939 в Коллаа.

Рантамаа был избран в парламент от Аграрного союза летом 1939. Парламентская сессия началась 01.09.1939. В тот же день Германия напала на Польшу – началась Вторая мировая война. А вскоре Советский Союз предъявил территориальные претензии к Финляндии.

Рано утром в день начала Зимней войны, 30.11.1939 Рантамаа пришёл в библиотеку парламента полистать газеты. Когда раздался вой сирен, Рантамаа укрылся в подвале почтамта, оборудованном под бомбоубежище. Там народный депутат стоял в тесноте среди народа. Днём случилась вторая бомбёжка. Рантамаа написал в своём дневнике о попадании бомбы в Музей естествознания, вследствие которого расползлись змеи из музейной коллекции.

«Я вспоминал о них и в Коллаанйоки, когда смотрел на немыслимые разрушения, принесённые туда, как и в другие места, безумием войны. Этот образ как нельзя лучше подходил к тем бедам, которые причиняла война. Змеи вырвались на волю».

Депутаты были освобождены от воинской службы. И всё же в канун Дня независимости Рантамаа, по его собственному признанию, начал испытывать боль от того, что парни из его общины были призваны на фронт, а он – нет. Вскоре депутат-пастор уже трясся в поезде в направлении Ладожской Карелии, а за пару дней до Рождества добрался до линии фронта в Коллаа.

Собравшимся на молебен бойцам Рантамаа не стал читать рождественскую историю из Библии – он ограничился 91-м псалмом. «Падут подле тебя тысяча и десять тысяч одесную тебя; но к тебе не приблизится… Ибо ты сказал: "Господь - упование моё"». Это солдатский псалом.

Огонь периодически усиливается, и Рантамаа понимает, что люди в роте нервничают. Молебен заканчивается строфой из рождественской песни: «Теперь восславим Господа, что Сына отдал единственного». Солдаты возвращаются к своим палаткам.

Рантамаа вместе с командиром роты Юутилайненом – «Марокканским ужасом» – обходит всех и раздаёт подарки. В землянках стоят наряженные ёлки. Люди читают письма из дома. Здесь, под землёй, снова и снова повторяется рождественский гимн.

Пастор возвращается в Лоймолу, в штаб своей дивизии, где его ждёт непритязательное рождественское угощение. Ночью огонь артиллерии в Коллаа нарастает, в воздухе свистят осколки. Русские Рождество не празднуют. В тылу поговаривают, что они сбросили парашютный десант. Укладываясь спать, Рантамаа кладёт рядом с кроватью заряженную винтовку, а в карман маскхалата – пистолет.