Немецкий санитар о русских солдатах

Губерт Менк, ефрейтор санитарного подразделения 15-ой танковой дивизии:

"Это была уже третья атака русских. Они лежали вдоль дороги, многие из них были ранены.

Наши танковые силы в сочетание с пехотой плотно закрыли наш участок обороны.

Любая попытка русских выбраться из котла предотвращалась.

Но советские солдаты все равно продолжали атаковать, словно заведенные они бросались в прорыв.

Их потери были впечатляющими. Не скажу, что мы никого не теряли, но все же меньше, чем они.

Работы для нашего санитарного подразделения хватало.

Сам генерал-фельдмаршал Федор фон Бок приказал нашей танковой дивизии держать котел во что бы то ни стало.

После обработки ран нашим солдатам мой командир Коралла приказал помочь лежащим и кричащим русским солдатам.

Видимо их крики разжалобили его старую немецкую душу.

Я и еще трое ребят пошли к кювету, где лежали советские бойцы.

Они четко видели наши белые каски с красными крестами и все же открыли огонь.

Стреляли, как угорелые. Двое из наших медиков упали сразу же.

Русские явно не хотели, чтобы их спасали.

Они пылали к нам ненавистью. В нас полетели гранаты.

Я и Генрих, оставшийся в живых медик, стали отстреливаться из винтовок и убегать.

Начальник санитарного подразделения попытался успокоить вражеских солдат.

Это было бессмысленно. Меня передернуло от увиденного.

Раненные русские бойцы ползли по дороги и стреляли в нас.

Противник никак не хотел сдаваться и с каким-то фанатизмом кидался в бой.

Это не был мой первый бой. На тот момент я уже имел за плечами кампанию в Польше.

Но такого ожесточенного сопротивления солдат противника я еще не видел.

Один безоружный русский, имея ранение в ногу, пытался добраться до нас и ударить своей саперной лопаткой.

Пришлось вызывать роту пехотинцев из моторизированного полка.

Спустя пол часа после их прибытия и короткого боя крики стихли.

Вдоль дороги лежали люди с европейскими и азиатскими лицами.

В тот день я стал немного другим. Я впервые поддался сомнению в силе наших войск и германского духа.

Даже в безвыходной ситуации советские бойцы не сдавались и продолжали сражаться.

Тем страннее мне было видеть, как некоторые подразделения противника сдавались иногда даже без боя.