Пассажиры разбогатеют на овербукинге

На этой неделе в Госдуму будет внесен законопроект, согласно которому пассажир, не улетевший своим рейсом вследствие овербукинга, получит от авиакомпании стоимость своего билета в десятикратном размере. Что с ним не так?

Таким образом депутаты намерены защитить права пассажиров, поскольку сейчас вообще овербукинг никак не регламентирован законодательством, и пострадавший имеет право лишь на то же обслуживание, что и при задержке рейсов — напитки, питание, размещение в гостинице и т.п. Но одно дело, когда по какой-то вынужденной причине не летит никто, и совсем другое дело, когда не летишь только ты: каждый раз такая ситуация оборачивается скандалом, потому что никто не согласен с тем, что именно он оказывается кандидатом на вылет.

В United с овербукингом просто: оказался “лишним” – пшёл, уважаемым людям лететь надо.

За рубежом проблема решается проще: пассажирам еще в процессе регистрации (или на посадке, смотря когда выявляется наличие овербукинга) предлагают добровольно отказаться от полета в обмен на денежную компенсацию:  или в конкретной валюте, или в виде ваучера на последующие перелеты. Во втором случае размер компенсации обычно выше, поскольку деньги, по сути, остаются в авиакомпании.

Кроме того, в Европе вообще регламентирован конкретный размер компенсаций за отказ в посадке, а вот в России можно разве что отсудить по 25 рублей за каждый час задержки: даже на постановления европейских судов при овербукинге на рейсах из ЕСмногие наши авиакомпании попросту плюют (об этом мы на днях расскажем в отдельном материале).

Впрочем, компенсации в десятикратном размере только навредят отрасли. Сейчас средняя стоимость билета составляет 12 тысяч рублей на внутренних направлениях и 18 — на международных. Делим грубо пополам, чтобы получить цену сегмента, и получаем компенсацию в размере 60-90 тысяч рублей на одного пассажира. Для сравнения, в Европе это «всего» 400 евро, то есть, в три раза меньше. В США размер может достигать $1350, однако на практике добровольцы соглашаются уже на $200-300.

Где авиакомпании возьмут деньги на эти компенсации? Естественно, все будет заложено в стоимость билетов, либо же придется не практиковать коммерческий овербукинг и до кучи держать резерв кресел на каждом рейсе на случай технического. Впрочем, на цивилизованных рынках, по статистике (достоверная есть только для США), от овербукинга страдает всего 0,1% пассажиров, хотя перевозчики продают в среднем на 7-10% больше билетов, чем имеют кресельной емкости. Вероятность того, что все пассажиры, имеющие билеты на конкретный рейс, вовремя придут и зарегистрируются, оценивается как 1:10000.

«Овербукинг никак не отражен в Воздушном Кодексе и других законодательных актах в России. Поэтому доказывать факты намеренной перепродажи билетов, равно как и отстаивать невиновность перевозчиков, будет достаточно сложно.

Вообще история попахивает популизмом: попыткой набрать баллы на фоне событий со штрафом «Победе».

Если в законопроекте не будет ничего, кроме крупного штрафа для авиакомпаний, инициатива едва ли найдет поддержку в Минтрансе, да и в профильном комитете Госдумы, скорее всего, тоже. Впрочем, было бы хорошо, если на этом информационном фоне авиационные власти и законодатели вернулись бы к обсуждению законопроекта об овербукинге двухлетней давности», — говорит Олег Пантелеев, исполнительный директор агентства «АвиаПорт».

Илья Шатилин