Слежу за тобой: методика израильских спецслужб поможет выявить мошенника в компании

За последние два года 48% российских компаний столкнулись с экономическими преступлениями. Среди самых «больных мест» в наших организациях — присвоение активов, мошенничество в сфере закупок, взяточничество и коррупция. Как выявить мошенника?

28 SHARES FACEBOOK VKONTAKTE TWITTERАлексей ФилатовForbes ContributorФото Ashraf Amra / Anadolu Agency / Getty ImagesНайти виновных можно, даже когда программные средства защиты оказались бессильны
28 SHARES FACEBOOK VKONTAKTE TWITTERАлексей ФилатовForbes ContributorФото Ashraf Amra / Anadolu Agency / Getty ImagesНайти виновных можно, даже когда программные средства защиты оказались бессильны

Инциденты обычно расследуют службы безопасности с помощью специальных программ (например, DLP-систем). Но если таких инструментов нет или их недостаточно, то компания может прибегнуть к опыту израильских спецслужб.

Приведу пример из личной практики. Служба безопасности банка, входящего в топ-20 крупнейших в России, заподозрила одного из топ-менеджеров в торговле инсайдом. Он работал с финансовыми инструментами и знал, когда и какие деривативы нужно покупать и продавать, как поступать с акциями, чтобы получить максимальную выгоду. Одни из клиентов как будто стали «угадывать» чаще, другие реже. Это можно было бы списать на случайность, но руководство банка решило убедиться, что никто из клиентов не пользуется покровительством топ-менеджера. 

Информация, собранная DLP-системой, подтвердить подозрения не помогла. А открытая проверка полиграфом могла бы испортить рабочие отношения и демотивировать сотрудника, если бы тот оказался невиновен. В итоге банк решил обратиться к профайлингу. Под видом кадрового обучения я пообщался с менеджером лично. Его психологический портрет, реакции и невербальные жесты говорили о том, что подозрения банка могли быть оправданны. Расследование продолжили — третья беседа с топом принесла признание: он действительно сблизился с некоторыми клиентами и помогал им принимать верные решения, за что получал вознаграждение. Чем закончилась история, не скажу: на получении признания моя работа закончилась. Но банк раскрыл инцидент, используя технологии профайлинга.

Первыми прогнозировать поведение людей начали в 60-е в полиции Израиля, на очередной волне терактов. Силовики оценивали эмоции авиапассажиров по их микровыражениям и стремились выявить преступные намерения. Но с тех пор профайлинг продвинулся и стал использоваться шире: для разоблачения мошенничества, управления кадрами, повышения продаж и просчета рисков личности для окружающих или бизнеса. Причем силовикам в аэропортах тяжелее, чем компаниям: у первых почти нет времени на общение и оценку приходится выносить налету. С работой «на месте» куда проще.

Есть преступление и круг подозреваемых, но нет зацепок: что делать?