Язь

02.05.2018

Не умею определить, откуда проис­ходит его название. Язь, так сказать, уже капитальная рыба и занимает одно из почетных мест в уженье крупной рыбы, настоящем охотничьем уженье, которое преимущественно привлекает истинного рыбака. Тот уже не охотник, кто закиды­вает маленькую удочку на мелкую рыбу там, где клюет крупная: лучше просидеть или простоять несколько часов, ничего не выудив, глядя на неподвижные на­плавки, но ежеминутно ожидая бога­той добычи, чем приняться за тасканье дрянных плотичек и, может быть, ото­гнать этим больших рыб.

Язи как-то редко попадаются в ма­лом виде. по большей части они начина­ют брать на удочку, достигнув порядоч­ной величины. впрочем, это замечание не везде верно. Это замечание справед­ливо только в отношении к Оренбургской губернии. около Москвы совсем напро­тив: мелкие язики попадаются гораздо чаще.

Около Москвы небольших язей фун­тов до двух называют подъязыками, но в других местах России я не слыхивал такого подразделения. Язи около четы­рех фунтов попадаются всего чаще, но бывают и в девять фунтов. Самый боль­шой язь, которого мне удалось выудить, весил около семи фунтов.

Язь довольно широк, но уже не кругловат и ровнее плотицы. иногда достигает трех четвертей длины и двух вершков толщины, разумеется в спине. хвост и нижние перья имеет красные, а верхние – сивые. Глаза светло-корич­невые. покрыт чешуей, которая около спины крупнее и темнее, по большей части серебристого цвета но попадаются изредка язи, в одной и той же реке жел­товато-золотистые. Они водятся только в водах чистых: реках, проточных прудах и больших озерах. икру мечут в мае.

Язи легко привыкают к прикормке, особенно постоянной, и только при этом условии можно выудить много крупных язей в одно утро на одном и том же месте. Под словом «много» я разумею какой-нибудь десяток. С начала вес­ны язи охотно берут на куски умятого хлеба величиною с небольшой грецкий орех, потом на крупных земляных и на кучу навозных червей, или глист, также на раковые шейки. В начале и средине лета – на линючих раков и на большого белого червя (сальника). попозднее – на кобылок, а осенью язи почти не берут. если и возьмет какой-нибудь шалун, то уже не на большую насадку и удочку, а на удочку маленькую мелко пущенную и насаженную на пшеничку, муху или тому подобную мелочь. Одного из самых крупных язей я выудил на большого зе­леноватого комара особенной породы, на крошечную удочку. Зато я водила его около часа.

Настоящий клев язей – со дна. Для уженья употребляются крючки большие, если велика насадка, и средние, если она мала. По слитии полой воды вслед за плотицей сейчас начинают брать язи. Самый лучший клев их, по замечанию рыбаков, бывает в то время, когда цве­тет калина. Если вы удите без прикорм­ки, на ходу рыбы, то надобно, выбрав узкое место реки, одну удочку закинуть на середину, другую поближе, а третью у берега. Если же удите на прикормленном и отлогом месте, то выгоднее класть все наплавки около травы, поближе к бе­регу, а удилища – на траву. Без всякого сомнения в обоих случаях самое драго­ценное время для уженья язей – раннее утро. Тут они берут задолго до восхожде­ния солнца, так что только сидя лицом к заре, и то наклонясь к земле, можно различить наплавки. Только истинный охотник может вполне оценить всю пре­лесть этого раннего уженья... При торже­ственной тишине белеет восток и гонит на юго-запад ночную темноту, предметы выступают из мрака, яснеют, но камыши стоят еще неподвижны, и поверхность вод не дымится легким паром: еще долго до солнца... Вдруг начинаете вы слышать сначала издали бульканье подымаю­щихся со дна пузырей: это воздух выпу­скаемый чрез ноздри крупною рыбою... Это верный знак, что идут язи... Пузыри выскакивают ближе, вы уже их видите... Сейчас начнется клев... Язь берет верно и прямо утаскивает наплавок в воду. Под­сечка должна быть скорая, решительная, но не слишком крепкая и не порывистая. Язь – одна из сильных рыб и на удочке ходит очень бойко. Надобно осторож­но, утомив наперед, выводить его на поверхность воды и наблюдать, чтобы круги, которые он станет давать были не слишком широки: иначе ему будет легко, бросившись в сторону натянуть лесу и оборвать.

Большие язи бывают очень жирны, и уха из них довольно вкусна, но всего лучше приготовлять их на холодное под соусом с сметаной и хреном. жаль толь­ко, что язь очень костлив. Цвет его тела бледно-бланжевый.

Наибольшую часть крупной рыбы, выуженной мной в течение всего ры­боловного моего поприща, составляют язи. Река Бугуруслан, на которой я вы­рос, изобиловала в то время преимуще­ственно язями. Головли переводились, а лещи еще не заводились. Итак, большие язи были вожделенной добычей рыбака. Да и как славно брали они тогда на хлеб, без всякой прикормки, по всей реке без исключения. Только, бывало, и слышишь о порванных лесах, разогнувшихся или переломленных крючках и удилищах. Разумеется, язей таскали через голову, как плотичек, – итак мудрено ли, что выуживали четвертую часть из числа по­падавшихся?.

К числу диковинных случаев, ви­денных мною на уженье, можно при­числить и следующий. Удил я один раз на берегу своего пруда в Оренбургской губернии, а другой рыбак сидел на мост­ках, устроенных в траве над самым ма­териком, посредине пруда. Вдруг вижу я, что рыбак встал на ноги и начал водить, по-видимому, большую рыбу. Эта исто­рия продолжалась так долго, что я при­шел в большое удивление. Я попробовал спросить, но расстояние было велико, и мы слышали только крик друг друга, а слов расслушать не могли. Мне надо­ело смотреть на однообразные движе­ния рыбака, и я занялся собственными удочками. Изредка я взглядывал на него и видел все одно и то же. Наконец, по крайней мере через час, увидел, что ры­бак поспешно плывет на лодке прямо ко мне: он привез в сачке не отцепленного огромного язя (с лишком в пять фунтов) и пригласил меня посмотреть, каким манером он попался на удочку. В самом деле, это была диковинка: шелковый поводок (в две шелковинки) обернулся и захлестнулся за конец спинного пла­вательного пера, а крючок, насаженный червяком, не тронутый висел у язя сбоку. Я пробовал держать рыбу на весу (а в воздухе это несравненно тяжелее, чем в воде) – и рыба держалась крепко.

Сообщаю новость охотникам: в про­шлом, 1851 году, ночью на 15 сентября, попал мне язь в три фунта на крючок, насаженный карасем и поставленный на налимов, в яме под вешняком. Итак, язь может взять и на рыбку.