Ложь праздника 23 февраля...

Напомню события начала 1918 года, которые мы празднуем 23 февраля. За несколько месяцев до этого власть в России захватили заговорщики во главе с В. Лениным, которого вместе с группой «пиарщиков и революционеров» привезли немцы в Петроград в запломбированном дипломатическом вагоне. Германия и Турция стояла на пороге поражения от блока союзников, в которые выходила Франция, Англия, США, Россия и др. Чтобы оттянуть крах немцам и туркам был нужен Ленин и революция в России.
После большевистского переворота в Петрограде немцы вышли из перемирия и начали в начале 1918 года наступление. Газеты тех дней сообщали, что в Минске «совет народных комиссаров в западной области начал организовывать отряды для защиты города. Однако, узнав о приближении врага, эта охрана тут же бросила свои посты и бросилась к вокзалам, принимая поезда приступом. Жители заперлись в домах, в городе угасло электричество. В 12 часов ночи в город вступили немецкие войска»
В городок Люцин «прибыло из Режиц всего 42 человека (немцев) в двух вагонах. Немцы были очень утомлены и прежде отправились в буфет, где сытно закусили». После чего ими был «задержан эшелон солдат, готовых к отъезду. Немцы построили солдат в шеренгу на платформе, отобрали у них ружья и заявили: «Теперь вы свободны. Марш, куда хотите, только паровозов не получите».
Вечером 22 февраля в Петроград по вызову В. И. Ленина прибыл из Могилёва начальник штаба Верховного главнокомандующего, генерал М. Д. Бонч-Бруевич. Он был дворянином и братом помощника Ленина. Ленин стал просить его возглавить оборону.
Собственно, его и можно назвать родоначальником новой Красной армии. Хотя она и состояла из тех же солдат старой доброй Русской армии.
Судьба М. Д. Бонч-Бруевич была в СССР достаточно печальна. В 1931 году по делу контрреволюционного заговора бывших офицеров он был арестован ОГПУ. На допросах к Бонч-Бруевичу не применялось, к его счастью, никаких мер физического или морального воздействия. Может быть, из-за брата, а может, потому, что его сын Константин сам был уполномоченным ОГПУ. Участия в каких-либо организациях Михаил Дмитриевич не признал. Зато успел дать показания против бывшего генерала и командующего Южным фронтом РККА Павла Павловича Сытина, который был расстрелян 7 лет спустя. Умер Бонч-Бруевич в 1956 году, а через год были опубликованы его мемуары («Вся власть советам»). Но это лирическое отступление.
Наступление на Ревель, Псков и Нарву вели войска 8-й германской армии, состояли всего из 6 дивизий. Немцы наступали небольшими летучими отрядами из добровольцев, которые, «не встречая сопротивления, продвигались на поездах, автомашинах и санях далеко впереди от медленно подтягивающихся главных сил». Немцы, не встречая сопротивления, в течение первой же недели наступления заняли Минск, Полоцк, Псков, Ревель.
С фронта шли сообщения о бегстве, хаосе, безрукости, беспомощности. 23 февраля 1918 г. председатель СНК В. И. Ленин опубликовал в «Правде» статью «Мир или война», в которой настаивал на необходимости немедленного заключения мира с Германией. Таким образом Россия выходила из союза с Францией, Англией, США, и другими странами коалиции. Собственно, это и необходимо было для спасения турецкой Османской империи и Австро-венгерской империи, и Германии, которые стояли на грани поражения и краха. Для этого немцы и финансировали большевиков.
Утром 23 февраля Совнаркому был предъявлен германский ультиматум. На заседании ЦК РСДРП(б) Ленин, несмотря на сильную оппозицию, склонил членов ЦК принять ультиматум.

Даже среди большевиков имелись противники мира (всем было очевидно, что Германия доживает последние месяцы, в то же время заключение сепаратного мира лишает Россию или любого ее преемника места в ряду держав-победителей. Это примерно как в начале 1945-го Гитлеру сдаться), но Ленин заявил, что уйдет в отставку, если германский ультиматум не примут (шпион? Кто шпион?). Ультиматум приняли, мир подписали. Такого позора, как 23 февраля, Россия до этого не знала и даже не могла представить, что такой позор возможен. С праздником!
3 марта 1918 года был подписан Брестский мир целиком на германских условиях.
Так, что мы празднуем? Лучший из русских полководцев Александр Васильевич Суворов говорил: «Ложь изо всех вреднейших есть порок».