Какой экономический сценарий выберет Владимир Путин?

11.04.2018

В «мартовских тезисах» президент РФ Владимир Путин задал достаточно высокую планку будущему правительству. Теперь экономисты напряженно думают, как все его обещания народу вообще можно будет реализовать.

Понятно, что слова главы государства носили общестратегический характер, а вот от экономистов ждут детальную программу развития экономики страны, с конкретными действиями и прогнозами.

Негласно подразумевается, что автор наиболее адекватного плана будет близок к Минфину РФ в обозримом будущем. А это, согласитесь, достойный «приз».

На сегодняшний день рабочие варианты программ предлагают две группы экономистов: «Центр стратегических разработок» (ЦСР) и «Столыпинский клуб» / МЭФ.

· Лидером и идеологом ЦСР является экс-министр финансов Алексей Кудрин. К нему прислушивается и президент, и глава правительства Дмитрий Медведев (не случайно некоторые тезисы экономической программы ЦСР тесно пересекаются, см. блок-схему ниже).

Однако Кудрин последовательно придерживается неолиберальной концепции в экономике и, как говорят злые языки, чуть ли не лоббирует финансовый сектор (банки, инвестфонды, венчурные фонды, финансовые корпорации и т.д.). Все это нашло отражение в его программе.

· Вторая группа сформировалась из «экономистов-производственников»: экспертов-членов «Столыпинского клуба» и Московского экономического форума.

Баллотируясь в президенты РФ, бизнес-омбудсмен Борис Титов изложил обобщенную концепцию этой группы в своей предвыборной программе «Стратегия роста».

Однако почти годом ранее председатель Совета по промышленному развитию и повышению конкурентоспособности Торгово-промышленной палаты РФ Константин Бабкин сформулировал экономическую программу этой группы в документе ТПП РФ «Принципы стратегии экономического развития России до 2030 года».

Взгляды Титова и Бабкина близки по всем принципиальным моментам, различаясь лишь в деталях. К примеру, оба согласны, что государству необходимо «вливать» субсидии в промышленность, однако, если Титов считает «достойными» лишь избранные направления (что дает недоброжелателям повод подозревать его в лоббистских намерениях), то Бабкин считает, что субсидий достойны все бизнес-сферы.

В целом, воззрения этой группы эксперты сравнивают с посткейнсианством. В 2008 году «вливание денег» в производственную сферу помогло властям США выйти из кризиса – это было триумфом неокейнсианцев. Вероятно, поэтому группа «Столыпинский клуб» / МЭФ взяла на вооружение эту идеологию?

Словом, судя по всему, президенту и будущему правительству придется выбирать между посткейнсианством и неолиберализмом. Давайте разберемся, в чем разница между этими программами?

Возможно, Кремль попытается синтезировать обе программы, взяв отдельные решения от каждой, однако полностью их совместить невозможно. Как видно из блок-схемы выше, по ряду принципиальных моментов они различаются кардинально.

Особое мнение

При этом, профессор МГУ, д.э.н. Елена Ведута считает обе программы ситуативными, поскольку, сосредоточившись на тактических решениях, обе группы забыли о стратегическом планировании экономики в масштабах страны.

Экономика – это, прежде всего, производство нужных обществу продуктов, а затем уже распределение, перераспределение и использование доходов в обмен на произведенный продукт.
Производство для этих «стратегов» является «черным ящиком». Их не интересует устойчивое развитие производства в направлении роста общественного блага. Для них главное - распределить и перераспределить произведенные доходы в пользу бизнеса за счет сокращения доходов граждан.
Поэтому они не говорят о планировании производственных взаимосвязей для выпуска нужного стране продукта и не имеют о нем никакого представления. Их вполне устраивают сложившиеся производственные цепочки в глобализации, где России отведена роль сырьевого придатка.
А в условиях полицентричного мира экономику придется планировать. И чем раньше руководство страны это осознает, тем с меньшими потерями мы сумеем выйти из глобального финасового кризиса.
- Елена Ведута

Автор: Сергей Мальцев