1/5 времени каждый вагон едет, 4/5 – стоит

18 November 2018

Западная Сибирь даёт 90% энергетических ресурсов страны. А там из 250 млрд. рублей, отпущенных на жилищное строительство и социальные нужды освоено всего 34 млн. рублей

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь.

БУРЛАЦКИЙ РЕШИЛ, ЧТО «ВСЁ ДОЗВОЛЕНО» И МГНОВЕННО БЫЛ НИЗВЕРГНУТ И ДАЖЕ ПОТЕРЯЛ ПРАВО ВЫЕЗДА ЗА ГРАНИЦУ

18 ноября 1973 г. Всю неделю просидел в Серебряном бору, - очередная «теоретическая задача». Тезисы к встрече секретарей ЦК социалистических стран по внешнеполитической пропаганде и идеологии. Намечена на вторую половину декабря. Там - Шахназаров, Медведев, Вебер, Пышков и соответственно - из других отделов. Народу тьма, что только усложняло работу. Бурлацкий... Он был начальником над Шахназаровым, он - создатель консультантской группы в отделе соцстран (ещё при Андропове, он выпестовал Арбатова, который затем его сменил в роли руководителя группы). При подготовке Программы партии и вообще XXII съезда КПСС летом 1961 года в Соснах, Бурлацкий был весьма важная персона. Я «бегал мальчишкой» тогда на этой даче. Но ко мне он был снисходителен. А теперь всё наоборот: он зав. сектором в Институте права и рассматривает как благодеяние сам факт приглашения его к такой работе. Шах над ним начальник. И от былой заносчивости - ни следа. А в общем довольно одарённый человек, который, как и Беляков, на определённом этапе решил, что «всё дозволено» и мгновенно был низвергнут и даже потерял право выезда за границу. Но старые друзья, многим ему обязанные, не оставляют.

М. Горбачев и Ф. Бурлацкий
М. Горбачев и Ф. Бурлацкий

18 ноября 1978 г. Чем кончилось событие с Загладиным? (Загладин без ведома Пономарёва опубликовал статью по поводу книги Коэна «СССР и мы», врезал «еврокоммунистам». И это после того, как только что в Москве был Берлингуэр и обнимался с Брежневым. Загладин – не человек с улицы. И все поняли, что объятия эти – чистое фарисейство, на самом деле ЦК КПСС думает по-загладински. – прим. авт.)

Б.Н. (Пономарёв) мне сообщил, что Суслов ему звонил. Но предлог был – не статья Загладина, а тот факт, что как раз накануне Б.Н. вновь, в третий раз, несмотря на летнее решение Секретариата ЦК «отложить», заставил «Правду» набрать сочинённую по его настоянию статью – «Чего хотят монополии от еврокоммунизма?» – и навязал вёрстку Суслову, чтоб тот в праздники прочёл и «вернулся к вопросу о публикации». Так вот М.А. и говорит: видишь, мол, несколько фраз Загладина вызвали такую бурю, а ты хочешь – целую статью! И вообще, мол, как это так? Ты (Пономарёв) одобрил эту статью? Почему такие вещи выходят без ведома ЦК?

Б.Н. говорит мне: мол, не стал уж совсем подводить Загладина (что он ответил Суслову на самом деле, я так и не понял). Однако, он подложил «нам» (?!) большую свинью. Свинья, как я понял, состоит не в том, что Загладин обругал «еврокоммунистов», а в том, что он «перебежал дорожку» и сделал невозможным публикацию заветной статьи Пономарёва. И слава Богу! Не было бы счастья, да несчастье помогло! А что касается – он-де не хотел подставлять совсем Вадима, то, очевидно, ему важнее выглядеть хозяином у себя дома (как это так – без его ведома его первый зам публикует принципиальные вещи в центральном органе ЦК!), чем человеком, допустившим перегиб в критике оппортунистов.

Вчера у нас была отчетно-выборная партконференция всего аппарата ЦК. Всё чинно и до отвращения заорганизовано. На доклад и заседание до первого перерыва пришли секретари ЦК во главе с Сусловым. Их приветствовали стоя, как школьники при входе учителя. Когда перечисляли кандидатуры в состав президиума, произнесение фамилии каждого секретаря сопровождалось аплодисментами (по нисходящей: от Суслова до Русакова). Потом, когда пошли «а также», т.е. члены президиума из нас самих, им, естественно, уже не хлопали. Каждое упоминание Брежнева в докладе ли, в выступлениях, даже походя, внутри фразы, отмечались аплодисментами. Сам доклад в основном состоял из общепропагандистского трёпа о делах страны в общем и целом. Тем не менее в прениях были любопытные данные.

Ястребов
Ястребов (зав. Отделом тяжелой индустрии): производим 795 млн. тонн угля, 575 млн. тонн нефти. Западная Сибирь даёт 90% энергетических ресурсов страны. А там из 250 млрд. рублей, отпущенных на жилищное строительство и социальные нужды освоено всего 34 млн. рублей.

Бочков (зав. Отделом лёгкой промышленности): 11,2 млрд рублей потеряно государством на уценке товаров.

Симонов: 1/5 времени каждый вагон едет, 4/5 – стоит. За 20 лет железные дороги удлинились на 15%, а грузооборот увеличился в 4 раза. Незавершонка на железных дорогах – 90 млрд. рублей.

Как бы то ни было всё заранее согласовано и «придумано» – кого и сколько от каждого отдела в президиум, кого (некоторых в порядке компенсации) в редакционную комиссию, хотя проект резолюции был заранее напечатан типографски и сброшюрован, и через пять минут после избрания редакционной комиссии роздан все делегатам. Кому поручить что-нибудь огласить (это тоже почётно), кого избрать в новый состав парткома (изменённый на две-три персоны из 17-ти). В общем, этот парад-alle, торжественный и нарочито, открыто формальный. Имеет, очевидно, целью продемонстрировать подавляющий авторитет и мощь партийности (над каждым в отдельности). Характерно, что ни А.М. Александров, ни прочие большие чины аппарата не позволяют себе игнорировать это собрание. Упомянутый А.М. то и дело убегал, но возвращался: в это время шла встреча Брежнева с американскими сенаторами, на которую именно он, Андрюха, уговорил Генсека.

Вообще, что-то в этом есть – в этой теперь уже почти иррациональной по своей сути силе партийности, что-то от большевистской традиции (хотя начинка коренным образом изменилась: такие собрания, как и вся наша парторганизация при ЦК, никакого реального значения для дела не имеет).