13 291 subscriber

Удачный налет, после которого индейцы и французы стали миллионерами

724 full reads
1k story viewsUnique page visitors
724 read the story to the endThat's 69% of the total page views
5 minutes — average reading time

Пожалуй ничего так хорошо не получалось у канадских французов, как внезапные рейды против пограничных фортов и селений английских колоний. Не всегда хорошо обеспеченные продовольствием и снаряжением, тем не менее, франко-канадцы и их индейские союзники во время каждой колониальной войны с англичанами отмечались громкими, успешными рейдами, заставая англичан врасплох "со спущенными штанами".

Осенью 1757 года внимание генерал-губернатора Новой Франции (Канады) маркиза де Водрея было обращено на палатинов - немецких эмигрантов из Пфальца, которым англичане в 1723 году предоставили для заселения земли по берегам реки Мохок, приобретенные у одноименного ирокезского племени. Палатины мирно проживали рядом с ирокезами и даже имели много родственников от смешанных браков среди мохоков и онейда.

Однако, жизнь в окружении ирокезов таила в себе много опасностей в военное время, т.к. при формальном нейтралитете политика Шести Наций союза ирокезов в зависимости от успехов противоборствующих сторон склонялась то в пользу французов, то англичан. Палатины были обязаны, как подданные английской короны, участвовать в обороне колонии, однако это ставило их под удар молодых воинов ирокезов, которые вопреки шаткому нейтралитету Шести Наций принимали участие в приграничных рейдах на стороне французов.

Палатины попробовали сыграть в ту же политическую игру, что и ирокезы. С одной стороны они выставили несколько рот для ополчения колонии Нью-Йорк и снабжали английские, регулярные войска продовольствием, а с другой стороны вели тайную переписку с губернатором Канады, заверяя в своем нейтралитете.

Однако, то, что де Водрей по неволе терпел от ирокезов, он не собирался сносить от двуличных немцев. После очередного уклончивого ответа на предложение о выборе стороны, де Водрей послал против палатинов одного из самых выдающихся канадских командиров - Франсуа Мари Пико, сьера де Белестра с отрядом из 300 мор.пехов, канадцев и индейцев.

Примерный маршрут канадцев от устья Голодной реки до Немецких равнин. Скрин с карты Северной Америки изд. 1757 г.
Примерный маршрут канадцев от устья Голодной реки до Немецких равнин. Скрин с карты Северной Америки изд. 1757 г.

Из записки военному министру Франции. Краткое изложение кампании месье де Белестра от 28 ноября 1757 года

Месье де Белестр со своим отрядом из около 300 морских пехотинцев, канадцев и индейцев, несмотря на все препятствия осеннего сезона и величайшую нехватку провизии, прибыл к Голодной реке [Салмон-ривер, Нью-Йорк прим. Ф.Д.З.], где встретил семь или восемь онондаго, которые, получив послание от имени генерала [Монкальма], выразили по этому поводу радость и присоединились к отряду.

Он продолжил свой путь и после невыразимой усталости и страданий, достиг окрестностей деревни онейда, куда он послал четырех влиятельных индейцев, чтобы передать слова генерала. Он продолжил свой марш до реки Корлар [Мохок] и имел удовольствие осмотреть пять английских фортов, оставленных по приказу командования, в том числе форт, возведенный на месте старого форта Булл после уничтожение Шуаген [форта Освего].

Когда индейцам сообщили, что в форте под названием Куари, расположенном на реке в 1/4 лье [около 1 км] от деревни палатинов [German Flatts - Немецкие пустоши (равнины)], находится гарнизон из 350 человек, они не преминули проявить страх, но месье де Белестр заявил им, что их Отец [губернатор Канады] послал отборный отряд, так хорошо подобранный, только для того, чтобы нанести удар, представляющий определенный интерес, к ним вернулось мужество и они проявили живой интерес, за исключением нескольких молодых воинов и пожилых мужчин, которые выдохлись, утомленные изнурительным маршем.

Четыре индейца, посланные к онейда, вернулись с шестью воинами этого племени, которые присоединились к нашему отряду и сказали мсье де Белестру, что у них нет другой воли, кроме воли их Отца.

11 ноября . В три часа дня господин де Белестр, сопровождаемый, по своему обыкновению, разведчиками, перешел со своим отрядом реку Корлар, частично вплавь, частично по шею в воде. В сумерках он разбил лагерь в лесу, в полутора лье от первого из пяти фортов [блокгаузов], прикрывавших поселение палатинов.

Переправа де Белестра через реку Мохок, 11 ноября 1757 года. Автор Ф.Д.З.
Переправа де Белестра через реку Мохок, 11 ноября 1757 года. Автор Ф.Д.З.

12-го в три часа утра он отдал своему отряду приказы о движении и атаке, чтобы окружить упомянутые пять фортов и всю палатинскую деревню, состоящую из шестидесяти домов.

Хотя господин де Белестр знал, что накануне англичане получили предупреждение о возможном нападении, но, чтобы не подвергать мужество индейцев ни малейшей проверке, и чтобы показать им, что он не будет безрассудно подвергать их опасности, он освободил одного индейца из Пяти Народов [ирокезов], которого он до тех пор держал под подозрением. Но этот индеец не мог причинить вреда мсье де Белестру, потому что он в то же время начал атаку пяти фортов и домов палатинов.

При виде первого форта он решил взять его штурмом. Противник вел сильный мушкетный огонь, но неустрашимость, с которой месье де Белестр, со всеми офицерами и канадцами своего отряда, продвигался вперед, в сочетании с воем индейцев, напугала англичан до такой степени, что мэр деревни палатинов, который командовал этим фортом, открыл двери и попросил пощады.

Месье де Белестр не терял времени и отправился в атаку на второй, третий, четвертый и пятый форты, которые были не менее запуганы, чем первый, его смелостью и криками индейцев. Все они сдались по собственной воле и были полностью сожжены. За это время группа канадцев и индейцев разорила и сожгла 60 домов палатинов, их амбары и другие постройки, а также водяную мельницу.

Месье де Белестр предусмотрел все, чтобы враг не застал его врасплох, силы противника, как уже было замечено, насчитывали 350 человек в упомянутом форте Куари, примерно в четверти лье от поля боя.

Действительно, 13-го числа, в 7 часов утра, 50 англичан в сопровождении нескольких ирокезов покинули упомянутый форт, но как только их заметили, наши французы и индейцы бросились им навстречу с удвоенной скоростью и заставили их переплыть реку под оружейным огнем. Число погибших в этом деле оценить невозможно.

Во всех этих столкновениях погибло около 40 англичан, они были либо убиты, либо утонули. Число пленных составляет около 150 мужчин, женщин и детей, среди которых мэр деревни, хирург и несколько офицеров ополчения. У нас не было убито ни одного человека, только месье де Лормьер, офицер, был ранен в правый бок пулей, и три или четыре индейца получили легкие ранения.

Канадский ополченец, Рейд на Немецкие равнины. Автор Ф.Д.З.
Канадский ополченец, Рейд на Немецкие равнины. Автор Ф.Д.З.

Ущерб, нанесенный врагу, оценивается, согласно заявлением самих англичан, следующим образом:

Зерно, всех видов, гораздо больше, чем родилось на острове Монреаль в годы изобилия. Столько же свиней. 3 000 голов рогатого скота. 3 000 овец. Все эти припасы должны были быть отправлены через несколько дней в Корлар [Скенектади]. 1 500 лошадей, 300 из которых были захвачены индейцами, а большее количество израсходовано на содержание отряда.

Имущество в виде мебели, одежды, товаров и спиртного может составить капитал в 1 500 000 ливров. Только у мэра деревни было имущества на 400 000. Французы и индейцы получили такую богатую добычу, какую только могли унести. У них более 100 000 ливров в деньгах. Только у одного индейца - до 30 000. Кроме того, было награблено большое количество вампума, серебряных браслетов и т.п., красной ткани и других товаров, которые могут составить капитал еще в 80 000 ливров.

Весь этот ущерб был нанесен менее чем за 48 часов. В полдень 13 ноября месье де Белестр отдал приказ своему отряду начать обратный марш.

Вид с английской стороны

Вице-губернатор провинции Нью-Йорк Джеймс Деланси оценивал ущерб, нанесенный де Белестром в несколько меньшую, но все равно громадную сумму в 20 тыс. фунтов стерлингов, что примерно соответствовало 270 000 французских ливров.

Сразу после нападения в произошедшей трагедии были обвинены онейда, которые не донесли весть о движении врага. 30 ноября 1757 года Конагкисон, главный вождь деревни Верхняя Онейда, попросил Джорджа Крогана, агента по индейским делам, устроить ему "очную ставку" с несколькими видными палатинами, понимавших ирокезское наречие.

Вождь рассказал, что в течение двух недель до нападения он три раза оповещал немцев о намерениях французов и просил занять оборону в фортах и спрятать детей и женщин в форте, но палатины..."не обратили ни малейшего внимания на мои слова, смеялись надо мной, хлопая руками по ягодицам, говоря, что враг им не страшен".

Кроган записал в отчете: "Вышеупомянутые немцы признали это, и что они получали эти сведения". Ирония заключается еще в том, что первое поколение немецких палатинов покинуло Германию из-за постоянных вторжений со стороны Франции во время Войны за испанское наследство. (1701-1714), чтобы через 40 с лишним лет опять подвергнуться нападению все тех же французов.

Вас также может заинтересовать другая моя статья по теме успешных французских рейдов - Дерзкая операция французов, которая лишила англичан 1 миллиона патронов./// Рейд французов против деревень мохоков