О тотальном диктанте, немцах Поволжья и вере в советскую сказку.

14 мая в книжном магазине «Москва» прошла презентация нового романа Гузели Яхиной «Дети мои».

Послушать писательницу собралось большое количество народа. Несмотря на то, что Яхина пока автор лишь двух романов, читатели любят ее не меньше, чем литераторов, выпускающих по книге в год уже не одно десятилетие. Три года назад Гузель покорила публику «Зулейхой», которая стала одним из самых ярких дебютов за последнее время. Роман разошелся огромным для нашей действительности тиражом, а его героиня настолько запала в душу читателям, что они то и дело обращаются к Гузели по имени её героини - Зулейха. Без этого очаровательного недоразумения не обходится ни одна встреча с писательницей. Яхина не обижается, а скорее гордиться силой своего литературного слова.

Снова в Советы!

Новый роман «Дети мои», как и предшествовавшая ему «Зулейха открывает глаза», уносит читателя в советские времена, только на этот раз в еще более отдаленный период – в 26-ой год. Яхина выбрала время не случайно. По ее мнению, то был счастливый период, когда люди действительно верили в возможность воплощения советской сказки. Массовые репрессии и отчетливое понимание несовершенства системы пришли позже.

Пространство - время

Пространственный антураж произведения – Поволжье. Героями Яхина выбрала немцев, в попытке оживить интереснейшую тему, о которой сейчас не говорят. О немцах Поволжья написано немало, как на русском, так и на немецком языках, но в нашей стране эти книги забыты, а богатая культура «похоронена». Изначально Гузель планировала написать книгу о депортации, о ссылке, но чем больше писательница углублялась в проблематику, тем отчетливей понимала, что хочет создать объемную картинку, место в которой найдется немецким обычаям, фольклору, суевериям.

По-настоящему роман заиграл, после поездки Яхиной по поволжским городам. Писательница признается, что почувствовала тему, только побыв на месте действия. Гузель посещала музеи, изучала архивы. Особенно ее вдохновил фильм «Мартин Вагнер», созданный в 1928 году. Этой ленте Яхина обязана не только появившимся вдохновением, но и идеями для образов героев. Многие персонажи «Детей» срисованы с действующих лиц фильма.

От татарина до немца

В планах у Яхиной было создать историю глазами маленького татарского мальчика, который волей судьбы попадает в немецкое поселение. Однако решение было изменено. Поставив в центр романа взрослого героя, немца по происхождению, Яхина смогла тщательней проработать вопросы, связанные с культурой народа и его мировосприятием. Впрочем, в повествовании все же появился мальчонка, только уже киргизский. Национальность персонажа была принципиальна. Писательница хотела создать роман максимально отличный от «Зулейхи», а потому рассудила, что на этот раз лучше обойтись без татар.

А вы верите в сказки?

Новый роман Яхиной – реализм в чистом виде, в нем нет ни единого волшебного события, но при этом он заполнен сказками, дышит ими. Писательница попыталась совместить эстетику страшных немецких сказок с бытностью в первые годы советской власти. Героям романа то и дело кажется, что сбывается их немецкая сказка, а народу, что воплощается советская мечта. Яхина играет с метафорами, описывая события, которые могли бы иметь место и вкладывает в уста и мысли героев мифологические сюжеты.

Волга

«Дети мои» не только произведение о людях и судьбах, но и объяснение в любви великой реке Волге, которая под пером автора превращается в полноправного героя романа. Волга определяет жизнь людей, кормит их. Она же – «портал переключения между сюжетными линиями». Значимые события, предваряющие переход от одной линии к другой, происходят на фоне реки. Для самой Яхиной Волга значима, как некий символ родины, и немцами Поволжья она любима, что обнаруживается в их текстах, изученных писательницей.

О смысле названия

Название романа многозначно. С одной стороны, оно раскрывает противопоставление наставник-ученики, центральное в произведении в виду того, что главный герой – сельский учитель. А с другой - «Дети мои» об отношении государства и людей, народов.

Об обложке

«Дети мои» - тот чудесный образец книги, где оформление обложки соответствует замыслу произведения. Взяв книгу в руки, мы видим иллюстрацию, где одинокий человек бредет под водой. Он движется по самому дну Великой Волги…

А как именно данная метафора соотносится с сюжетом книги можно узнать, прочитав роман.

О тотальном диктанте

Гузель Яхина – автор текста для прошедшего недавно тотального диктанта. Писательница рассказала, что зачитывавшийся отрывок является частью романа «Дети мои». При чем текст для диктанта составлялся еще до начала активной работы над романом, но в итоге прекрасно вписался в повествования.

Ева Даласкина

Когда на встрече с Гузелью зашла речь о тотальном диктанте, всплыла забавная история с некой писательницей Евой Даласкиной. В сети можно найти альтернативный текст тотального диктанта, ею сочиненный.

Никакой Евы на самом деле не существует, прокомментировала Яхина. Мифический автор возник в результате ошибки, совершенной участниками акции в 2015 году. Автора текста тотального диктанта тогда представляли, как "Е.Водолазкин", что некоторым проверяющим свои знания русского языка представилось как "Ева Даласкина".

Организаторы диктанта посмеялись и теперь публикуют тексты, составленные из самых нелепых и забавных «ослышек». Так, например, из «диалекта» родился «Где же ты Олег?»

Вместо заключения

Только успел появиться на полках магазинов роман «Дети мои», а Яхину уже спрашивают о следующем произведении. Гузель не раскрывает всех секретов, но говорит, что продолжит изучать феномен 26-го года и веры в советскую сказку. А пока это произведение еще не написано, мы можем наслаждаться «Детьми» и радоваться тому, что в нашей стране не перевелись талантливые писатели.

Если Вам понравилась статья, ставьте лайк и подписывайтесь на канал galgut_and_books, так вы не пропустите обновления!