Копатели Чёрного острова

21 July 2019

Как жители Кунашира находят предметы японской старины. Фотоистория Андрея Шапрана

Спор о принадлежности курильских островов продолжается со времён Второй мировой войны – по мнению России территории входят в Сахалинскую область, Японская сторона включает их в часть префектуры Хоккайдо.

В 1956 году между странами была подписана декларация, по которой состояние войны прекращается, а острова Шикотан и Хабомаи переходят Японии после вступления в силу мирного договора, который на сегодняшний день не подписан. «Заповедник» публикует историю документального фотографа Андрея Шапрана, который снимал кладоискателей предметов японского быта, сохранившихся в земле после войны на Кунашире. Полноценных раскопок здесь российские археологи не проводили, японским археологам работать на островах запрещено до тех пор, пока спор о принадлежности территорий не прекратится.

Михаил Лукьянов родился и вырос на Кунашире – самом южном из Курильских островов. Его отец, военнослужащий, переехал на остров в 59-м году, но бывал здесь с советскими войсками ещё в 45-м. Он рассказывал, что во время войны корабли топили дровами, а когда дрова заканчивались, военные высаживались на берег Кунашира в поисках топлива. Пустые дома, в которых до войны жили японцы, они опоясывали тросом, а потом сдёргивали с места и разбирали на дрова. За одну высадку разрушали по пять-шесть домов. Разбросанный домашний скарб постепенно покрывался слоями земли. Кунашир на языке айнов, древних жителей, значит «чёрный остров». Из-за того, Михаил Лукьянов ищет предметы японской старины, его прозвали чёрным копателем. Когда на Кунашире раскапывают канаву или чинят канализацию, Михаил всегда оказывается рядом. Тяга к находкам у Михаила появилась в детстве – из любопытства он нашёл и раскопал место, где отец прятал оставшееся после войны ружьё. Тогда отцу это не понравилось, да и позднее к раскопкам он относился с неодобрением – найденные в земле статуи называл чертями. Когда Михаил продал одну из своих находок за 500 долларов, отец долго не мог в это поверить.

Кладоискатель Михаил Лукьянов, официально безработный

Фото: Андрей Шапран
Фото: Андрей Шапран

Фото: Андрей Шапран
Фото: Андрей Шапран

В доме у Михаила Лукьянова. Часть находок была повреждена копателями при раскопках

Фото: Андрей Шапран
Фото: Андрей Шапран

Чаша для чайной церемонии из керамики Раку. Основателем стиля считается керамист Танака Тёдзиро. На протяжении 450 лет его семья продолжает производить посуду. Надпись выполнена на китайском языке, стилизована под древний шрифт

Фото: Андрей Шапран
Фото: Андрей Шапран

Госё-нингё — небольшие фигурки в виде толстощёких детей, вырезанные из дерева и покрытые специальным составом из толчёных раковин устриц

Фото: Андрей Шапран
Фото: Андрей Шапран

Фото: Андрей Шапран
Фото: Андрей Шапран

Красный карп в изобразительном искусстве Японии обозначает мудрость, укрощение стихий, управление временем

Фото: Андрей Шапран
Фото: Андрей Шапран

Анатолий Мамотов, капитан на рыболовных судах. Увлекается раскопками

Фото: Андрей Шапран
Фото: Андрей Шапран

Журавль «тзуру» – символ долголетия. Изображение журавля можно встретить на посуде, вазах, картинах, кимоно.

Фото: Андрей Шапран
Фото: Андрей Шапран

Фото: Андрей Шапран
Фото: Андрей Шапран

Фото: Андрей Шапран
Фото: Андрей Шапран

Упаковка для зубного порошка

Фото: Андрей Шапран
Фото: Андрей Шапран

Пиалы для чая

Фото: Андрей Шапран
Фото: Андрей Шапран

Статуэтка Дайкоку, одного из семи богов счастья, выполнена вручную. На голове у статуэтки Дайкоку оставлен отпечаток большого пальца – признак высокого мастерства

Фото: Андрей Шапран
Фото: Андрей Шапран

Медная монета в 10 сэн. По словам старшего научного сотрудник Государственного музея искусства народов Востока Галины Шишкиной, номинал такой монеты сегодня составляет 1/100 иены

Фото: Андрей Шапран
Фото: Андрей Шапран

В комнате у Михаила Лукьянова

Фото: Андрей Шапран
Фото: Андрей Шапран

Кладоискатели Михаил Лукьянов и Анатолий Мамотов

Фото: Андрей Шапран
Фото: Андрей Шапран

Однажды у Тихоокеанского побережья рабочие выкопали яму для строительства, и Михаил нашёл в ней статую, которая стала для него ценнее многих других. Редкая, ручной работы, с отпечатком большого пальца мастера на голове глиняного бога. Только заполучил он её не сразу: рабочий случайно ткнул лопатой в Дайкоку – отломанная голова потерялась в земле. Чтобы отыскать её, Михаил в течение месяца возвращался на это место.

В советские времена Михаилом заинтересовалась прокуратура. Его выслушали и сказали: «Копай хоть до Нью-Йорка! Бывшие японские деревни – это не памятники культуры». Михаил, конечно, так не считал и не считает. Сейчас в его коллекции десятки пиал, монет, медалей, наборов для чайной церемонии, и эти предметы он хранит у себя дома.

Андрей Шапран

Понравилась статья? Ставьте лайк 👍 и подписывайтесь 🤝 на наш канал!

----

Читайте также:

Огненная вера

Число россиян, занимающихся спортом, должно вырасти до 55%

Для обеспечения онкобольных поддерживающей терапией создают специальный тариф ОМС

----

Канал ФОМ(Фонд Общественное Мнение) про политику, социологию, науку, культуру, этнографию, здоровье и многое другое. Если у вас есть интересные темы для публикаций или истории, которыми вы хотели бы поделиться, то напишите нам об этом: hello@fom.ru