Мир муми-троллей от А до Я

Все, что нужно знать о любимых героях

В апреле в издательстве Zangavar вышла долгожданная пятая книга комиксов о Муми-троллях — это последний том, созданный Туве Янссон в сотрудничестве с братом Ларсом (затем издательство возьмется за продолжения приключений, которые написаны Ларсом уже без участия сестры). «Горький» подготовил гид по вселенной муми-троллей.

Алиса в стране чудес Книги Льюиса Кэррола — один из немногих очевидных источников вдохновения Туве Янссон. Недаром в 1960-е годы писательница иллюстрировала «Алису в Стране Чудес», «Алису в Зазеркалье» и «Охоту на Снарка». Метаморфозы Муми-тролля после пребывания в шляпе волшебника отсылают к превращениям Алисы, а образ потопа из «Большого наводнения» напоминает сцену потопа из слез в начале «Алисы в стране чудес». Но настоящим постмодернистским кивком Кэрроллу является, конечно, дронт Эдвард из «Мемуаров папы Муми-тролля».

Аллюзии Интертекст «Муми-троллей» — прекрасная тема для диссертации: отсылки к историческим событиям, произведениям мировой культуры и к мифам народов мира разбросаны по книгам и комиксам Янссон. В «Шляпе волшебника» впервые появляются намеки на существование человеческой культуры в мире муми-троллей. Фрекен Снорк, увенчанная венком из цветов, обнаруживает прекрасную «деревянную даму», которая, как она сначала решила, утонула. Ее изображение — привет знаменитой Офелии Милле. Причем Муми-мама тут же улавливает сущность деревянной Офелии и восклицает: «О, прекрасная дама! Подумать только, быть такой красивой и не испытывать от этого никакой радости!» Еще один типичный пример — реплика из разговора маленького папы Муми-тролля с Хемулихой: «А может, тот муми-тролль, который мне приснился, и есть настоящий, а тот, который находится здесь, просто приснился вам, тетенька», — отсылает к диалогу Алисы с Труляля и Траляля, когда близнецы убеждают Алису, что она всего лишь снится Черному Королю (а сам диалог обыгрывает сон мотылька из Чжуан-Цзы). В той же «Шляпе волшебника» — самой откровенно пародирующей приключенческие романы книге о муми-троллях, Муми-тролль и фрекен Снорк играют в Тарзана и Джейн в джунглях, хотя ничего ни разу не говорится о наличии людей или человеческой цивилизации в муми-вселенной. Более того, Муми-тролль в образе Тарзана начинает говорить по-английски: «Tarzan hungry, Tarzan eat now!» И фрекен Снорк объясняет это тем, что «как только попадаешь в джунгли, сразу начинаешь говорить по-английски».

Богема Семья Муми-троллей, возможно, самая богемная в детской литературе: они курят, пьют и ругаются, а еще они любят путешествовать и хорошо проводить время. Мумрики и мюмлы к тому же заводят детей без брака. С уровнем гедонизма муми-троллей может сравниться только уровень их толерантности к самым разным существам и их гостеприимство, ведь дом муми-троллей — это постоянно расширяющееся пространство мирного сосуществования между такими противоположными сущностями, как снорки и филифьонки. Богемность муми-тролли унаследовали от семьи Янссон, где веселые пирушки и постоянные гости, остававшиеся в доме сколь угодно долго, были нормой. Самой Туве Янссон в какой-то момент даже не хотели продлевать контракт на аренду художественной студии из-за постоянных громких вечеринок. Слишком буржуазный образ жизни муми-троллей не радовал и финскую общественность в 1970-е годы.

Вода Море, реки и потопы, тающий снег — неотъемлемая часть мира муми-троллей. Вода опасна и необходима, она основа жизни. Самое страшное следствие приближения кометы к Муми-дален — глобальная засуха. Море — это и возможность передвижения, и залог приключений. Именно море приносит Муми-папе прекрасную Муми-маму.

Война Туве Янссон мало значения придавала внутренней политике, но была активной пацифисткой. Вслед за матерью она пришла работать в шведско-финский антифашистский журнал Garm, и ее карикатура на Гитлера, ревущего младенца, которому европейские лидеры несут на блюдечках все новые территории, в свое время была очень популярной. Первая книга о муми-троллях «Маленькие тролли и большое наводнение» появилась потому, что Янссон переживала тяжелейший кризис во время финско-советской войны и надвигавшейся Второй мировой и не могла заниматься своим главным делом — живописью. Ей хотелось уйти от безысходности реальности, и она начала придумывать сказочные истории. «Комета прилетает» — вышедшая в 1946 году вторая книга цикла — рефлексия Янссон об атомной бомбе как апокалипсисе. Комета как символ разрушений — прямая отсылка к бомбардировке Хиросимы и Нагасаки. Другая примета уже послевоенного мира — дом подкидышей муми-троллей, который держит Хемулиха, аналогия с пополнившимися огромным числом детей разных национальностей детдомами Европы, мотив, который постоянно присутствует в послевоенной европейской литературе.

Времена года Мир муми-троллей постепенно из сказочного становится мифологическим, и не последнюю роль в этом играет цикличность повествования: весна, лето, осень и зима — ось времени муми-троллей, для которых течение лет мало что меняет. Поэтому приключения героев — это по сути классический аграрный миф. Но времена года носят и символический характер для самой Туве Янссон. Зима — время спячки — олицетворяет оцепенение чувств и усталость, упадок творческих сил. Именно поэтому переход от приключенческих к философским сказкам происходит в «Волшебной зиме», когда Туу-тикки открывает Муми-троллю чудеса снежного времени года, о которых он раньше и не догадывался. Лето же — символ полноты жизни и счастья, это всегда «безопасное лето детства», которое в своих сказках воссоздала Янссон. Недаром самая светлая «взрослая» вещь Янссон называется «Летняя книга». Самая грустная книга о муми-троллях, написанная после смерти ее матери, — «В конце ноября».

Выхухоль Философ, предрекающий конец света и проповедующий тщетность всего сущего. Выхухоль — своеобразная противоположность Снусмумрика, потому что он презирает мелочные переживания других людей и сравнивает их с истинными философскими проблемами, при этом сам он не благостен и не умеет ценить жизнь такой, как она есть. Выхухолью герой стал в переводе Брауде и Беляковой, хотя классический перевод «Ондатр» точнее: по-шведски он зовется Bisamråttan, то есть bisam — ондатра плюс Råttor — крыса.

Генезис Происхождение каждого героя «Муми-троллей» невероятно важно для них самих и значимо в контексте мифа о муми-троллях. Все хотят знать хоть что-то о своих родственниках, а Муми-тролль в «Волшебной зиме» обнаруживает своего предка, просто тролля, и ему хватает мудрости понять, что они действительно похожи. Крыса Эмма, тетя Филифьонки, уверена, что племянница не испытывает к ней родственных чувств, а каждый год зовет ее праздновать день летнего солнцестояния лишь потому, что хочет пробиться в театр. Неумение ценить семейные узы, как и заведомая уверенность в дурных наклонностях другого, — редкая отрицательная характеристика в мире муми-троллей. Но важны не только родственники: героям «Муми-троллей» важно понимать, откуда что взялось, как началась их жизнь в долине Муми-троллей, как папы встретили мам, как был построен дом. Для обитателей Муми-дален, равно как и для автора, огромную ценность имеет целостность повествования, ведь «Муми-тролли» — это настоящая семейная сага.

Дом Центр жизни любого героя «Муми-троллей». Дом муми-троллей полон ненужных мелочей, там далеко не всегда прибрано, зато каждому найдется уголок. Над созданием модели Муми-дома Туве Янссон работала вместе с Тууликки Пиетиля, и этот макет до сих пор сохранился. Дом Филифьонки отвечает ее характеру, как и дом Хемуля, палатка Снусмумрика или первое жилище Выхухоли под мостом. А дом муми-троллей в Муми-далене — это еще и образ того общего дома детства, в котором невозможно находиться вечно, с которым что-то может случиться, но который является квинтэссенцией уюта и счастья.

Имена Получение имени совсем не простая вещь в мире муми-троллей. Большинство героев называются по какому-то родовому признаку: имя либо сливается с ним, как, например, у Муми-тролля или Филифьонки, либо к нему добавляются уточнения, как у Фрекен Снорк или Снусмумрика. У множества героев имен нет, как нет их у Муми-мамы и Муми-папы. Снифф был безымянным зверьком всю первую книгу, а получает имя только во втором томе «Комета прилетает», но как он его получил, мы не знаем (зато знаем, что у него есть именины!). Рассказ о том, как назвать лодку, возможно, намекает на то, насколько сложные отношения с именами были у автора книги — ведь каждый видит в предмете что-то свое! Особенно таинственным кажется тот факт, что в 1930-е годы, когда Янссон пририсовывала страшненького муми-тролля (см. ниже) к своей подписи, она подписывала рисунок и «Снорк», и другими словами. В итоге между муми-троллями и снорками практически нет видовой разницы.

Кнютты Маленькие пугливые существа, которые прячутся, как только видят, что к ним кто-то приближается. Им посвящена детская книжка с картинками «Кто утешит малютку Кнютта».

Комиксы Почти сразу после выхода «Комета прилетает» Янссон начала рисовать комиксы о своих героях — первым был приключенческий «Муми-тролли и конец света». А в 1952 году, после того как первые книги о муми-троллях были переведены на английский, Янссон получила предложение о создании комиксов от британцев. В 1954 году она начала сотрудничать с Evening News и за пять лет написала 21 длинную комикс-историю о муми-троллях, сначала работая самостоятельно, а потом вместе с братом, художником Ларсом Янссоном. Герои комиксов еще свободнее выражают свои мысли, они кажутся более простыми и более грубоватыми, но обладают своим очарованием, а другой хронотоп и новый способ повествования создают еще одно измерение жизни муми-троллей.

Любовь Самое важное свойство муми-троллей — это умение любить себя и тех, с кем они оказываются рядом. Эта любовь пронизывает весь мир Туве Янссон, именно благодаря ей любой, даже самый измученный и несчастный герой, попавший в дом муми-троллей, становится немножко счастливее. Толерантность муми-троллей — это не политкорректность, не этикет, а любовное принятие другого как основа жизни. Муми-тролли не навязывают никому свои правила, а делают муми-дом родным каждому. Именно любовь и забота делают Дитя-невидимку снова видимой, именно на любви Муми-мамы и Муми-папы держится дом муми-троллей, а любовь между друзьями сплачивает их перед лицом любых опасностей.

Морра Главный антагонист муми-троллей и других жителей Муми-дален. Ее имя используется как ругательство. Морра замораживает все вокруг себя, ее все боятся, поэтому она невероятно одинока. В «Папе и море» Муми-папе удается помочь Морре согреться, и она даже танцует для него.

Муми-тролли Мягкие, похожие на бегемотиков обитатели Муми-дален — муми-тролли — самые добродушные существа в мире Туве Янссон. Их образы появились в рисунках Янссон еще во время работы в журнале Garm в качестве виньеток рядом с ее подписью и на политических карикатурах. В тот момент они фигурировали поодиночке и были не милыми зверьками, а худыми троллями с красными глазами, рогами и длинными носами. В первой книге о муми-троллях герои уже не так похожи на своих страшноватых предшественников, однако полноту и очарование они приобретают позднее — во второй и третьей книгах. Фантазия о муми-троллях — одна из самых ранних в жизни Янссон: ее дядя пугал троллями, которые дуют детям в затылки, а в своих дневниках она описывала их как пугающих и похожих на призраков сил из мира бессознательного. Таким образом, посреди ужасов войны Янссон обратилась к собственным детским страхам и постепенно приручила их, а затем по-настоящему полюбила.

Муми-тролль Существо, ставшее альтер эго Туве Янссон, сначала звалось Снорком или Нииску и было похоже на бесенка, а не на нежнейшее существо, к которому привыкли читатели за следующие десятилетия. Муми-тролль объединяет всех героев саги, а его путешествия и невзгоды — это еще и путь взросления. Муми-тролль добр, открыт настоящему и будущему и похож на обоих родителей, но отличается самостоятельностью и отсутствием тщеславия.

Первое известное изображение Муми-тролля — в виде граффити Изображение: moomin.com
Первое известное изображение Муми-тролля — в виде граффити Изображение: moomin.com

Мумрики Загадочные и мудрые кочевые существа, которые как никто умеют наслаждаться каждой минутой жизни, не преследуя какой-то конкретной цели. Всю жизнь Туве Янссон сохраняла дружеские отношения с несостоявшимся мужем Атосом Виртайненом, который стал прототипом Снусмумрика; во многом именно благодаря его поддержке «Муми-тролли» увидели свет как книга, а не остались своеобразным хобби художницы Янссон. Папа Снусмумрика Юксаре появляется в «Мемуарах папы Муми-тролля» вместе с папой Сниффа, Шныриком. Мумрики не понимают материальных ценностей, любят старые шляпы и нуждаются в постоянной смене обстановки и личном пространстве, поэтому они не могут долго оставаться на одном месте, что печалит их друзей.

Мультфильмы В разных странах выходили и продолжают выходить мультфильмы о муми-троллях, как кукольные, так и рисованные. Можно вспомнить советскую экранизацию «Шляпы волшебника», а сейчас огромной популярностью пользуется японско-датский мультсериал и полнометражный мультфильм, заглавную песню к которому написала Бьорк. А вот сама Туве Янссон отношения к экранизациям никогда не имела.

Мюмлы Человекоподобное средоточие витальности: они любят веселиться, проказничать, ругаться и постоянно ищут приключений себе на голову. В отличие от сентиментальных и медлительных муми-троллей мюмлы быстры и сообразительны и никогда не жалеют себя. Слово Mymlan — сленговое словечко в кругу друзей Янссон, означавшее «любить». Еще одно альтер эго Янссон — Малышка Мю, острая на язык, знающая себе цену веселая проказница, которая говорит правду, а не то, что другие хотели бы услышать. Малышка Мю — настоящий трикстер, постоянно учиняющая беспорядок и вместе с тем необходимая для равновесия в муми-вселенной. Сама Янссон говорит о ней: «Мне нужен был кто-то, кого можно было бы противопоставить беззащитности и чувствительности семьи муми-троллей. Если ее убрать, останется сплошное нытье».

Нинни Нинни впервые появляется в книге «Дитя-невидимка». Она стала невидимой из-за отсутствия заботы и постоянного страха перед предыдущим опекуном. Опекун отдает Нинни Туу-тикки, а та приносит ее в Муми-дален. Сначала Нинни не понимает, как играть, и ведет себя довольно раздражающе, но постепенно она становится полностью видимой, а затем проявляет себя, и семья Муми-троллей понимает, что на самом деле она вообще-то похожа на Малышку Мю. Нинни меняется сильнее, чем большинство героев, потому что в Муми-доме впервые обретает себя.

Папа Муми-тролля Нежный, тонкий и находчивый, непризнанный гений Муми-папа — один из самых важных персонажей саги, недаром именно через призму его воспоминаний раскрывается предыстория других героев. Герой этот вобрал в себя черты скульптора Виктора Янссона, отца Туве, в той же степени, что Муми-мама списана с матери Янссон, шведской художницы-графика Сигне Хаммерштен-Янссон, которая в том числе разработала дизайн более 220 шведских почтовых марок. Но мама Муми-тролля — это поток любви, некий идеальный образ: у нее всегда есть средства, чтобы утешить сына и его друзей, она узнает Муми-тролля, даже когда он изменился до неузнаваемости, готовит самую вкусную еду и всегда берет с собой все необходимое (и гораздо больше). Муми-папа же гораздо сложнее и противоречивее: у него не самый простой характер, о чем он и сам хорошо знает: «Типичная черта моего характера — любой ценой производить впечатление на окружающих».

Писательское ремесло Помимо песенок, которые придумывает Снусмумрик, в тексте есть цитаты, воспроизводятся письма героев, и сама вещность этих писем важна — подчеркиваются особенности стиля (в угрожающем письме Привидения папа Снусмумрика видит, что автору нравится слово «судьба», а в поздравительном письме тетки Хемулихи важно отсутствие букв). Муми-папа объясняет, что такое клиффхэнгер: «Видишь ли, когда пишешь книгу, самое интересное в том, чтобы закончить главу именно тогда, когда всего страшнее». Отдельного упоминания стоит глава «О том, как пишут пьесу» из «Опасного лета». Мемуары Муми-папы делают его писателем (впервые он как будто невзначай так охарактеризован в конце последней главы), и семья уверена, что теперь он станет знаменитым. При этом в середину «Мемуаров» вложены слова, очевидно принадлежащие самой Туве Янссон, которая уже начинала уставать от сделавших ей имя персонажей: «Не думаю, что быть знаменитым приятно <...> Может, только в самом начале, а потом это кажется совершенно обычным; под конец же от этого становится просто худо: точь-в-точь как бывает, когда долго катаешься на карусели». Вскоре папу Сниффа как раз стошнит от катания на карусели, с которой он не может сойти, потому что боится, что больше не представится случай покататься.

Природа Муми-тролли и другие счастливые обитатели мира Туве Янссон находятся в единении с природой, они понимают ее законы и видят ее красоту. В отличие от них, хемули и филифьонки похожи на городских жителей, невротичных и не умеющих наслаждаться моментом. Описания природы Финляндии в перспективе малюсеньких созданий — горы и пещеры, море и лес, луга и деревья — выглядят волшебными для иностранных читателей, которым разноцветные мхи, северное сияние и постоянно наступающая вода интуитивно кажутся сказочным вымыслом.

Снифф Самый пугливый и трогательный друг Муми-тролля, появившийся еще в первой книге. Он часто бывает беспомощен, его постоянно тошнит от страха, ему вообще тяжело справляться со своими чувствами. Как и Фрекен Снорк, Снифф в какой-то момент пропадает из основного повествования, зато его домашней игрушке, песику Седрику, посвящена одноименная повесть, одна из последних в цикле.

Снорки Снорки очень похожи на муми-троллей, разве что они меняют цвет в зависимости от настроения и шерстка у них пушистее. Друг Муми-тролля Снорк — самый ответственный из «молодого поколения» мира Муми-дален, он обожает строить планы, решать проблемы и созывать собрания. «Снорк» по-шведски — нахал, но снорки не часто проявляют себя таким образом, эта характеристика лишь иногда шуточно обыгрывается в книгах. Фрекен Снорк — сестра Снорка и любовь Муми-тролля — деконструированная сказочная принцесса: Фрекен Снорк прекрасна, у нее самая красивая в мире челка, но она все время хочет стать больше похожей на даму: то она просит у волшебника сделать ей глаза, как у царственной красавицы с мачты корабля, то начинает стесняться, что ходит без платья. В какой-то момент героиня надолго пропадает из основного повествования.

Сюжеты Вплоть до «Волшебной зимы» книги о муми-троллях по сути своей приключенческие и связаны с противостоянием разным силам природы, но дальше наступает перелом, и сказки становятся психологическими, философскими в первую очередь, а число сюжетных перипетий заметно уменьшается. Книги «Папа и море» и «В конце ноября» с трудом можно назвать детскими, они больше похожи на философские притчи, в которых вместо людей или аллегорических фигур остались и получили новую глубину давно знакомые автору герои.

Смерть Часть мира муми-троллей, но напрямую о ней впервые говорится в «Волшебной зиме», когда герои решают, как им быть с замерзшим бельчонком: «Раз умер, так умер, — примирительно сказала Туутикки. — Этот бельчонок мало-помалу превратится в прах. А потом <...> из него вырастут деревья, и на них будут прыгать новые бельчата. Разве это так уж печально?»

Театр Тема театра крайне важна в мире муми-троллей, ведь именно в театре вместо дома оказываются герои в «Опасном лете», там же они пишут пьесу и разыгрывают представление, которое становится чем-то вроде психодрамы для Мисы. Сама Туве Янссон много работала в театре, а первая постановка «Муми-тролля и кометы» состоялась уже в 1949 году. В 1950-х годах Янссон создавала детские пьесы о муми-троллях с Вивикой Бандлер, ее подругой и любовницей — прототипом Вифслы. А в 1974 году состоялась премьера «Муми-оперы» на музыку финского композитора Иллка Куусисто.

Тофсла и Вифсла Два маленьких существа, появляющиеся в «Шляпе волшебника», — это Туве и Вивика Бандлер в период их влюбленности. Они во многом похожи на мюмл, веселы и общительны, у них смешные носы трубочкой и свой собственный язык. Это они умудрились украсть у Морры королевский рубин, который искал по всему миру Волшебник из «Шляпы волшебника».

Туу-тикки Жизнерадостная, находчивая и умная обитательница купальни Муми-папы из «Волшебной зимы» открывает Муми-троллю новый мир с его радостями и опасностями. Именно так Туве Янссон открыла новые возможности «Муми-троллей» благодаря ставшей любовью всей ее жизни художнице Тууликки Пиеттиля (она — прототип Туу-тикки, что легко распознать благодаря внешнему сходству). Сама Туве Янссон говорила, что зимний холод и окоченение — это то, что она чувствовала, когда устала от своих персонажей и их приключений и мечтала закончить сагу, которая принесла ей деньги и признание. В книге холод сковывает все чувства маленького Муми-Тролля, и тот грустит, но потом встречает мудрую и добрую Туу-тикки, которая показывает ему, как прекрасна может быть зима. В жизни произошло то же самое. «Волшебная зима» — это книга о том, как Туве встретила Тууликки, и после этой встречи они не расставались более 50 лет, до самой смерти Янссон.

Туве Янссон и Тууликки Пиетиля Фото: moomin.com
Туве Янссон и Тууликки Пиетиля Фото: moomin.com

Филифьонка Нежное и грустное, похожее на крысу существо из рода филифьонок, которое никак не может разрешить себе быть счастливой. У Филифьонки много переживаний и тревог, она постоянно боится свободы и будущего, почему и оказывается в состоянии «ожидания катастрофы». Однако в книге «В конце ноября» Филифьонке удается избавиться от своих страхов и последовать своим желаниям — приехать в любимый Муми-дол.

Хаттифнатты Немые и глухие жители мира муми-троллей, у которых однако обострены другие чувства. Они живут и передвигаются большими группами, а при прикосновении жгутся — этим, а также одновременно отталкивающим и завораживающим видом напоминая медуз. Гроза заряжает их электричеством. Своеобразная противоположность хаттифнаттов — клипдассы: общительные животные, отдаленно напоминающие тюленей, ненавидящие одиночество, живущие колониями и любящие все грызть.

Хемули Олицетворение скучного (хотя порой необходимого) взрослого порядка вещей. Хемули любят заниматься чем-то одним и не интересуются ничем, кроме собственного важного дела, они серьезны, временами суровы и редко счастливы. Хемули и хемулихи, вне зависимости от профессии, постоянно что-то запрещают или стараются ограничить свободу других. С ними тяжело, хотя ничего специально злого они не делают. Преисполненный страданий и ненависти к себе хемуль из «В конце ноября» — один из самых трагических персонажей мировой литературы, не только сказок.

Хомса и Миса Несчастные двойники Тофслы и Вифслы, которые любят друг друга, но не умеют утешить. Миса постоянно плачет и чувствует себя обиженной либо виноватой, она очень мнительна, и ей трудно жить — настолько же, насколько легко малышке Мю. Именно у Мю и у дочери Мюмлы Миса и научается просить о том, чего хочется. Для самой Янссон Миса — очень важная героиня: «Если мои истории и адресованы какому-то конкретному типу читателей, то это, наверное, Мисе. Я имею в виду тех, кому тяжело быть как все, тем, кто всегда остается поодаль, с краю, не в своей тарелке...». Хомсы — еще один род существ, к которым относится, например, Тофт из «В конце ноября».

Шведский язык Туве Янссон — дочь шведскоговорящего финна и шведки, которая всю жизнь писала на шведском языке, поэтому и имена героев «Муми-троллей» соотносятся именно со шведским.

Эмоции Задолго до того, как «эмоциональное воспитание» стало важной частью педагогики, и методисты и писатели задумались о том, как помочь детям понимать свои эмоции и справляться с ними, Туве Янссон создала целый эмоциональный словарь исключительно для себя. Сейчас карточки эмоций муми-троллей — отличная детская игра, которую на Западе можно купить в магазине. Мало в какой книге так много внимания уделяется оттенкам чувств, например: «Мама в ужасно дурном настроении» — «Она сердита или расстроена?» — «Скорее расстроена». А волшебник в конце «Шляпы волшебника» делает так, что печаль покидает Муми-тролля, а тоска превращается в ожидание встречи. Ну а с высотами психологизма «В конце ноября» и «Папы и море» сравнится мало какая взрослая литература.

Янссон, Туве Создательница вселенной муми-троллей Туве Янссон (9 августа 1914 — 27 июня 2001) была художницей, писательницей и карикатуристом. Ее «взрослые книги» значительно менее известны, чем сказки, хотя тоже переведены на многие языки, а «Летняя книга» является классикой финской литературы. При этом главным своим призванием Янссон считала живопись, которой занималась многие годы, вплоть до конца 1970-х годов. Но и в живописи сюжет был для нее крайне важен. Свою первую книгу с иллюстрациями «Сара и Пелле, и осьминоги Водяного» она написала в 14 лет. О своей личной жизни в интервью Янссон не распространялась и журналистов избегала, при этом не скрывала свою бисексуальность даже в 1950-е годы, когда гомосексуальность в Финляндии была уголовно наказуема, не делала тайны из своих любовных связей и охотно беседовала с исследователями, занимавшимися правами ЛГБТ-сообщества и изучавшими творчество Янссон с гендерной точки зрения. Осталось множество кинопленок, запечатлевших жизнь Туве Янссон и Туулике Пиетиля на острове недалеко от Хельсинки, куда они приезжали на лето. В 1966 году за свой «многолетний вклад в детскую литературу» Янссон получила самую престижную детскую литературную награду имени Ганса Христиана Андерсена.

Туве Янссон плавает рядом со своим домом
Туве Янссон плавает рядом со своим домом

Автор: Александра Баженова-Сорокина

Читать также:

«Пока византиец писал, его вселенная не могла погибнуть» Сергей Иванов о знакомстве с античностью, палимпсестах и византийском сахаре

Пеппи Длинныйчулок и воля к власти Первая за сорок лет биография Астрид Линдгрен

Для старых и малых, вместе и по отдельности Анна Наринская о «Кольце и розе» Уильяма Теккерея