Харассмент по-русски: почему наши мужчины - самые сильные

Болельщик, поцеловавший иностранную журналистку в эфире, доказал: российские мужчины лучше всех

В день открытия чемпионата мира по футболу в Москве произошел инцидент, о котором стало известно лишь несколько дней спустя. Пока корреспондент Deutsche Welle (DW) Жюльет Гонсалес Теран в прямом эфире рассказывала об открытии чемпионата, к ней подскочил мужчина, крикнул по-русски «Россия — чемпион!», схватил за грудь и поцеловал в щеку. Все произошло в считанные секунды. Девушка проявила недюжинный профессионализм и, даже не изменившись в лице, продолжила вести репортаж. Однако в редакции DW случившееся расценили иначе и заявили о документально зафиксированном случае харассмента при исполнении.

В сети разразился настоящий скандал: новость о харрасменте по-русски растиражировали десятки СМИ. Страшный русский мужик домогнулся до иностранной гостьи, и даже видеокамера не остановила его дикость.

На следующий же день российский болельщик Руслан пришел в московский корпункт DW и попросил связать его с Жюльет Гонсалес Теран, которая успела уехать в другой город вслед за матчами чемпионата. Они мило поговорили по Скайпу. Руслан сердечно извинился за свой поступок. Оказалось, он поспорил с другом, что сможет поцеловать корреспондента прямо во время трансляции. Рядом случайно оказалась именно Жюльет. Мужчина решил действовать быстро, но его подвела левая рука — собирался схватить за плечи, а попал левой в грудь. Руслан сообщил Жюльет Гонсалес Теран, что знает, как тяжела ее работа и надеется, что она никогда больше не столкнется с подобным инцидентом в своей карьере. Извинения были приняты. Казалось бы, счастливый конец.

Но вот вам еще один сюжет, казалось бы, не связанный с первым.

Простой колумбийский менеджер Луис Фелипе Гомес приехал на чемпионат мира в Россию. Итог поездки — Луис лишился работы. Дело в том, что он неосторожно опубликовал в Фейсбуке сорокасекундный видеоролик, в котором он и его приятели выпивают на трибунах стадиона «Мордовия Арена» какую-то прозрачную жидкость из фляжки, закамуфлированной под бинокль. Стаканчик, в который мужчины разливают жидкость, больше напоминает наперсток. Ролик очень понравился пользователям социальных сетей и разошелся мгновенно. Коллеги из компании-авиаперевозчика Avianca Cargo опознали Гомеса. И Гомеса уволили за действия, противоречащие ценностям авиакомпании. Он нарушил порядок и нормы, принятые на чемпионате мира, когда сначала тайком пронес алкоголь на стадион, а потом, как будто этого было мало, выпил его с друзьями. В довершение всего Колумбия в Саранске проиграла Японии.

Что общего у этих случаев? Звериная серьезность, с которой европейцы относятся к совершенно несерьезным событиям. Да, насилие в отношении женщин — это серьезнейшая проблема, да, правила чемпионата придуманы для безопасности десятков тысяч болельщиков. Однако Интернет давно превратился в кривое черное зеркало, увеличивающее до глобальных размеров события крошечные и не влекущие глобальных последствий. Личная страница в Фейсбуке уже не личное дело ее владельца. Человек перестает быть свободным в своих порывах. Человек хочет чуть-чуть пошалить, поиграть в бунт против системы - выпить мензурку крепкого алкоголя с друзьями на стадионе. Человек хочет совершить маленький подвиг на спор с друзьями, совершить то, на что не решится мужчина застенчивый и неуверенный в себе. Но теперь человек подумает трижды. А вдруг кто-то снимет его «подвиг» на видео и сдаст его начальству на работе? А вдруг целая европейская страна ополчится на тебя? Человек приучается держать руки по швам и относиться ко всему со звериной серьезностью. К чему это приведет? К утрате способности непринужденно выражать свои эмоции и, в конце концов, радоваться жизни.

А это противоречит самому духу чемпионата мира по футболу.

Российский болельщик Руслан решил извиниться перед девушкой Жюльет, чтобы она и десятки тысяч возмутившихся пользователей Интернета не чувствовали себя обиженными. И тем самым доказал, что наши мужчины — самые лучшие. Потому что не каждый осмелится поцеловать корреспондента в прямом эфире. А потом прийти в редакцию, потребовать аудиенции и принести извинения — на это способны только самые сильные.