Старинные дачи: сохранить нельзя?

Инста-страницы, посвященные напольной плитке, витражам, старинным дверям и т.д., зачем они нужны? Возможно, это не кажется явным, но ребята делают большое дело: атрибутируют и сохраняют память.

Об этом рассказала уже знакомая вам по моим прошлым статьям из цикла "Старинные дачи" и выступлению на фестивале КРАЙКОН историк и краевед Елена Травина. Напомню, что она вместе с единомышленниками занимается историей жителей и дач курортных пригородов Петербурга: Сестрорецка, Зеленогорска (бывш. Терийоки), Комарово (бывш. Келломяки) и т.д.

СПАСТИ НЕЛЬЗЯ, СОХРАНИТЬ?

FPWL: Скажите, пожалуйста, мы — не исследователи, а просто люди, загоревшиеся идеей помочь Вашему проекту terijoki.spb.ru — что можем сделать для того, чтобы сохранить эти дачи?

Е.Т.: Я боюсь, для сохранения исторических дач сейчас сделать абсолютно ничего невозможно, потому что система построена так, что даже при нашем великом желании сохранить, мы находимся в таких экономических условиях, что сохранить всё просто невозможно.

 Дача Леви, Терийоки. Фото с сайта http://terijoki.spb.ru
Дача Леви, Терийоки. Фото с сайта http://terijoki.spb.ru

Видимо, мы — последнее поколение, которое видит эти дачи, и большая часть наших усилий идет на фотографирование и исследовательскую работу по установлению истории дачи и владельцев.

Потому что если вдруг кто-то когда-то захочет что-то восстановить у него будут фотографии, по которым можно это сделать. Я всё время говорю, что единственный вариант для деревянных дач сейчас — это человек с деньгами и любовью к истории. Но ведь так, чтобы сразу и то, и другое, — встречается очень редко.

ПОЧЕМУ НЕВОЗМОЖНО СОХРАНИТЬ ВСЁ?

Е.Т.: Для этого нужно понимать, как работает система. По закону, сначала объект выявляют: человек пишет в КГИОП, что он гулял и увидел симпатичную дачу, которая с его точки зрения достойна статуса памятника.

 Дача Александрова, Терийоки. Фото с сайта http://terijoki.spb.ru
Дача Александрова, Терийоки. Фото с сайта http://terijoki.spb.ru

Мы обычно подкрепляем свою точку зрения архивными данными и мнением экспертов. В идеале после такого письма в течение года должна быть проведена экспертиза, по результатам которой или отказывают, или дают объекту статус регионального/федерального памятника. Но это по закону.

Иногда отказывают на этапе выявления – просто два-три эксперта пишут такую предварительную бумагу, что не считают объект достойным введения в реестр памятников. В этом случае до полноценной экспертизы (на время написания которой объект находился бы под охраной) дело не доходит вообще.

 Дача Кондратьева, Терийоки, фото с сайта http://terijoki.spb.ru
Дача Кондратьева, Терийоки, фото с сайта http://terijoki.spb.ru

Часть дач в Курортном районе как раз была в конце 1990-х - начале нулевых годов «выявлена» без проведения экспертиз и находилась в статусе, как тогда это называлось, «вновь выявленных объектов». Но вместо положенного 1 года экспертизы затянулись на 16 лет. О дачах вспоминали только в том случае, если появлялся владелец, которому не нужен был памятник, и он «заказывал» экспертизу, которая обосновывала бы малоценность объекта и несоответствие его критериям памятника.

Только в 2014 году на все выявленные тогда и дожившие до этого времени дачи были проведены полноценные экспертизы, которые позволили им дать статус объектов культурного наследия народов РФ – памятников истории и культуры. То есть, сейчас эти дачи (в состоянии разной степени сохранности) находятся под защитой государства, на них выданы паспорта объектов с перечислением всех предметов охраны.

 Дача Небе, фото взято с сайта http://terijoki.spb.ru
Дача Небе, фото взято с сайта http://terijoki.spb.ru

Но вот нововыявленным дачам получить этот статус уже не получается. Например, только что (прим. FPWL — интервью состоялось в начале февраля 2019 года) я получила отказ на введение в охраняемые объекты одной очень симпатичной и хорошо сохранившейся дачи нач. ХХ века в Сестрорецке (прим. FPWL — то есть дача либо будет дальше разрушаться, либо её снесут).

Как мне объяснили изнутри — у государственных структур нет денег на восстановление, реставрацию и сохранение, а потому в отсутствие реального собственника с деньгами, государство брать на себя обязательство не будет: лишний объект – лишняя головная боль.

При этом мировая практика показывает, что в процесс сохранения кроме государства должны быть подключены благотворительные организации, частные фонды, жертвователи, но ничего этого по разным причинам у нас нет. А потому, к сожалению, всем помочь невозможно.

 Дача Ванифатьева, фото с сайта http://terijoki.spb.ru
Дача Ванифатьева, фото с сайта http://terijoki.spb.ru

Да, это печально, но я человек реалистичный. Понимаю, что хочется кричать, размахивать руками, заваливать письмами. Но на мой взгляд, сейчас это совершенно бесполезно. Может, если какой-то памятник разрушается, стоит показать, что это вам не безразлично, отклик в СМИ имеет значение, процесс притормаживается, но все равно существует планка, связанная с ограниченным бюджетированием.

Всё, что можно реально сделать — для начала проводить подробную фотофиксацию того, что осталось. И рассказывать-рассказывать людям, почему это важно, почему, если мы потеряем эту былую красоту, мы потеряем часть себя. Это не гнилые деревяшки, это то, что мы сделали со своей историей своими руками…

 Дача Новикова, фото с сайта http://terijoki.spb.ru
Дача Новикова, фото с сайта http://terijoki.spb.ru

FPWL.: Сколько примерно по количеству сейчас сохранилось исторических дач?

Е.Т.: Смотрите, по Курортному району, без Сестрорецка, на охране находится 32 объекта. Я думаю, примерно столько же находится в самом Сестрорецке. Считайте — приблизительно 60-70 объектов. Исторических дач гораздо больше, другое дело, что они сейчас находятся в таком жутчайшем состоянии, что о них можно уже не говорить.

САМОДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НАКАЗУЕМА

FPWL.: Если кто-то из добровольцев захочет отремонтировать дачу на свои деньги — ну вдруг? — не получится ли так, что он ее отремонтирует, а ее все равно снесут под какие-то коммерческие цели?

Е.Т.: Нет-нет, самому делать в принципе ничего нельзя. Каждая дача закреплена за каким-то собственником или арендатором. Поэтому любое вмешательство, любой заход на территорию — это нарушение закона, вы вторгаетесь на территорию частной собственности.

 Дача Лумберга, фото с сайта http://terijoki.spb.ru
Дача Лумберга, фото с сайта http://terijoki.spb.ru

У нас был случай, когда стояла одна очень симпатичная дача, а потом начались судебные разбирательства. В результате прежний владелец снял стеклопакеты, которые в своё время поставил на этой даче — раз дача не его, зачем их оставлять? — и увёз.

И дача — великолепная, из крепких бревен, еще не сгнившая — осенью оказалась предоставлена дождю и снегу. А это значит, что строение тут же заметёт, дерево начнёт почти моментально гнить, появится грибок, и в результате дом рухнет в течение нескольких лет. Мы начали искать средства на то, чтобы как-то заделать окна и двери...

 Дача Нокконена, фото с сайта http://terijoki.spb.ru
Дача Нокконена, фото с сайта http://terijoki.spb.ru

В Комитете по гос. использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) нам сказали, что у них нет средств, чтобы закрыть окна. Мы начали пытаться искать собственника. Не нашли.

Меня даже по письму вызывали в отдел милиции Зеленогорска, просто чтобы сказать, что, мол, они ничего сделать не могут. Дама-участковая говорит: «Понимаете, я этим вообще не занимаюсь». Я спрашиваю: «А если сделаем сами?» Она отвечает: «Это под Вашу ответственность, если Вас найдут — я на Вас заведу административное дело».

Мы рискнули. Забрались туда, закрыли все оконные проёмы пленкой. Эта нехитрая конструкция стоит уже несколько лет, к счастью. А в этом году двери заколотили, и нет, чтобы раньше это сделали – изразцовые печи вандалы выломали пару лет назад. Теперь они только на фотографиях и остались.

 Дача Вольдта, фото с сайта http://terijoki.spb.ru
Дача Вольдта, фото с сайта http://terijoki.spb.ru

FPWL.: Последний вопрос. Если человек просто приехал в Терийоки и хочет там погулять, насладиться тем, что ещё можно увидеть своими глазами, как ему найти эту красоту? Что бы Вы рекомендовали посмотреть?

Е.Т.: К сожалению, дачи сейчас довольно сильно разбросаны по Зеленогорску. Поэтому, если нет какого-то заранее обдуманного плана, просто идти и что-то находить взглядом не получится.

Центр города очень изменился, и все дачи, которые являются объектами осмотра, находятся в сторонке, их надо знать. Иногда я вожу экскурсии в рамках деятельности Института Петербурга. Если у вас соберётся группа из нескольких человек – я подъеду. Хотя, сейчас вот вышло второе издание нашей с Александром Браво (редактором сайта terijoki.spb.ru) книги-путеводителя по Зеленогорску с картой и отмеченными на ней дачами. Так что, можно побродить и самим.

Фото с сайта http://terijoki.spb.ru
Фото с сайта http://terijoki.spb.ru

Знаю, что нередко по этому маршруту водят экскурсии любители, которые плохо понимают, что к чему. С одной стороны, они часто озвучивают откровенные небылицы. Но с другой стороны все равно как-то популяризируют это направление, что хорошо. Главное, чтобы не говорили уж совсем какие-то глупости.

FPWL.: Какая самая смешная небылица, связанная с Терийоками, которая Вас повеселила или расстроила?

Е.Т.: Меня веселят истории, связанные с какой-то рабской психологией советского человека, которая въелась до костей... То есть если какое-то более-менее значимое здание, особенно не деревянное, а оштукатуренное или если дом каменный с башенкой, то он обязательно какой-то важной шишки.

Фото с сайта http://terijoki.spb.ru
Фото с сайта http://terijoki.spb.ru

А если это Финляндия, то какая важная шишка? Единственное имя, которое знают, это Маннергейм (прим. FPWL — финский военный и государственный деятель шведского происхождения, получил образование в Петербурге и служил в русской армии до декабря 1917 года, фельдмаршал и президент Финляндии в 1944-1946 гг.). Поэтому на Карельском перешейке этих «дач Маннергейма» совершенно немерено.

Как-то брат у меня отдыхал в Северной Ривьере, так там легенда, что дача любовницы Маннергейма — уже идет какое-то небольшое изменение <смеётся>. В Сестрорецке, вот, боремся, но ничего не получается.

 Дача Шаповаленко, Сестрорецк
Дача Шаповаленко, Сестрорецк

А ещё на территории спа-курорта «Скандинавия» есть дача некоего губернского секретаря Шаповаленко, которого упорно называют Шелепиным. А он в свою очередь был председателем ВЦСПС в давние 70-е годы в советское время, тогда «Скандинавия» принадлежала профсоюзам. Так вот «горе-экскурсоводы» теперь называют это место дачей любовницы Шелепина!

Господи! Вот экскурсовод, рассказывающий это, он что, не понимает, что дача дореволюционная? Сколько лет-то должно было быть этой любовнице?

Вилла Бормана на участке Эргардта, фото с сайта http://terijoki.spb.ru
Вилла Бормана на участке Эргардта, фото с сайта http://terijoki.spb.ru

Или в Комарово деревянную дачу Эргардта (после войны ставшую госдачей первых секретарей обкома КПСС, а после перешедшую по наследству губернаторам Петербурга) с чьей-то легкой руки назвали дачей «шоколадного короля» Жоржа Бормана. Соседнюю дачу окрестили дачей Кшесинской…

Всё потому, что нужно обязательно наградить строение каким-то великим именем, которое ты знаешь, даже если это противоречит логике и историческим фактам. Книги почему-то никто не читает да и как оно есть на самом деле уже не так ярко с точки зрения «самодеятелей». Они всё никак не могут понять, что реальная жизнь куда более интересная и богатая, чем фантазия экскурсовода.

FPWL: Вот на этих замечательных и правильных словах мы закончим это интервью. Интересно, а какие объекты в своём городе сохранили бы вы? Поделитесь, пожалуйста, в комментариях. 

(c) Автор статьи - Мария Тычинина специально для проекта From Past With Love