92 286 subscribers

Бриллиантовое сердце

11k full reads
13k story viewsUnique page visitors
11k read the story to the endThat's 83% of the total page views
5,5 minutes — average reading time

Часть 1

Бриллиантовое сердце

Борис познакомился с Юлей на пляже. Последняя сессия позади. На руках диплом молодого специалиста. Его уже ждала работа на благо общества. Друг отца брал его к себе на завод.

- Продукция завода выходит на международный рынок. – Хвастал он. – Если не будешь лениться, тебя ждёт хорошее будущее.
А кто бы отказался от такого предложения? И Борис согласился.

А пока он с друзьями играл в волейбол на берегу Волги. Молодой, здоровый, загорелый и весёлый. Пляж забит до отказа. И немудрено. Вторую неделю стояла жара под сорок градусов. В Поволжье из-за повышенной влажности переносить её тяжело.

Борис шёл купаться, старался не наступить на покрывала и полотенца, расстеленные на песке. У самой кромки воды копошились дети – строили запруды и крепости из песка. Наплавался и только ступил на песок, как сзади кто-то закричал, что женщина тонет. Все, кто был на пляже, повернулись на крик. Борис увидел, как на поверхности реки показалась голова и тут же исчезла. Не раздумывая, он бросился в воду. Успел.

Вынес на руках из воды, положил на песок. Их тут же окружили любопытные. Кто-то ворчал, что плавать не умеет, а туда же, полезла в реку. Девушка нахлебалась воды, но с ней всё было в порядке.
- Наверное, перегрелась на солнце. Вдруг в глазах потемнело и… - Она заплакала.

- Что вы столпились. Дайте человеку прийти в себя. – Разгонял Борис собравшихся зевак.

Она с благодарностью взглянула на него голубыми, как небо, глазами. И в ту же минуту Борис пропал. Он проводил её до дома. Они начали встречаться. Через несколько месяцев Борис пригласил её домой познакомить с мамой. Матери Бориса Юля не понравилась сразу, как только переступила порог квартиры. Когда Борис вернулся, проводив Юлю, мать выговаривала ему.

- Не спорю, симпатичная, но она без образования. Сейчас у тебя любовь к ней, а потом? Когда страсть утихнет, о чём ты будешь говорить с ней?

- Мам, она же сказала, что училась в институте. Но мама заболела, потом умерла. А у неё есть ещё младшая сестра. Ей пришлось оставить учёбу и пойти работать.

- Тебе ещё рано жениться. Займись карьерой, а потом….

- Мам, я и не собираюсь прямо сейчас жениться. Годик подождём. – Борис улыбнулся. – Я люблю тебя. И давай не будем больше об этом. Её я люблю тоже.

«Все мамы трепетно относятся к своим единственным сыновьям. Ревнуют к невесткам. Ничего, со временем она узнает Юлю лучше, всё наладится, привыкнет», - думал Борис.

Но мама при каждом удобном случае продолжала отговаривать сына. Тогда он пригрозил, что если она не перестанет на него давить, он вынужден будет уйти из дома. Навсегда. Но от Юли не откажется. Мать стояла огорошенная, открывая беззвучно рот, как рыба, выброшенная на берег. Лишиться единственного сына она не хотела. Перестала доставать его. Но когда Юля приходила к ним, хотя это было крайне редко, не скрывала своего к ней отношения и кислого выражения лица.

Через год, когда сестре Юли исполнилось восемнадцать, они поженились. Мама на свадьбе сидела, как на похоронах, с горестной складкой у рта.

Борис хорошо стал зарабатывать и взял в ипотеку квартиру. Маленькую двухкомнатную «хрущёвку» оставили Вике, сестре Юли, а сами переехали в просторную новостройку.

Мать не одобрила, считала, что это Юля подбила сына взять ипотеку.

- В крайнем случае, могли у меня пожить, чем влезать в долги. Квартира большая. – Не глядя на сына, сказала она, когда Борис навестил мать.

- Я знал, что ты добрая у меня. – Он чмокнул маму в щёку. – Но я решил, что мы будем жить отдельно. Так лучше для всех.

Ещё через год Юля забеременела. Мама снова обвинила её, что ребёнком решила привязать Бориса.
- Она что, не понимает, что не вовремя решила завести ребёнка? У вас ипотека не выплачена. О средствах предохранения она, конечно, не слышала.

- Мама, я счастлив, что стану отцом. Детей не заводят, их Бог даёт. Справимся. – Он чмокнул её в щёку. – Ты будешь бабушкой. Как звучит-то тепло и уютно.

Мать сделала вид, что смирилась. Вспомнила, что Борис грозился не приходить к ней больше, если будет и дальше плохо говорить о Юле. А молодые жили хорошо, дружно. Забирать из роддома Юлю с дочкой мать пришла, поздравила, вручила подарок для новорожденной и сунула сыну конверт с деньгами. Он не хотел брать, но она настояла, расходов теперь много будет, а у него ипотека, и Юля не работает.

- Спасибо, мам, - Борис поцеловал её и искренне верил, что всё, наконец, и налаживается.
К ним домой после роддома мама не поехала, сославшись на плохое самочувствие и повышенное давление. И так наступила себе на горло - пришла в роддом.

К внучке никаких чувств не испытывала. Про себя называла её дочкой Юли, словно Борис не имел к ней никакого отношения.

А молодые справлялись. Дочка росла на радость маме и папе. Но в два года девочка перенесла грипп, он дал осложнение на сердце. Юля с малышкой часто лежали в больнице. Становилось всё хуже. Врачи стали настаивать на операции. Организм девочки усиленно растёт, сердце может в один момент не справиться с нагрузкой.

Они втроём поехали в кардиологическую клинику в Москву. Вопрос упёрся в деньги. Борис пообещал, что перечислит нужную сумму на счёт клиники в ближайшее время. Уехал домой собирать деньги, оставив Юлю с дочкой в Москве. Друзья помогли, кто, сколько мог, но этого было слишком мало. Взять кредит? Из-за ипотеки решение вопроса затягивалось. Сестра Юли предложила продать свою квартиру и переехать жить к ним. Но на это тоже нужно время. А у них каждый час, не то, что день, на счету.

И Борис пришёл к матери.

- А я говорила, что не будет толку от твоей Юли. Даже ребёнка здорового и то не смогла родить. И выглядишь ты - в гроб краше кладут. Совсем не следит за тобой. Вон, как похудел… - Всем своим видом мать показывала, что с такой-то женой разве могло быть иначе?
Борис молчал, терпеливо слушал, сжимая до боли зубы.
- Так дашь денег? Не для себя прошу, для дочки.

- А откуда у меня деньги? Ты не забыл, что я на пенсии? Да откуда тебе помнить о матери. – Она обиженно взмахнула рукой.

Борис надеялся, что она изменит своё решение, ждал. Тягостная пауза затягивалась. Не дождавшись, Борис встал и собрался уходить. Мать сидела на диване, отвернувшись к тёмному окну. Он дошёл до двери, но в последний момент вернулся.

- А бриллианты?

- А, вот ты куда клонишь. Как я сразу не догадалась. Помнишь, значит. - Мать на минуту замолчала. - Их нет. А как ты думаешь, на что мы жили, когда папа ушёл в отставку? На что квартиру содержали? Даже если бы они и были у меня, не дала бы по одной простой причине – это память об отце. Ты хочешь по миру меня пустить? Не надо было жениться на безродной. Дочка Марка Давыдовича, какая выгодная партия была. А, что теперь говорить. – Мать снова отвернулась к окну.

У Бориса не осталось сил спорить. Он бросил недобрый взгляд на мать. Она не заметила, смотрела в окно. Спускался по лестнице, сгорбившись, как старик, словно нёс на плечах непосильную тяжесть. Одна мысль пульсировала в голове: «Что делать? Где взять денег

Когда позвонила Юля, он еле сдержал накопившиеся в нём усталость, отчаяние и безысходность. Бодро сказал, что почти собрал нужную сумму. Завтра постарается перевести деньги в клинику. Услышал, как Юля облегчённо вздохнула.

После звонка жены к нему неожиданно пришло решение. Не поверил Борис, что бриллиантов нет. Они не бедствовали никогда, чтобы их продать. Как-то давно отец уговаривал мать сдать их на хранение в банковскую ячейку.
- Никто о них не знает. Спрятаны надежно. Если не знаешь, что искать, ни за что не найти. А за ячейку платить надо, – говорила мама.

«Тогда не сдала бриллианты в банк, теперь и подавно не стала бы оплачивать ячейку с пенсии», - решил Борис.

Отец Бориса умер от инфаркта три года назад, оставив жене и сыну большую квартиру. Он был генерал в отставке. Ещё до рождения Бориса отец служил несколько лет в Африке. Какую-то услугу он оказал королю маленькой африканкой страны. Тот отблагодарил его королевским подарком - комплектом украшений с бриллиантами. Один, самый крупный камень, имел большую ценность. Мама ни разу не надевала их.

Однажды родители собирались в театр. Отец уговаривал маму надеть хотя бы серьги. Она постояла в них перед зеркалом и только. Случайно Борис увидел, куда отец убирал драгоценности. Родители решили, что он слишком маленький, не запомнит, забудет. Но он не забыл.

Борис никогда не задавал вопросов о бриллиантах. В мыслях не было, без спросу что-то взять, залезть в тайник. А теперь строил план, как украсть драгоценности у собственной матери. Но дочке нужна срочная операция. Жизнь Настеньки дороже всех бриллиантов мира.

Всю ночь Борис не спал, просчитывал. «Лишь бы она не перепрятала их».

Продолжение следует

Дорогие читатели, следующая глава выйдет завтра.

Часть 2(окончание)