«Не отбирать Севастополь у Кравчука, а пусть попробует его «взять»!

Кравчук. Показывают по ТВ. Присваивает себе и ядерные ракеты, и Донбасс, и Крым... Идиот... Он что - считает, что и Севастополь ему принадлежит?!

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.).

7 октября 1991 года. Нет уж... тут самый что ни на есть «демократ», если он русский - будет против... И ещё как будет!.. И не отбирать придётся Севастополь у Кравчука, а пусть он его попробует «взять»! (Вот такой наивняк ещё был я. Мерил иными стандартами, интеллигентскими.)

Леонид Кравчук, 1-й президент Украины
Леонид Кравчук, 1-й президент Украины

7 октября 1985 г. Неделя Горбачёва в Париже. Ещё одна на протяжении веков попытка России обняться по-братски с Европой. И опять – ирония, холодность, вежливая надменность в ответ. Опять Достоевско-Данилевско-Блоковская ситуация (высокомерное и гнусное лицо Миттерана во время совместной с Горбачёвым пресс-конференции было лицом Европы в ответ на наше радушие). И опять мы накануне нового исторического ожесточения (особенно, если ничего не выйдет из встречи Горбачев-Рейган, а, наверно, не выйдет).

И всё-таки что-то сделано для изменения представлений о нас. А главное: сами мы старались понравиться Европе, вернее открыто показать ей свои добрые намерения, меняемся. Не знаю уж, сознательно делает Горбачёв потому, что он реалист и хочет во всем считаться с «реальностями»? Ведь, если внимательно читать, что он наговорил за полгода и, особенно, в Париже, легко различить отказ от идеологической нетерпимости. А это уже много для начала, если это начало, конечно, а не дипломатия, «идеология на вынос», как убеждён мой Б.Н. (кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС Борис Пономарёв). Пропаганда сама этого не подхватит. Надо, чтоб в неё это внедряли. Важно, чтобы этот «сдвиг» был закреплён на съезде. (Мы говорили с Арбатовым на эту тему, это его работа – насыщение внешнеполитических текстов философическим содержанием). Но для этого надо ещё решить «еврейский вопрос» и проблему отношениий новой (горбачевской) власти с интеллигенцией, до чего у него пока руки не дошли.

7 октября 1974 г. Навестил меня сегодня Волобуев, отставной директор Института истории. Всякие вещи рассказывает про науку. Сценки из заседаний академиков-маразматиков: выдвигают кандидатов на очередные выборы в Академию. Жополижество и прохиндейство совершенно в открытую. Уже никто не стесняется, потому что знает, что только так туда попадают. И именно это эксплуатирует Трапезников: готовность научных сотрудников всех степеней запродать себя с потрохами и ползать публично на животе позволяет ему организовывать любые охоты за ведьмами по части ревизионизма. Может быть, не только порядочных, но позволивших себе нейтральность, изгоняют из учёных советов, с должностей, а то и из институтов. Пошлейшая вакханалия критиканства в духе 1949 года в исторических публикациях, в докладах, во всем. Все напуганы до потери человеческого облика.

Волобуев брюзжит, всё поносит, всем недоволен. Неприятно на него смотреть в этой роли, потому что сам он всю свою карьеру строил на том же, что его сейчас возмущает, - на беспринципности, цинизме, демагогии, антисемитизме, «чего изволите» и проч. А теперь, видите ли, он, оказывается, хороший. Но его недовольство - не только ворчание выброшенного из тележки деятеля. Оно глубже. И это страшно, страшно уже не за него, не за себя, не за окружающих, - за страну.

Полностью дневниковые записи Черняева, сделанные 7 октября в 1974, 1984,1985 и 1991 годах, смотрите здесь.