Поствирусное

3 April 2020
Поствирусное

Утро выдалось тревожное.

На кухне тётушка с сыном монотонно обсуждали риски выхода на улицу. Тётушке надо было в банк, сыну куда - то к друзьям.

Я не особо прислушиваясь, механически собрала завтрак и пошла закидывать в рюкзак обычный лесной набор - пару кусков хлеба, горсть фиников, нож, пакет, бутылочку для берёзового сока.

Под аккомпанемент предупреждений о штрафе , несухщихся сразу из двух ртов , телевизора и планшета, пошла к входной двери, бросив на ходу -" Буду держать вас в курсе."

Уже открывая дверь подъезда, пожалела,что не надела свитер. Несмотря на обещанные десять градусов, было прохладно. Ветер выбивал из глаз слезу.

По почти пустому Садовому кольцу как-то очень обыденно шли редкие прохожие, уставшие бояться. Спад напряжения ощущался физически.

На Цветном у входа в метро - ни одного полицейского. На витрине маленького кафе стояли подсохшиие пирожные и стаканчики кофе на вынос с надписью " Скидка- 50 процентов".

Обычной толпы росгвардейцев у турникета не оказалось.

Я спустилась по свободному эскалатору, села в вагон, полюбовалась на приклеенные к сиденьям таблички-" Соблюдайте дистанцию"- и отправила сыну сообщение-" Ментов нет - путь свободен".)

На Кантемировской - уже на выходе - стояло человек пять в форме и намордниках. Я нашарила в кармане справку о разрешении на работу в период карантина и пошла прямо на них, мысленно заготовив гневную тираду, что мол пока они тут ерундой занимаются- люди с работы едут.

Но они даже не посмотрели в мою сторону - они смотрели на пожилую пару, входящую на станцию. Потом отвернулись и от неё. Видимо концепция изменилась. А может- уже даже и они поняли всю абсурдность этой как бы пандемии...

На улице дул всё такой же ледяной ветер.

На дребезжащем автобусе я доехала до своей любимой Лебедянской улицы за дендропарком - и пошла к лесу.

По дороге вспоминала , как счастлива я была здесь 3 года назад, когда любимый человек снял мне тут мастерскую. Как я рисовала, изучала лес и луга за дендропарком, и как жизнь играла всеми красками. И как всё это сломало в один день заключение сына.

Давно здесь не была...

У входа в лес меня обогнала весёлая шумная компания- женщины, дети и собаки. Над перилами лесенки билась на ветру полосатая лента с табличкой - " Гулять запрещено".

И я в сотый раз подумала- как далека от нас как бы наша выборная власть...

Долгая дорога вдоль забора войсковой части - и вот он - лес- собственной персоной. Певучий - как море. Полупроснувшийся. Живой.

Поствирусное

Из леса выскочила гончая, лизнула меня в руку, и понеслась куда-то, задрав хвост. За ней с трудом ковыляла старушка с палочкой.

Я вдохнула влажного душистого воздуха- сколько могла, обняла старый родной дуб, погладила шершавую кору сосен - и чуть не наступила на два маленьких кудряво- коричневых комочка под ногами...

Замерла. Присела. Выдохнула. Достала нож. Почти благоговейно срезала эти первые знаки пробудившейся весны. Положила в пакетик - и побрела дальше, задевая руками мелкие ёлочки, шепча какие -то глупые слова любви - и соснам, и мху, и ивняку у дороги...

Поствирусное

Так, превратившись вся в одно огромное глазоухоносое существо, добрела до своей главной грибной полянки, предвкушая богатую добычу... А там - пикник. Та самая компания - женщины дети - собаки.

Я не стала мешать. Пошла потихоньку обратно, вслушиваясь, внюхиваясь, вглядываясь в окружающий меня рай...

Три года назад здесь были травы по пояс. А под осинами -вот там- росли грузди. А тут - мы целовались. А там- в орешнике- жгли костёр... Тёплое прошлое...

Сейчас- травы только просыпаются. Кое - где - лес уже цветёт. Робко, нежно...

Вот - целый луг медуницы. Присела - сорвала веточку - выпила сладкий нектар - как в детстве...

Поствирусное

и уже какая-то отрешённая, неотмирная, выползла на дорогу и погрузилась в автобус.

И всю обратную дорогу думала, как реальна и осязаема красота леса, и как иллюзорна и эфемерна чушь, звучащая с экранов мониторов в метро, и бросающаяся в глаза с плакатов на улицах....

-