17 205 subscribers

Как праздновали Новый Год индейцы. Безумный праздник исполнения желаний

981 full read

Если правда, что Новый Год это праздник, когда сбываются все мечты, то самым его близким аналогом в индейской культуре является Праздник Мечтаний или Праздник Сновидений (Feast of Dreams), который проводиться шестью племенами ирокезов в середине зимы. Члены племени рассказывают своим родным и близким, какое видение посетило их во сне, и те стараются его выполнить, пусть даже символически.

Сегодня это вполне мирный, милый праздник, но 300 лет назад все было несколько по иному. Во время праздничного фестиваля можно было получить по голове горящим поленом, быть обрызганным нечистотами, лишиться имущества и даже погибнуть. Вот, что писали французские отцы-иезуиты, которые находились в 1655-56 годах с христианской, миссионерской миссией в деревне ирокезского племени онондага.

Праздник Снов

Они не только верят в свои сновидения, но и устраивают особенный праздник в честь Демона снов. Этот праздник можно было бы назвать праздником дураков или карнавалом нечестивых христиан, потому что в одно и тоже время года там правит бал сам дьявол. Они называют этот праздник Хоннонуарория, и старейшины объявляют о его начале по улицам деревни.

Мы стали свидетелями этой церемонии 22 февраля этого, 1656 года. Сразу же после объявления праздника, мы увидели множество мужчин, женщин и детей, бегающих, как маньяки, по улице и внутри хижин. Однако, это действо разительно отличалось от маскарада в Европе: большинство из них были практически нагишом и, очевидно, нечувствительными к холоду, который был почти невыносим для тех, кто привык одеваться тепло. Безумство одних ограничивается беготней, зато другие ведут себя очень озорно.

Ритуальные танцы в ирокезском длинном доме
Ритуальные танцы в ирокезском длинном доме

Одни несут с собой воду или что-нибудь похуже и плескают ее в тех, кого встречают на пути. Другие берут из костра горящие палки, угли и пепел и разбрасывают их во все стороны, не обращая внимания, на кого они падают. Третьи разбивают котлы, посуду и всю мелкую домашнюю утварь, которая попадается им на пути. Четвертые ходят вооруженные копьями, байонетами, ножами, топорами и палками, угрожая ударить первого встречного. И все это продолжается до тех пор, пока каждый не достигнет своей цели и не исполнит свое сновидение. В этой связи следует отметить два момента.

Во-первых, иногда случается, что человек недостаточно умен, чтобы угадать смысл сновидения. ведь о нем не говорится прямо, а сообщается в форме загадок, фраз со скрытым смыслом, песен, а иногда только одними жестами. Следовательно, не всегда можно найти хорошего Эдипа [мифический герой, разгадавший загадку Сфинкса -прим Ф.Д.З.]. Тем не менее, дикари не сдвинутся с места, пока их мысль не будет разгадана, и если они встречают промедление, нежелание или непонимание, они угрожают все сжечь, - угроза, которая слишком часто приводится в исполнение, как мы чуть не узнали на собственном опыте.

Один из этих маньяков пробрался в нашу хижину, решив, что мы должны разгадать его мечту и исполнить ее. Мы с самого начала заявили, что не будем исполнять эти мечты, но он еще долго продолжал кричать, бушевать и бесноваться - правда, в наше отсутствие, поскольку мы удалились в дальнюю хижину, чтобы избежать скандала.

Один из наших хозяев, раздраженный этими криками, подошел к нему, чтобы узнать, чего он хочет. Безумец ответил: "Я убью француза. Это моя мечта, которая должна быть исполнена любой ценой". Наш хозяин бросил ему французский камзол, притворно заявив, что он был снят с мертвеца, а потом впал в бешенство и сказал, что намерен отомстить за смерть француза, за чьей гибелью должна последовать гибель всей деревни, которую он собирается превратить в пепел, начиная со своей собственной хижины.

После этого он выгнал родственников, друзей, слуг-невольников и всю остальную толпу, собравшуюся поглазеть, чем закончится эта суматоха. Оставшись один, он закрыл двери и поджег жилище. В этот момент, когда все ожидали увидеть, как вспыхнет хижина, на место происшествия прибыл отец Шомоно, возвращавшийся после выполнения благотворительного поручения.

Он увидел, как густой дым валит из щелей хижины, и ему объяснили причину пожара. Выломав дверь, отец Шомоно бросился в пламя и дым пожара, разбросал растопку, погасил огонь и мягко заставил хозяина удалиться прочь, к удивлению всего населения, которое никогда не противится ярости Демона снов. Однако бешенство мужчины не утихало, он бегал по улицам и хижинам, крича во весь голос, что подожжет все, чтобы отомстить за смерть француза.

Ему предложили собаку, чтобы она стала жертвой его гнева и утолила демона его страсти. "Этого недостаточно, - сказал он, - чтобы смыть позор и унижение, нанесенные мне желанием убить француза, поселившегося в моем доме". "Ему предложили вторую собаку, он сразу же успокоился и вернулся в свою хижину так спокойно, как будто ничего не произошло.

Заметим, кстати, что, как тот, кто захватил пленного на войне, часто забирает только его одежду, а не жизнь, так и тот, кому приснилось, что он должен кого-то убить, очень часто довольствуется его одеждой, не покушаясь на его личность. По этой причине сновидцу дали только французский камзол. Итак продолжим.

Брат нашего хозяина, тоже включился в это безумство. Он переоделся в сатира и украсил себя с ног до головы шелухой индейской кукурузы, а двух женщин переодел в настоящих мегер, - их волосы развевались, лица были угольно-черными, на них была надета пара волчьих шкур, и каждая была вооружена копьем или большим колом. Сатир, увидев, что они достаточно экипированы, прошелся по нашей хижине, распевая и завывая во весь голос.

В центре танцор в ритуальной маске общества Ложных Лиц без них не обходился ни один праздник у ирокезов
В центре танцор в ритуальной маске общества Ложных Лиц без них не обходился ни один праздник у ирокезов

Затем, взобравшись на крышу, он проделал тысячу выходок с криками, словно наступил конец света. После этого он спустился вниз и торжественно прошествовал по всей деревне, а две мегеры шли перед ним и били кольями все, что попадалось им под руку. Если верно, что в каждом человеке есть доля глупости, - поскольку Stultorum infinitus est numerus [Число глупцов бесконечно, латынь], - то эти люди должны быть признаны обладателями более чем половины унции здравого рассудка на каждого. Но это еще не все.

Едва наш сатир с мегерами скрылись из виду, как в хижину ворвалась женщина, вооруженная аркебузой, которую она получила во сне. Она кричала, завывала и пела, что идет на войну с народом кошек [племя эри], что будет сражаться с ними и приведет пленных, и при этом произнося тысячу клятв и проклятий в свой адрес, если то, что ей приснилось, не произойдет.

После этой амазонки пришел воин, вооруженный луком, стрелами и байонетом. Он танцевал и пел, кричал и угрожал, а затем внезапно бросился на женщину, которая зашла в нашу хижину посмотреть на эту комедию. Он приставил байонет к ее горлу, затем схватил ее за волосы, но удовлетворился тем, что отрезал несколько локонов, после чего он удалился, чтобы уступить место прорицателю, которому приснилось, что он может угадать местонахождение любого спрятанного предмета.

Он был смешно одет и держал в руке нечто вроде жезла для гадания, с помощью которого он указывал место тайника. Тем не менее, его спутник, который нес чашу, наполненную чем-то спиртным, был вынужден сделать глоток и выпрыснуть его на голову, лицо, руки и жезл прорицателя, прежде чем тот смог найти нужный предмет. Я оставляю решение этой загадки на усмотрение читателя.

Ирокезские маски из кукурузной шелухи
Ирокезские маски из кукурузной шелухи

Вошла женщина с циновкой, которую расстелила и разложила так, как будто хотела поймать рыбу, таким образом она показала, что ей должны дать немного рыбы, чтобы исполнить ее мечту.

Другая просто положила на землю мотыгу. Догадались, что ей нужно поле или участок земли, что и было ее желанием. Она удовольствовалась пятью грядками для посадки индейской кукурузы.

После этого перед нами поставили маленькую гротескную фигурку. Мы отвергли ее, и она была поставлена перед другими людьми. После бормотания нескольких слов ее унесли без дальнейших церемоний.

Один из деревенских вождей явился в жалком одеянии, весь покрытый пеплом. Поскольку его мечта, для исполнения которой требовалось два человеческих сердца, не была разгадана, он заставил затянуть церемонию еще на один день, не прекращая своих глупых выходок в течение всего праздника. Войдя в нашу хижину, в которой было несколько очагов*, он подошел к первому и подбросил в воздух пепел и угли, он повторил это представление у второго и третьего, но ничего не сделал у нашего, из уважения.

* Примечание. В длинных домах ирокезов было несколько открытых очагов, а не один по середине, как в округлых вигвамах.

Некоторые приходили полностью вооруженными и вели себя так, как будто вступали в бой с врагом, принимали воинственные позы, кричали боевые кличи.

Другие заходили целыми компаниями и исполняли танцы с телодвижениями, напоминающими конвульсии одержимых. Короче говоря, если попытаться перечислить все, что делается в течение трех дней и трех ночей, когда длится эта неразбериха, то наш рассказ никогда не закончится, и все это время стоит такой шум, что едва ли можно найти хоть минуту покоя.

Однако это не помешало нам совершать молитвы, как обычно, в нашей часовне, и не помешало Богу проявить Свою Любовь к этим бедным людям в некоторых чудесных исцелениях, дарованных в силу святого крещения, о которых, однако, мы не будем здесь упоминать. Давайте закончим уже начатый рассказ об их беспрекословном послушании своим сновидениям.

Не дать человеку предмета его мечты было бы жестокостью, а может быть, и убийством, поскольку такой отказ может привести к смерти сновидца, Следовательно, после праздника некоторые находят себя лишенными всего имущества, без всякой надежды на воздаяние. Ибо, что бы они ни отдали, это никогда не будет им возвращено, если только они сами не увидят во сне или не сделают вид, что видят то же самое. Но в целом они слишком щепетильны, чтобы прибегать к обману, который, по их мнению, приведет к разного рода несчастьям.

Однако есть и такие, кто преодолевает свои угрызения совести и обогащается за счет ловкого притворства. Упомянутый выше сатир нашел свою хижину лишенной многих вещей, за что мы несли косвенную ответственность, потому что взрослые и дети мечтали о французах, а так как мы не стали выполнять их желаний, брат нашего хозяина, любя нас, удовлетворил желающих за счет собственного имущества.

Но в конце концов, желая возместить свои убытки, он облачился в уже описанное одеяние и выдал себя не только за сатира, но и за призрака, который, как он притворился, явился к нему ночью с приказом собрать сорок бобровых шкур. Этого он добился следующим образом. Он стал кричать по улицам, что он больше не человек, а зверь, после чего старейшины собрали совет, чтобы вернуть одному из своих вождей его первоначальный облик. Это было сделано, как только ему было дано то, чего он желал и о чем мечтал.

Разве эти бедные люди не заслуживают жалости? Я ясно вижу, что некоторым из нас придется умереть за эти сны, - нет, я ошибаюсь, за Иисуса Христа. Отбросим эти шутовства, которые составили бы большую книгу, если бы их все описали. Клод Даблон (1618-1697)

Источник - Путешествие отцов Жозефа Шомона и Клода Даблона в Ононтагу, страну верхних ирокезов (1655-56)