27 127 subscribers

Пожнёшь бурю: в ответе ли Джоан Роулинг за «культуру отмены»?

45k full reads
Пожнёшь бурю: в ответе ли Джоан Роулинг за «культуру отмены»?

Как фанат книг о «Гарри Поттере» с более, чем 20-летним стажем, я с некоторым ужасом слежу за тем, как в последние дни разворачиваются события вокруг Джоан Роулинг.

Сначала писательницу не пригласили на праздник по случаю 20-летнего юбилея кинофраншизы (на мой взгляд, это примерно как не пригласить Иисуса Христа на празднование Пасхи). Затем актриса Эмма Уотсон, сыгравшая Гермиону, в прочувствованном твите о том, как много значит для неё вселенная «Гарри Поттера», вообще не упомянула её создательницу, а Дэниэл Рэдклифф (Гарри) и Руперт Гринт (Рон) мягко намекнули, что либо они — либо Роулинг.

Пожнёшь бурю: в ответе ли Джоан Роулинг за «культуру отмены»?

Но это все, что называется, цветочки: три дня назад группа транс-активистов сначала засыпала писательницу угрозами, а после выложила в открытый доступ фотографии дома Роулинг в Эдинбурге с указанием точного адреса и призывами расправиться с «трансфобкой». Ну, и, наконец, когда Роулинг написала об инциденте в своих соцсетях, активисты ее же обвинили в травле, поскольку она раскрыла их личные данные — и, понятное дело, собрали на этом обвинении неплохой урожай лайков и общественного сочувствия.

Все происходящее — результат прошлогодних высказываний Джоан Роулинг о трансгендерах, которые многими были восприняты как оскорбительные и вызвали бурю негодования в блогах и прессе. В предельно кратком (и несколько упрощенном) изложении, Роулинг выступила тогда в том духе, что женщины — это те, кто родились женщинами, а транс-женщины примазываются к чужим проблемам и пользуются чужими с боем отвоеванными правами, не имея на то никаких оснований.

Честно сказать, я не разделяю мнения Роулинг о проблемах транс-людей — и, пожалуй, на ее месте я не стала бы говорить на эту (болезненную и сложную) тему с такой безапелляционной прямотой. Но очевидно, что это ее высказывание не имело цели «закрыть» дискуссию — скорее это была попытка ее начать, и многие разумные люди, придерживающиеся противоположных взглядов, попытались оспорить тезисы Роулинг, выдвинуть какие-то контраргументы — в конце концов, просто переубедить писательницу.

Джоан Роулинг
Джоан Роулинг

Но не тут то было: всех их — и «группу поддержки», и лояльных оппонентов смело волной общественного гнева. Разговаривать с «трансфобами» (в число которых моментально оказалась записана Роулинг) не о чем, только тотальная отмена, вычеркивание и, как говорили древние римляне, damnatio memoriae — проклятие памяти, предполагавшее, помимо прочего, уничтожение всех упоминаний о человеке в любых публичных источниках.

Мне очень, очень не близка идея кэнселлинга или, говоря по-русски, отмены: я по старинке верю, что если ты уважаешь оппонента (а у нас всех есть, смею надеяться, основания относиться к Джоан Роулинг с уважением и доверием), ты должен попытаться с ним договориться. А если договориться не удается, то просто признать, что да — существуют точки, где вам не сойтись, что, впрочем, совсем не исключает взаимного уважения и даже симпатии во множестве других отношений.

Точно так же в случае с Роулинг и ее высказываниями о трансгендерах я сначала немножко расстроилась (ох, ну, зачем же так, Джоан), а после пожала плечами и смирилась: это же Роулинг, она сделала мне лично и миру в целом столько добра, что пусть будет в чем-то неправа — мои чувства от этого не изменятся.

И потому, конечно, первая моя реакция на то, что происходит сегодня с Джоан Роулинг, это возмущение, сочувствие и безусловная поддержка.

Однако если взглянуть на ситуацию под историческим углом, события вокруг Роулинг приобретают мрачноватый ореол трагической закономерности.

«Гарри Поттер» — необыкновенно важный и глобальный культурный феномен, оказавший определяющее влияние на нравственное и мировоззренческое формирование по меньшей мере одного поколения. Так, известно, что молодые люди 12-18 лет, выросшие на книгах Роулинг (и отчасти на их экранизациях), сыграли важную роль в победе Барака Обамы на американских выборах 2008 года. Подростки, еще не имеющие возможности голосовать, но поголовно впитавшие ценности «Ордена Феникса» и «Отряда Дамблдора», взяли на себя значительную часть предвыборных активностей, и, по мнению многих исследователей, в конечном итоге стали главной «ударной силой» демократов в том, что касалось агитации и работы на местах.

Вообще, культура woke (этот трудно переводимый термин буквально означает «пробужденный», но применяется к людям, проявляющим серьезную озабоченность расовыми, гендерными, экологическими и прочими вопросами, входящими в традиционную либеральную повестку) во многом восходит к тем самым идеалам, о которых в свое время писала Роулинг. Неслучайно самые заметные носители этой культуры (включая уже упомянутую Эмму Уотсон) принадлежат именно к «поколению Гарри Поттера», то есть людям, взрослевшим параллельно с героями книг о мальчике-волшебнике.

Пожнёшь бурю: в ответе ли Джоан Роулинг за «культуру отмены»?

Иными словами, активисты, сейчас пытающиеся «отменить» Роулинг, ненавидящие ее и обесценивающие ее вклад, в некотором смысле развивают те самые идеи, которые она же и сформулировала. Бескомпромиссная борьба «за все хорошее», ставшая этическим императивом и для Гарри с друзьями, и для миллионов их поклонников, приводит в том числе и к таким результатам. Посеяв ветер в 1997 году, в 2021 Джоан Роулинг пожинает бурю.

Случай Роулинг — не уникальный: революции (а книги о «Гарри Поттере», безусловно, ознаменовали собой революцию и в литературе, и в обществе), вопреки распространенному мнению, пожирают не столько своих детей, сколько своих родителей. И на мой взгляд, здесь нет места злорадству и сарказму: то, что происходит с Роулинг, сегодня — трагедия. И тот факт, что трагедия эта предопределена исторически, и что доля ответственности за происходящее лежит на самой писательнице, никак не влияет на мою оценку. Да, она учила своих читателей быть последовательными и непреклонными. Да, они усвоили этот урок в совершенстве, а главное — с готовностью сделали следующий шаг.

И в заключение позволю себе небольшую литературную аналогию. У моего любимого Амброза Бирса есть рассказ «Проситель». Его герой, нищий больной старик, приходит на порог богадельни, им же когда-то основанной, в надежде найти там прибежище, но получает отказ. При этом нынешние управляющие богадельни обосновывают свое решение теми правилами, которые герой сам же установил в иные, куда более счастливые и благополучные для него времена.

Мне ужасно горько это писать, но в рассказанной Бирсом истории я вижу прообраз той драмы, которую переживает сейчас создательница «Гарри Поттера»: её гонят из ее собственного мира, основываясь на законах, ею же установленных.

Подписывайтесь на мой канал в Дзене, оставляйте комментарии и читайте также:

От паровой печати до «Гарри Поттера»: два коротких века писательской профессии.