Гипотеза “пьяной обезьяны”: как алкоголь построил цивилизацию

24.06.2018

Неожиданная теория пьянства.

От перебродивших фруктов до торжественных пиров — алкоголь всегда играл важную роль в человеческой жизни. Он придавал смелости, раскрепощал, избавлял от комплексов, помогал налаживать социальные отношения или же разрушал их. 

Его связывали как с религиозным просветлением, так и с дьявольскими проделками. Одни культуры его приветствовали, другие строго запрещали. Мало кто оставался равнодушным. А все потому, что многие тысячелетия назад счастливая генетическая мутация позволила нашим организмам расщеплять алкоголь, и понеслась…

Оказывается, стоит присмотреться, что мы пили, сколько, когда и с кем, и откроются истоки многих человеческих привычек и моральных норм. Более того, алкоголь настолько прочно вошел в нашу культуру, что мы способны “пьянеть” даже от безалкогольного пива. Для этого бармену достаточно умолчать об отсутствии градусов. Даже культура накладывает отпечаток. Если вы “знаете”, что алкоголь вызывает агрессию, вы скорее всего станете агрессивным, если же в вашем окружении приняты пространственные рассуждения под бокал вина, вы начнете философствовать, ну а если алкоголь — часть религиозного обряда, вас постигнет просветление. Даже тип алкоголя сыграет роль, хотя действующая составляющая и у пива, и у вина одна — этанол.

Так как же алкоголь сделал из обезьяны человека? Обратимся к истокам.

Счастливая мутация

Начать стоит с того, что живые существа потребляли алкоголь еще четыре с лишним миллиарда лет назад, будучи неразвитыми одноклеточными организмами. К счастью, растительность нам помогла на этом поприще: появились деревья, а вместе с ними плоды, которые успешно бродили под палящими лучиками солнца. В процессе брожения выделялись сахар и спирт, неизменно привлекая разных животных. В том числе и наших далеких предков.

Десятки миллионов лет назад часть первобытных обезьян спустилась с верхушек деревьев на землю. Зачем? Возможно, ради опавших сладких перебродивших плодов. Мы шли на запах спирта, потому что где спирт, там и сахар… Конечно, это лишь гипотеза, но алкоголь до сих пор пробуждает в нас желание поесть, так называемый “эффект аперитива”. Почему?

Известно, что алкоголь воздействует на определенный нейрон в гипоталамусе головного мозга — AgRP-нейрон,— вызывающий чувство зверского голода. Он же и побуждает нас доесть то, что попало в наши лапы. Когда-то давно эта дополнительная доза потребляемых калорий помогала нам выжить, теперь же, 500 тысяч поколений спустя, она же побуждает нас после бокала вина срываться с диет и мечтать о жирных куриных крылышках посреди ночи.

Тут нам, вдобавок, фортануло: в организмах произошла мутация и стал вырабатываться особый фермент, расщепляющий алкоголь, — алкогольдегидрогеназа класса IV. Так человек стал способен перепить всех остальных животных (кроме тупайи, никогда не соревнуйтесь в этом деле с тупайей).

Та самая тупайя
Та самая тупайя

Коллектив

Алкоголь не только помогал нам в потреблении пищи, он еще и научил нас кооперироваться. Как-никак, с доисторическим хищником и на трезвую голову сражаться сложновато, а уж после попойки — простите, трапезы, — тем более. И это еще одно подтверждение гипотезы “пьяной обезъяны”.

Все наше поведение было запрограммировано эволюцией: мы шли на запах спирта, чтобы найти сахар, мы доедали свою пищу, потребляя дополнительные калории, мы расслаблялись и в нас проявлялась любовь к ближнему, мы объединялись в группы, чтобы коллективно отбиваться от хищников. Мы были созданы, чтобы пить! 

Но прошло еще немало времени, прежде чем мы научились сами делать алкоголь. И для этого нам пришлось начать вести оседлый образ жизни.

Цивилизация

Древнейшая известная постройка находится на территории современной Турции и называется Гёбекли-Тепе. Датируется она 10 000 годом до н.э., то есть до того, как человек начал вести оседлый образ жизни. (Хотя ученые продолжают спорить насчет этого). Считается, что этот комплекс был храмом, и особенно любопытно наличие больших каменных ванн, в которых нашли следы химических соединений — оксалатов, образующихся при смешивании ячменя и воды, то есть составляющих пивной браги. Конечно, это тоже предмет споров, но место там довольно живописное — самое то для совместных попоек.

Гёбекли-Тепе
Гёбекли-Тепе

Вообще, судя по всему, пиво существовало до появления храмов и земледелия. На этом даже строится одна большая теория, касающаяся развития человечества: мы начали выращивать зерновые не ради еды (ее нам хватало), а ради выпивки.

Серьезно, есть даже шесть обоснований: пиво проще изготовить, чем хлеб, в нем содержиится важный витамин B, пиво питательнее хлеба, его можно хранить и запасать, спирт обеззараживает воду, а самое главное — культурный стимул. Если ради выпивки мы готовы были тащиться в такую даль (Гёбекли-Тепе) и устраивать религиозные обряды (еще раз, Гёбекли-Тепе), то любой охотник согласиться осесть и начать выращивать зерно, чтобы было из чего это пиво делать.

Так алкоголь вынудил человека слезть с дерева, научил доверять пьяным собратьям, скооперироваться и спустя еще 125 тысяч лет наконец-то осесть, а начать записывать, кто кому сколько должен за вчерашний бочонок вина (привет, письменность). Последствием этого решения стала цивилизация. Так и катимся с тех пор по наклонной.

 — 

Хотите узнать, что было дальше? Читайте книгу “Краткая история пьянства от каменного века до наших дней. Что, где, когда и по какому поводу” Марка Форсайта. Книга на сайте издательства Альпина нон-фикшн.

Подготовлено специально для проекта Funscience