Боль моего сердца. Или цените своих собак.

Боль моего сердца. Или цените своих собак.

В далеком 1993 году мне родители подарили щенка, ризеншнауцера, суку, звали ее Афина. Я с ней занимался все свободное время. Шли годы. В 2002 году я нащупал у нее в ткани молочной железы уплотнение с горошину. Ей было 9 лет. Рак. Это был гром среди ясного неба. Я в ту пору вел небогатое существование студента 6 курса мединститута. Обежав всех авторитетных собачников я купил курс терапии настолько, насколько хватало денег. Болезнь удалось сдержать на 3 года, но вот опухоль стремительно пошла в рост. Вскоре, когда она уже достигла веса в несколько килограммов мне стало невыносимо перед своей совестью слышать тяжелое дыхание моего пса по ночам - метастазы распространились по всему организму, она мучалась, но не подавала виду, в туалет уже ходила в квартире, тяжелая опухоль не давала ходить не смотря на специально сшитый комбинезон, который спасал по-началу. Афина не скулила по ночам. Чтобы не нарушать мой сон. Соседи рассказывали, что когда я уходил из дому они слышали страшный вой.

Так продолжаться больше не могло.

Я обратился к коллеге, анестезиологу, с просьбой дать мне наркотиков для усыпления пса, коллега пообещал в среду. Я приехал. Прождал 3 часа, пока мне не сказали, что у него по средам командировки в другой город. (если вы, "коллега", это читаете - ну вы поняли). Я наугад поехал в больницу города Икс и обратился в реанимации к первому попавшемуся доктору с человеческими глазами - просто представившись и рассказав ему мою беду. Он выкурил сигарету, молча ушел, вернулся спустя минуту. " Это (протянул ампулу) вколешь, чтобы загрузить, когда заснет - коли эту - быстрый миорелаксант - остановит сердце, потом добавишь медленный - чтобы наверняка."

-Как зовут тебя?

-Тебе зачем?

-Молится за тебя буду

-Сергей

Его звали Сергей. Сергей, я вспоминаю тебя и как обещал - молюсь за тебя, ты хороший человек.

Я по пути домой взял шприцов, димедрола ( тогда он продавался свободно) и приехал домой.

Афинка старалась при мне дышать ровнее, чтобы я не волновался, но пока я открывал дверь я слышал с каким хрипом ей давался каждый вдох.

Я ее положил на диван, принес с кухни большой кусок мяса

Пока она старалась есть я объяснил

-Я тебя очень люблю, но так больше продолжатся не может, я должен, ты просто заснешь, боли больше не будет

Она смотрела мне прямо в глаза, пока я брил ее лапу в районе скакательной вены.

-Пойми, я больше не смогу терпеть твою боль, так надо.

Я взял шприц, ввел анальгин с димедролом, собрав всю свою волю, ввел наркотик, она смотрела на меня, пока ее глаза не начали закрываться, слезы сами собой полились из моих глаз, но я не мог больше позволить себе ее боль, следующий шприц, быстрее же, останавливаем сердце, и медленные релаксанты, три, два, один..все. Последний удар ее сердца я помню до сих пор. Прости меня, мой пес. Мир стал черно-белым без тебя. Я обернул ее в покрывало и повез далеко за город, в места своего детства. Всю дорогу стоял липкий и необычный туман, я машинно выкопал могилу под трехстволым деревом, похоронил.

Прощай, Афина, ты была моим настоящим другом, а я как и обещал, был с тобой до конца.