Урожай зерновых. Фанфары и плесень на хлебе

Кто не видел зелёную плесень на хлебе уже на третий-четвёртый день его хранения? А кто не чувствовал кислый запах из хлебницы? Почему так?

Пахота на Руси, https://www.jaha.org/edu/discovery_center/push-pull/img/oldcountry_album/images/russianf.jpg
Пахота на Руси, https://www.jaha.org/edu/discovery_center/push-pull/img/oldcountry_album/images/russianf.jpg

Было недавно. Есть. И было давно

В СССР в широком ходу была аксиома, озвучиваемая тогда из всех СМИ-рупоров: из урожая зерновых треть идёт на семена (а также в фонд Гражданской обороны, и не худшие сорта), треть на фураж для скота и на корм курам, а отборное по качеству зерно (оставшаяся треть) — на стол людям. При этом для процветания нации считалось достаточным собирать по одной тонне зерна на душу населения.

Однако это была мечта, до которой близко дотянулись лишь единожды, когда в 1982–84 гг. удавалось собирать в среднем по 276 млн тонн, то есть по 942 кг/чел, или по 2,58 кг/чел/день.

Современная Россия поставила свой рекорд лишь в 2017 году — по 2,53 кг зерна на душу в день, даже не дотянув до успехов СССР. Не говоря о сравнении с успехами «загнивающего капитализьма» Западной Европы. А радости-то было!

Интересно: а что было в царской России и за её рубежами в веке XIX?

В 1832 году урожайность пшеницы в Англии, Германии и Голландии была САМ-16 (посеяли одно зерно, собрали 16 зёрен). Но и через тридцать лет «супостатов» обогнать не удалось: в 1863 году, например, в Вологде урожайность ржи была САМ-8, пшеницы — лишь САМ-4.

Средний за 10 лет (до 1830 г.) сбор — это 71,2 млн четвертей озимого и 87,4 млн четвертей ярового хлеба при населении Империи в 33,3 млн человек. Если положить плотность зерна 1,4 г/куб. см, получим 46,62 понятных нам тонн, или по 2,4 кг зерна на душу в день.

С учётом существенно меньших габаритов людей в XIX веке — средний рост парней, например, Вятской губернии в 1870 году был 2 аршина и 5 вершков (164 см) — при тогдашней научно обоснованной норме по 1,6 кг хлеба на душу с/хозяйство давало возможность предкам ежедневно расходовать по 7 200 Ккал энергии.

Если учесть, что человек весом 75 кг при простом передвижении тратит 2 400 Ккал/день, то жизнь людей в царской России, даже с учётом заначки на зерно в треть урожая, удалась! А иначе откуда бы взялся такой взрывной рост численности населения страны в XIX веке?

Ну а теперь обсудим, сравним, покритикуем

Фанфары сквозь слёзы

Наши селяне и учёные-селекционеры почти за 200 лет таки перегнали предков по умению хозяйствовать на земле, собрав на дневной рацион в XXI веке аж по 2,53 кг против 2,40 кг зерна в веке XIX-м. Но «почему-то» от того не радостно и тревожно.

И действительно: в 2018 году последовал провал до 1,97 кг, то есть до уровня 82% от успехов безграмотных крестьян в лаптях, которые в XIX веке сохой пахали землю, отвозя телегами за несколько вёрст навоз на подкормку земли, огревая при этом вожжами полудохлую лошадь.

Кстати. К примеру, в 1870 году в Вятской губернии статистики насчитали 659 тыс. лошадей при населении 2,36 млн человек, то есть по 2 лошади на каждые 7 человек. Иначе говоря, лошадей было не мало, но не в каждом крестьянском дворе тягловая сила имелась.

Баланс событий не сходится

Ну а теперь пора вспомнить о нормативах СССР, которые изменились вряд ли.

По итогам 2018 с/х-года (до 30 июня) из собранных 135 мегатонн до стола граждан страны должно было бы дойти 45 млн тонн высокосортного зерна. Однако из этих 45 млн было экспортировано 40 (sic!). И вряд ли на экспорт пошло фуражное зерно, или зерно из семенного фонда и/или из фондов Гражданской обороны.

«Два упало, три пропало…» — осталось качественного хлеба себе 5 млн тонн, то есть по 94 грамма зерна на день — это вроде бы четыре тоненьких куска белого. Но эти 94 грамма — ведь не только хлеб! Или мы забыли про макароны и частные винокурни элитных и не очень элитных сортов водки? А плюшки-булочки, да печеньки-печенюшки и проч.?

Откуда рождается плесенью на булках подтверждаемое подозрение: хлебопёки вынуждены брать муку из фуражного зерна, как свиньям.

«Лирика»

По вычислениям Д.И. Менделеева в 1897 году на каждого жителя России (без Финляндии и Польши) приходилось 1,25 га пашни; в США — по 2,3; в Германии — по 0,66, во Франции — по 1 га.

Через сто лет ситуация изменилась: сегодня под парами стоит заброшенной со времён СССР землицы с территорию Франции, на которой уже деревья начали «колоситься». И если уж правительство, селяне и учёные пребывают — судя по результатам, — в интеллектуальной неспособности добиться устойчивого противления непогоде, то почему не двигаться экстенсивным путём?!

Хотя бросать камни в огород учёных-селекционеров России точно не стоит! В своё время они вывели уникальный сорт пшеницы, мешок которой Хрущёв просто подарил американцам. Через пару десятков лет Россия уже покупала в США по сути свои же семена, и за золото…

Впрочем, СССР закупал, в основном, фуражное, то есть низкосортное зерно, так как испытывал острую потребность в прокорме стада КРС аж в 44 млн голов и ещё 148 млн голов свиней (в 1981 г. на 291 млн человек населения) против 9 и, соответственно, 16 млн голов в 2007 году (на 142 млн россиян).

Перегруз

Однако тучи из хлебной плесени — это не единственная беда. Уже в ближайшее время не будет удивительным наблюдать как на забастовки автотранспортников (скорее, по итальянской модели), так, к сожалению, и констатировать страшные аварии на дорогах.

В условиях налогового прессинга, по сути, налогоцида населения и постоянного вздёргивания цен на топливо водители при вывозе зерна с токов, как и на других транспортных плечах уже не первый год отнюдь не ради «золотого тельца», а просто ради того, чтобы элементарно выжить вынуждены наращивать борта кузовов своих машин, устраивая тем чудовищный перегруз тяжеловозов! На дорогах России уже сегодня мчатся десятки тысяч смертельно опасных многотонных болидов, за рулями которых сидят в край измотанные, озлобленные и практически нищие люди.

ГМО-атаки. О бедные пчёлки! И о растениях-лесбиянках

Если по пшенице есть некоторая уверенность в том, что мы не питаемся ГМО-продукцией (как нам говорят, но не уверенным тоном), то это спокойствие весьма относительное. Если ГМО нет в зерне, то почему его не должно быть в замесах муки? Кто гарантирует, что его там нет, если единственным способом из фуражного зерна выпечь «хороший» (читай — дешёвый и продаваемый) хлеб — это добавить ГМО-присадки в муку! Я уже не говорю о химических полчищах знаменитой E-серии. Вот и вся недолга.

Если же говорить об овощах и фруктах, то защиты от ГМО-экспансии у граждан РФ нет вообще никакой, так как все семеноводческие комплексы в стране уничтожены под корень!

Результат не ощущают только слепые и люди, лишённые обоняния и с вырезанными вкусовыми рецепторами: ведь первейший признак внедрения ГМО — это отсутствие ожидаемого, традиционного для данного плода запаха и вкуса при его идеальной геометрии. И он, — этот «стопудово–дилетантский» признак, — налицо! Характерный пример — томаты. Лишь узбекские, да азербайджанские грунтовые помидоры пахнут как положено, да и то лишь в сезон.

Если вспомнить, что 30% всей нашей пищи — это продукты перекрёстного опыления, творимого пчёлами, то перспективы чудовищны! Насекомые, подхватывая пыльцу растений с полей, засеянных ГМО-семенами, переносят её за несколько километров, заражая огромные территории. Исправить ситуацию потом невозможно, да и поголовье насекомых стремительно убывает. Так земли России превращаются в зоны отчуждения, а с мёдом пчёл мы набираемся уже не здоровья, а поглощаем генетический яд. Популярность профессии сталкер уже не за горами.

А тут ещё одна страшилка явилась в Россию из стран-«партнёров», уже давно знакомая всем садоводам — это явление партенокарпии, то есть процесса образования плодов, которые не имеют потомства. Овощи с такими искусственными свойствами, например, огурцы имеют цветы только женского типа и весь труд пчёлок оказывается напрасен, ибо какого продолжения рода можно ожидать от растений-лесбиянок?

Ратуя на словах за прибавление населения, правительство де-факто делает всё для того, чтобы через подсадку этого населения на ГМО-продукцию весь «электорат» повымирал, уже в третьем своём поколении напрочь и необратимо лишившись способности к воспроизводству благодаря поглощению ударных доз ГМО.

Фанфары играют похоронный марш

Увы. Нынешние бравурные здравицы власти под фанфары СМИ-спикеров с болью напоминает период перед 1914-м годом, когда в условиях интенсивного оттока из страны золотого запаса в оболочке, в том числе, и свободного обмена целковых за границей (с введением «золотого рубля»), из-за острой необходимости импорта качественной стали, турбин и ещё много чего для ВМФ – драйвера высоких технологий в начале XX в., – а также импорта металлообрабатывающего, прочего оборудования и полевых вооружений правительство для получения экспортной хлебной выручки проводило по сути жесточайшую экспроприацию зерна у крестьян под чистую, оставляя несчастным копейки и выбор: или помирать с голоду, или озлобленными идти в город. Делать революцию.

Не так ли?