Штирлиц-диссидент: Почему сериал «Семнадцать мгновений весны» до сих пор актуален

1 August

Сериал «Семнадцать мгновений весны» до сих пор интересен зрителям. И смотрят его не только в России. И не только в преддверии 9 Мая. В чём секрет долголетия фильма Татьяны Лиозновой? И о чём он может рассказать нам — жителям 21-го века? Давайте попробуем разобраться.

Для большинства советских зрителей образ Штирлица стал символом патриотизма. Да и как могло быть иначе? Ведь этот красивый, умный и самоотверженный разведчик отстаивал интересы далёкой родины, поставив на карту всё, что было ему дорого.

Кадр из сериала «Семнадцать мгновений весны»
Кадр из сериала «Семнадцать мгновений весны»

Но историк из Джорджтаунского университета Грегори Афиногенов (автор книги «A Portrait of Bureaucracy in Twelve Parts») предлагает взглянуть на сериал с другого ракурса и мысленно «поменять свастику на серп и молот, черепа — на красные звезды, Адольфа Гитлера — на Владимира Ильича Ленина»

В этом случае мы получим образ Штирлица-диссидента, противопоставленный бездушной бюрократической системе. Подобно многим советским интеллектуалам, живущим в 1970-е годы, он вынужден отыгрывать роль и приспосабливаться к окружающей действительности. При таком раскладе успех Штирлица оборачивается победой меньшего из двух зол, между которыми оказался наш любимый разведчик.

Кадр из сериала «Семнадцать мгновений весны»
Кадр из сериала «Семнадцать мгновений весны»

Приблизительно того же мнения придерживается Джереми Данс (Jeremy Duns) — британский автор шпионских романов. В интервью газете The Guardian он довольно оригинально охарактеризовал образ Штирлица: «Методичный, безэмоциональный парень, молча наблюдающий за тем, как все остальные копают себе могилу». 

Кадр из сериала «Семнадцать мгновений весны»
Кадр из сериала «Семнадцать мгновений весны»

Напряжённую обстановку, в которой протекают трудовые будни Штирлица, можно сравнить с душной атмосферой, царящей в Советском Союзе в 1970-е. Конечно, массовые репрессии остались в прошлом, но люди всё ещё были вынуждены играть роли верноподданных. Отказавшись от методов 1937-го года, советская власть умела иначе наказывать тех, кто был «раскрыт».

Подобная трактовка плохо вяжется с историей о том, что роман Юлиана Семёнова был написан по заказу Юрия Андропова. Будучи председателем КГБ, Андропов хотел создать улучшить имидж организации, пользовавшейся весьма сомнительной репутацией. А выходит, что получилось ровно наоборот?

Разумеется, нет. Штирлиц покорил аудиторию и, вероятно, заставил многих юношей мечтать о работе в спецслужбах. Но времена меняются. И сейчас, «поменяв свастику на серп и молот» (или на что-то более актуальное), мы можем увидеть немного другую историю. Возможно, именно поэтому сериал «Семнадцать мгновений весны», созданный когда-то в целях пропаганды, до сих пор пользуется популярностью у зрителей всех поколений.

А что по этому поводу думаете вы? Пишите в комментариях!