Совет от шумеров: как сделать страну или кампанию современным

Разрабатывая теорию длинных социальных и экономических циклов как инструмента экономических прогнозов, пришлось мне научиться читать древние книги шумерской цивилизации. В них оказалось много ответов на наши сегодняшние вопросы. Современная философия – это просто какой-то огрызок от системного знания древних шумеров. Они кажется знали все. Например, у них есть такое понятие – «farvar». Это термин, характеризующий «опрокидывание сознания», когда развитие становится порядком, а порядок – развитием.

Я думаю, что этот термин мы должны применить в теории умного производства. На практике это означает, что создатели умных производств должны одновременно решать, казалось бы, взаимоисключающие задачи. С одной стороны, мы должны создавать производственную систему, ориентированную на непрерывный поток изменений и улучшений, а с другой стороны, необходимо обеспечивать накопление лучших производственных практик, сохранение инженерных школ, традиций, опыта.

Эти задачи становятся особенно актуальными в условиях нарастания миграционной подвижности населения, глобализации. Стоимость производственного бизнеса столь велика, что требует наличия специальных систем, которые бы не позволяли ему разрушаться при увольнении значительного количества персонала. Такое сокращение персонала может происходить по самым разным причинам, в том числе из-за экономических кризисов. Как решить эту проблему?

В машиностроении происходят значительные изменения. Появилась 3D-графика, системы компьютерного проектирования технологий и программ ЧПУ, системы планирования и диспетчирования. Но, к сожалению, во многих случаях наши производственные рабочие, мастера, начальники цехов по-прежнему пользуются бумажными документами, чертежами и технологиями. Это выглядит анахронизмом. Самой жизнью был продиктован запрос на новые устройства, которые бы позволяли иметь доступ к архивам документации, производственным планам и отчетам, технологическим инструкциям, картам наладки.

Новые устройства открыли и новые возможности. В том числе возможность осуществлять, – если говорить в терминах нормировщика, – непрерывную «фотографию рабочего дня». А также возможность накапливать статистику по операциям, по станкам, по персоналу. Производственная система после появления в цехах навигатора HNC (Human Numerical Control), созданная командой доктора технических наук Радислава Бирбраера, становится совершенно прозрачной для всех уровней управления. Это уже умное производство, которым можно реально управлять.

Итак, можно уточнить понятие «умное производство». Это производство, построенное на принципе «farvar», то есть в нем гармонизированы системы, обеспечивающие непрерывный поток изменений, улучшений, приспособлений к новым обстоятельствам и требованиям рынка, с производственными системами, которые обеспечивают непрерывное накопление и сохранение лучших производственных практик, инженерных решений, методик маркетинга и взаимодействия с персоналом. Таким образом производственный порядок генерирует прогресс, а прогресс генерирует порядок. Это и есть главный принцип умного производства – «farvar».

Cамая большая проблема России в привычке думать по-советски. В современном бизнесе, чтобы быть успешными, необходимо уйти от приоритета «импортозамещения» и удовлетворения внутреннего спроса. Вообще в бизнесе бессмысленно удовлетворять потребности – это стратегия вечного отставания. Успешный предприниматель не удовлетворяет текущий спрос, а создает новые потребности и целью ставит найти уникальное место своей компании или своего региона в глобальном разделении труда. Надо не тратить время на «удовлетворение потребностей», которые не вы создавали, а их генерировать. Только так можно стать действительно успешным.

И второе правило. Никого не интересует, какова себестоимость вашего продукта (будь то туристические услуги или изделия машиностроения) и по большому счету не интересует, каковы его реальные потребительские качества. Первостепенное значение имеет только репутация. Когда вы научитесь управлять репутациями, вас можно будет назвать настоящим руководителем.

Перед крушением политических или экономических систем всегда есть короткий период «кровожадности». Человеческая жизнь в таких системах теряет ценность: в войнах миллионы невинных становятся жертвами, без причин убивают политиков, расформировывают вполне работоспособные трудовые коллективы. Эта загадочная «кровожадность» – следствие возвращения общественного бессознательного к первобытным инстинктам. Причина гибели не только бизнес-компаний, целых регионов, но и цивилизаций в том, что они стареют и перестают меняться. У них пропадает стремление «соответствовать времени», и тогда прекращается эволюция коллективного сознания, происходит отказ от культуры, от научного поиска, от экономического развития.

Если болезнь не запущена и инстинкт самосохранения еще не атрофирован, то такие деградирующие системы можно вылечить средствами идеологии, внедряя в коллективное бессознательное привычки к непрерывным улучшениям. Примерно это сделали мудрые государственные деятели Японии и Южной Кореи, которые за несколько десятилетий превратили свои страны из отсталых в технологические лидеры. И мы видим, что произошло в Северной Корее, где главным было сохранение преемственности власти. Сама по себе частая смена власти, конечно, не панацея и даже вредит, так как теряются сотрудники с опытом, но несменяемость – это больший вред. Поэтому в корпорациях должны быть выстроены кадровые лифты, созданы условия для самозанятости и самоуправления. Свобода для инициативы сотрудников – часто залог успеха компании.

Идеология и экономика – это две неразрывные части единого целого. Можно спорить, что первично: экономика или идеология, но несомненно – только меняя сознание, можно соответствовать вызовам времени и побеждать в конкуренции.

«Карьерные властители» обычно создают «вертикали», главная цель которых – всего лишь препятствовать изменениям. В этом случае мы получаем «ледяное царство», которое рассыпается при малейшем внешнем воздействии. Великие государственные деятели и великие менеджеры умеют управлять потоком изменений, не допуская турбулентности. В этом и проявляется их величие.

В современном мире важнейшими факторами конкурентоспособности, например, территорий становятся медицина, образование и общая культура. Как ни странно, но именно гуманитарная сфера обеспечивает доминирование в экономике и военном деле. В этот новый мир вернулись традиционные ценности, которые определяют успех: уважение к сотрудникам и коллегам, благоразумие всех участников процесса. Есть куда более весомые ценности, чем финансы, кредиты и т.п.. Сегодня даже золото не является мерилом труда. Сейчас другие ценности. Совсем другие.

Геннадий Климов