Перевоспитание

Прогуливаюсь я как-то раз по скверику. Дело было утром, потому как утром там меньше всего народу. Как я и люблю. И тут вижу идет мне навстречу деловито маленькая такса.

Собака ухоженная, на шее ошейник, на бродячую совсем не похожа. Да и вид у нее какой-то удрученно-сконцентрированный что ли. Не знаю как вернее описать, в общем, видно, что собака встревожена и кого-то ищет. “Ну, а кого ей искать, как не хозяина?” - подумалось мне.

Мы поравнялись, такса подошла ко мне и, деловито обнюхав, двинулась было дальше. Бедная собачка вся дрожала, утро выдалось прохладным и, судя по тому, что собака успела замерзнуть, я заключила, что на улице она уже достаточно давно.

-Эй. - Окликнула я таксу.

Та остановилась и обернулась. Я подошла, и такса легко далась на руки. С таксой на руках я еще какое-то время бродила по скверику, расспрашивая встречных, не их ли это собака. Но в итоге, так и не найдя хозяев, я решила временно приютить таксу у себя.

Попутно разместила объявления о том, что в таком-то скверике, в такой-то день была найдена такса. Потерявших просим обратиться по номерам таким-то.

А пока наши хозяева искались, мы жили вместе.

Вот всем хороша была собачка, кроме одного но. Была у нее, так сказать, порочная слабость: она очень любила писать на диван. Каждый раз одно да потому же. Как я ни ругалась, ничего не помогало.

По объявлению тишина была уже несколько недель. И я уже начала догадываться, что скорее всего от нее избавились именно по той причине, что она писает на диван.

Я, конечно же, тоже могла поступить так же, но не привыкла искать легких путей. Не скажу, что получилось быстро, нет. На все про все ушло много времени. Диван я в итоге заменила на новый.

Мне удалось приучить таксу писать на тряпочку постеленную в определенном месте. А затем приучила к лотку, аки кошечку. Правда отучить ее полностью от писанья в квартире так и не удалось. Так и писаем мы в лоток.

В остальном же собачка очень умная и приятная. Взгляд смышленый, все понимает. Вот только никак не хочет понять, что писать дома грешно. Ну да ладно, кто не без греха-то. А назвала я ее Ундина, ну, наверное, догадались почему. Хозяева, кстати, так и не объявились.