Заблудившиеся разведчики

Зельдман Иосиф Давыдович:

" В мае сорок третьего нам, как дивизионным разведчикам, доверили вообщем-то несложную задачу.

Нужно было из штаба дивизии передать пакет документов в артиллерийский полк, который располагался в пяти или восьми километрах от штаба.

Вышли мы ближе к обеду впятером, взяв с собой сухой паек.

Весеннее солнце пригревало и создавало умиротворенное настроение.

Наш старшой решил сократить дорогу через лес, решив, что плестись по пыльной дороге менее интересно, чем по лесу.

Но мы то знали, что он просто хотел по пути поискать грибов и ягод, сильно любил наш командир лесные дары.

Примерно прикинув направление, мы двинулись сквозь лес.

Шли по привычки осторожно, внимательно вслушиваясь и вглядываясь.

Да только се равно прозевали тот момент, как у немцев в тылу оказались.

То ли солнце разморило нас, то ли сноровку потеряли, но позиции нужного нам полка мы прошли мимо и вышли аккурат к противнику.

Сначала мы ничего не поняли, когда увидели стоящий возле леса фашистский броневик.

Даже подумали, что это трофейная бронемашина, но немецкая свастика с крестами и фрицевский говор нас вернули в реальность.

Экипаж вражеского броневика, состоящий из пяти человек умывались у лесного ручейка и весело шутили.

Прикинув наше местонахождение и то, что если вечером мы не доставим в полк документы, то нас могут под трибунал отправить, старшой решился на авантюру.

Мы аккуратно подобрались к немецкому экипажу и быстро обезвредили их.

Самого главного из немцев мы взяли с собой в качестве "языка".

Идти назад по лесу было долго и не менее рискованно, чем на чужой бронемашине попробовать быстро проскочить к своим.

Первую половину пути по оккупированной фашистами территории мы проехали спокойно, а вот у самой линии фронта нас попытался остановить патруль, стоящий на дороге возле самодельного шлагбаума.

Мы сходу открыли огонь и прибавили газу.

Немцы опешили от такого и не понимали, почему их бронемашина стреляет по своим.

Линию фронта мы проскочили на одном дыхание.

Башню броневика мы развернули в сторону немецких позиций, а из люка высунули мою белую нательную рубаху и стали ей махать, надеясь что наши верно поймут наш знак и не станут по нам стрелять.

Уже возле самых полковых позиций я полностью высунулся из люка и стал кричать: "Мы свои! Не стреляйте!"

Так мы и добрались до нужного полка с документами, "языком" и еще трофейным броневиком.

Из-за этого броневика нас не стали сильно наказывать за такие лесные походы, а просто пожурили."