За окунем на маяк

07.01.2018

Это был мой последний день краткосрочного отпуска. Ночью стояли морозы до -6, и мы с двумя Валерами приняли решение идти на охоту за окунями. Вход в Волгодонский порт закрывают два больших мола (волнореза), вот вдоль одного из них со стороны моря мы и решили пройтись.

Приехали на место, когда рассвет только осветил край небосвода, солнца с утра не было, и вот в этих предрассветных сумерках мы и вышли на лед. Как я понял, рыбачить мы планировали за большим маяком в море, и я, не долго думая, мы отправился к месту, по дороге пробивая лунки и пробуя блеснить - а вдруг наткнусь на стаю полосатиков? Пока шёл - а это заняло у меня более часа - взошло солнце и стало намного веселее, ветра практически не было, и вокруг засверкал, заискрился последний лёд.

Дойдя до маяка и пробив не менее тридцати лунок (по дороге и на месте), я не увидел ни одной поклевки.  Валеры шли вдоль мола и остановились, не доходя до конца метров 50. В этот момент раздался звонок, и выяснилось, что я зря отмахал такое расстояние, и ловить нужно там, где сели они. Ну что поделаешь, пришлось идти назад. К моменту моего прихода на обозначенное место у одного из Валер уже было на льду два красноперых красавца. Но сколько мы не махали удилищами, поклевок больше не было.

Я попробовал пробурить лунку в 10 метрах от берега и на первой же проводке почувствовал удар - красавец окунь оказался на сверкающем на солнце льду. Больше поклевок на этом месте не было и, сделав снимок окуня, мы продолжили поиск. Кстати, рыба была поймана на мою любимую маленькую мормышку, фотографии её есть в предыдущих отчетах. Дальше было принято решение пройти на мыс и на первой просверленной лунке - снова удар, и снова окунь. А потом снова полнейшая тишина.

Валера, который уже обрыбился, отправился к противоположному молу, другой Валера отошел на самый край мыса, а я помчался на место, где месяц назад ловил хороших окуней, но везде стояла мёртвая тишина. Вскоре Валера Слащинин (обрыбившийся) догнал меня, и мы приняли решение проверить ещё одно место, но уже на предмет тарани, благо снасти и прикормку мы взяли с собой.

Дойдя до намеченного места и пробив по три лунки, основательно прикормили и стали ждать. Но, видимо, запал от поиска окуня не давал нам сидеть на месте и мы, взяв по удочке, сместились метров на тридцать в сторону порта и пробили по лунке. Как только моя любимая мормышка достигла дна, кивок резко принял вертикальное положение, последовала подсечка, и полосатый красавец забился на льду. И так ещё семь раз, один за одним. Кто натыкался на стайку окушков, тот поймет, какое удовольствие я получил!

Но всё заканчивается, закончился и окунь. Мы опять предприняли попытку найти тарань, но результата не было. В конце осели в районе порта и решили дождаться вечернего клёва тарани. Но Валерин запал не пропал и он помчался назад к тому месту, где он поймал своих первых окуней (опережая события, скажу, он нашел лунку и выхватил восемь приличных окуней). Я остался ждать тарань и ходил, блуждая по лункам, благо здесь их была масса. В одной я вытащил маленького матросика и, предложив ему позвать родственников постарше, отпустил гулять на свободу, сфотографировав эту сцену амнистии.

Продолжая гулять по лункам, где-то через 40 минут я вернулся на эту лунку и, к своему удивлению, выхватил пару старших братьев матросика - всё на ту самую мормышку. Клев тарани начался, когда уже совсем стало темно и мне пришлось одеть фонарик, и в этот момент позвонили Валеры. До нашей машины мне нужно было идти минут 30 по льду, а до порта минут семь. Я попросил их ехать без меня, а сам позвонил моему другу Лёхе, хорошо он был дома и согласился меня выручить. Так что я ещё половил немного тарани на жареху и тоже пошел домой. Выходить на берег в этом месте мне пришлось по воде, но это уже мелочи.

Вечером, разговаривая с Валерой, я и узнал о его удаче с окунями. Я тоже остался доволен рыбалкой, особенно рад той физической нагрузке, последствия которой сказались утром, напоминая, что нужно делать утреннюю зарядку. Всем удачи!