Маша, что с лицом? Почему все женщины стали одинаковыми

18.07.2017

Мода есть мода. Стоит по парижскому подиуму пройтись супермодели в кроп-топе от кутюр, как через сезон, когда тренд спустится в масс-маркет, все, от старшеклассниц до матрон, — с голыми животами. Но тряпочку поносишь и заменишь, зачем делать так же с лицом?

В масс-маркет теперь спустилась и пластическая хирургия, а косметология и вовсе стоит копейки. И если законодательницы моды потихоньку приходят в себя, а Рената Литвинова в пику тренду и вовсе заявляет, что «подколотый» рот крадет индивидуальность, то получившая доступ к филлерам массовая аудитория заигрывается и устраивает настоящее фрик-шоу.

Встретить на вечеринке девушку в таком же платье — это по-прежнему страшный сон, а вот одинаково скроенные лица поощряются и даже делают красавиц вхожими в один и тот же круг. Уже сложилась тенденция: верхняя губка — плотной дужкой, скулы, как глаза у акулы-молота, развернуты в разные стороны, лоб гладкий, мизерный, чуть вздернутый носик двенадцатилетней крестьянки — и вуаля.

На смешную тенденцию к одинаковым лицам в Сети создано полно мемов, а вот психологи грустят. Говорят, сознательное стремление быть похожими когда-то подарила нам природа. Чтобы выжить, люди сбивались в группы и определяли «своих» по особым приметам. Сегодняшняя тяга собираться в стадо — печальный звоночек. Отчего нам стало так страшно быть не как все, быть не принятыми? Почему каждая, сидящая на косметической игле девушка, так не дружит с собой, что хочет от себя избавиться?

Так было не всегда

Пик моды на отсутствие моды — на индивидуальность — пришелся на 90-е годы прошлого столетия. Тогда Линда Евангелиста НЕ делала ринопластику, хоть и ненавидела свой очаровательно нависающий тонкий клювик, а Синди Кроуфорд НЕ вытравляла ту самую родинку, которая была ее визитной карточкой.

«Женщины, которых мы хотели», — написал один мой фб-приятель под фотографией таких разных супермоделей 90-х в посте про современную клоноватость. Вроде как да — то десятилетие не раз называли самым сексуальным, а поколение людей, молодость которых пришлась на 90-е, по статистике, и сегодня занимается сексом больше, чем любое другое.

Но если взять изрекшего это фб-френда, поставить напротив него троицу девушек, с которыми он встречался в последние пять лет в реальной жизни, одинаково их одеть и снабдить к тому же солнечными очками… Поверьте, он и сам едва ли сразу поймет кто есть кто. Потому что все одинаковые. Иными словами, современная мода на клонов появилась не в последнюю очередь благодаря мужчинам.

Трудно отследить, в какой момент и почему женщина превратилась в своего рода аксессуар, а потому, как и любой другой аксессуар, она должна иметь определенный интерфейс. И женщины начали соответствовать. Потому, что «Майбахов» в корпусе от «Опеля» не бывает, а мы же тут все поголовно «Майбахи», не так ли? Посмотреть на тех, кто в тренде — сразу и не найдешь десять отличий между Машей Малиновской, Машей Погребняк и Викторией Лопыревой. А как психанула Мария Горбань, одним махом сгубив свою тонкую восточную красоту?

Возвращаясь к мужчинам и аксессуарам: прошлый век раскрепостил женщину и сподвиг на собственные заработки, научил желать лучшего и исполнять свои желания самостоятельно, без вмешательства чужих кошельков. А это заставляет задуматься о моральных принципах женщин, жаждущих обладать внешними чертами аксессуара.

И вроде каждая, прочитав это, открестится: это не про меня, какой я вам тут аксессуар. Так почему же тогда наши дивные, самые красивые в мире русские девочки кроят себя по дурацкому шаблону, а интересных лиц — Собчак, Киценко, Шнурова — раз, и обчелся?

Источник www.fraufluger.ru