Жестокий Мурад: как сын Кесем навел порядок в Османской империи

13.07.2018

Мурад IV прославился своей жестокостью по отношению ко многим, но, может быть, этому способствовала та атмосфера, которая царила тогда в Османской Империи. Государство было фактически разграблено, казан пуста, а приближенные султана занимались взяточничеством и казнокрадством. Когда Мурад вступил на трон, он пообещал исправить ситуацию и наполнить казну до потолка.

фото haberdex.com
фото haberdex.com

Но навести порядок в огромной империи без жестокости, к сожалению, не получилось.

Для начала Мурад IV запретил пить кофе. Кофе был традиционным османским напитком, который заменял алкоголь. Ведь мусульманам нельзя употреблять спиртное, а вот хороший кофе помогал украсить встречу и поддержать беседу. Но султан решил, что кофе приводит к излишнему свободомыслию и ввел на него запрет.

Одновременно закрылись все кофейни и питейные – людям стало негде собираться. Мурад считал, что этим указом он способствует уменьшению недовольных. Если негде собираться, то негде и общаться с целью очернить своего султана. Любой правитель боится заговоров.

Следом за кофе Мурад IV запретил курение табака. Причем он не выделил никаких разрешенных мест. Османы, которые до этого постоянно курили табак, были вынуждены в течение суток бросить вредную привычку.

Нарушение каралось казнью. Если какой-либо осман был замечен, употребляющим кофе или курящим табак, его могли просто-напросто повесить или предать более страшной казни: например, четвертовать или отрубить руки и ноги.

Причем люди должны были сами доносить на соседей, друзей или родственников, иначе рисковали быть тоже казненными рядом с нарушителями.

Причем под горячую руку Мурада IV попадали не только османы, но и европейцы. Венецианский архитектор, которого султан нанял лично для строительства нового этажа во дворце, был заподозрен в тайном посещении гарема. Венецианец все отрицал, но султан все равно казнил его.

Также казнили и француза, который долгое время проживал в Стамбуле и даже намеревался жениться на турчанке. Девушка оставалась нетронута, а сам европеец намеревался сразу же после свадьбы увезти ее во Францию, но не успел. Мураду не понравился сам тот факт, что христианин будет женат на мусульманке и посадил беднягу на кол. Девушку силой выдали замуж за другого.

Простые османы нередко даже боялись подходить близко ко дворцу, поскольку султан нередко забавлялся тем, что просто стрелял из окна по прохожим. Он заподозрил своего лечащего врача в том, что тот хотел его отравить и заставил доктора принять яд.

Также жесток он был и со своим гаремом. Однажды ему сообщили, что одна из его наложниц родила мальчика, но потом признали ошибку и сказали, что это девочка. Султан был в бешенстве, он не только убил посыльного, который сообщил ему ошибочную новость, но и навсегда изгнал из дворца женщину, которая не смогла родить ему сына.

Но Мурад IV своей жесткостью искоренил взяточничество и своеволие. Чиновники боялись заниматься воровством, ведь за это полагалось не изгнание или «легкая смерть» (например, удушение или яд), а жестокая и мучительная казнь: нередко провинившемуся чиновнику каждый день на площади отрубали по одной части тела, а раны прижигали каленым железом. Мучения длились до тех пор, пока несчастный не умирал от болевого шока. Конечно, жестоко, но зато не воровали.

Что касается традиционного братоубийства, то убить своего брата Ибрагима Мураду помешала его мать – Кесем. Сначала она просто попросила его не спешить (мол, всегда успеешь) – и Ибрагима поместили в темницу.

Когда Мурад IV понял, что и сам скоро умрет (у него был цирроз печени с сильными болями), и все его сыновья умерли в детском возрасте, то приказал привести Ибрагима. Он хотел уничтожить брата, чтобы тот не смог стать султаном вместо него. Но Кесем схитрила, она сказала Мураду, что его брат давно умер. Так она спасла и его, и себя: после смерти Мурада султаном стал Ибрагим, но фактически Османской империей правила Кесем.