Девочка из трейлера | проза

Жизнь может измениться внезапно.

Два с четвертью года назад Карли Рут Холт вытянула счастливый билет благодаря тому, что на нее обратили внимание, и она стала готовиться к иной жизни. У девочки появилась финансовая поддержка, из ее жизни ушел постоянный голод. Деньги, как оказалось, стали главной мотивацией в жизни подростка.

Первые три месяца Карли беспорядочно тратила деньги на мелочи, которые забывались через несколько дней, а к концу последней недели у Холт не оставалось и цента. Потом, когда жадность была подавлена, девчонка стала разумнее относиться к доступным средствам.

Карли не особо задумывалась о будущем. Она подтягивала учебу, ведь приходилось держать ответ перед Виктором: за два прошедших года с момента знакомства с вампиром, девчонка привыкла к его контролю и даже старалась оправдать выказанное доверие и все те силы, что в нее вкладывали.

Вот только три месяца назад все закончилось.

Карли помнила тот день ясно: обычный медицинский осмотр. Затем одно обследование, второе, третье. Неутешительный диагноз. И, как назло, Виктора не было рядом, чтобы ему можно было пожаловаться. Тому дали срочное задание — личную просьбу, — и на четыре месяца мужчина уехал по другим делам. Холт, несмотря на привязанность к наставнику, не писала ему. Это решение давалось ей с трудом. Девочке отчаянно хотелось поделиться хоть с кем-то своей бедой.

В отсутствие Виктора на девчонке поставили крест. Карли помнила, как передали последний конверт, и те слова, что она не подходит.

Именно это и сломило девчонку.

Холт и не ожидала, что настолько привяжется к вампиру или, быть может, привязанность была не к наставнику, а деньгам? Карли привыкла получать конверт и понимала, что больше подобного не будет. Потому что она не подходит. Потому что в ней не хватает чего-то важного. Потом пришли иные мысли, и подросток легко убедила себя в том, что лишняя и никому ненужная.

Через месяц после отказа, когда уже не было конверта с заветными купюрами, девочка рискнула заняться здоровьем и попробовать выжить.

Отец сразу заявил, что денег не даст. Мать отказалась ходить с ней в больницу, так как холодные стены громоздкого учреждения ее угнетали. Карли пришлось заниматься всем самой: от походов к врачам и до покупок лекарств. Она ответственно подошла к этому вопросу — принимала всё по расписанию.

Но удача уже не была на стороне Холт.

Карли теряла веру в себя.

Она нуждалась в поддержке и искала хоть что-то светлое в своей жизни, но не находила. Девчонка даже думала написать Виктору — даже сочинила сорок семь писем и ни одно не отправила. Может быть наставник и писал ей сам, но почту бывшая подопечная не проверяла и папку «входящие» не открывала даже на мобильном телефоне.

Медицинская страховка Холт не покрывала расходы на лечение. Будучи подростком — по сути, ребенком, — она не могла без разрешения родителей оформить другую страховку. Те бы, заинтересовавшись деньгами, забрали их себе, и тогда у Карли не стало бы и цента. Девчонка не сомневалась в том, что и лекарства бы не допросилась.

Два с половиной месяца назад бывшая подопечная вампира бросила школу. На нее не было сил. На образование вновь стало все равно, да и в больнице не спрашивали уроки.

Процедура за процедурой. Отчаянная зависть ко всем, к кому приходили родители. Зависть до злых слез, до впившихся в ткань подушки зубов, до беззвучного воя.

Карли отчаянно нуждалась в поддержке, ведь, какой бы та не была, прежде всего Холт являлась ребенком.

Несколько раз девчонка звонила домой, слушала очередное обещание прийти к ней и жила ожиданием.

Часами она сидела на кровати, смотрела на шагающие по циферблату стрелки и откладывала часы в сторону лишь тогда, когда время посещений завершалось.

Изо дня в день она надеялась, что хотя бы мама к ней придёт, что Карли сможет обнять ее, уткнуться в подставленное родное плечо и прореветься. Может быть тогда станет легче и не так страшно. Может быть тогда мама скажет ей, что будет с ней и будет приходить каждый день.

Но мама не приходила, а Карли слабела. Не было сил даже на зависть. Два с половиной года назад Холт была бы счастлива заболеть. Сейчас же — нет. Ей отчаянно хочется жить, вот только этого у нее не будет. Свой шанс она упустила.

Карли бросила взгляд на часы. Обычные наручные часы, механические, купленные
из первых денег, затем бросила взгляд на медсестру, что принесла очередное бесполезное лекарство.

— Что происходит с вещами тех, кто умер, но их не забрали? — Карли поджала губы.

Она знала ответ. Но ей отчаянно хотелось услышать, что при любом исходе передадут часы, что не выкинут, что единственная дорогая вещь для Холт, станет кому-то памятью об одиноком волчонке.

Медсестра улыбнулась. Она знает, что Холт лишь делает вид, будто ей все равно на то, что к ней не приходят. Но и утешить не может.

— Их в любом случае передадут твоим родителям, — мягко произнесла медсестра. — Я обещаю. Здесь никто не выкидывает вещи, — хоть женщина и знала, что невостребованное выбрасывают через месяц.

Она не стала говорить Карли, что уже выписала адрес дома девчонки и сходит к ее родителям, ведь те могут все равно не прийти, как бы приговоренная болезнью их не уговаривала. Медсестра не хотела давать Холт ложную надежду.

— Не им… Я… Напишу адрес электронной почты… Вдруг…

Карли осеклась. Голос сел, она отвернулась, чтобы не показать слез. В который раз напомнила себе, что она лишняя, ведь даже отец с матерью не приходят. Легче было убедить себя в том, что это только её вина, чем в том, что ей сильно не повезло с родителями.

С каждым проходящим днём сил у Карли становилось все меньше и меньше. Девчонка отчаянно боролась за свою жизнь, но бой проигрывала.

От прежнего бойкого подростка осталась лишь жалкая тень: болезнь медленно сжирала Холт. Лечение продлевало остатки жизни девчонки, но врачи понимали, что организм Карли не справляется. Улучшений не было, но и, на счастье пациентки, не было и ухудшений. Она вновь вернулась в то время, когда мало ела. Только теперь это было из-за болезни.

Холт в очередной раз дошла до поста медсестры. В очередной раз попросила сделать звонок. Вновь набрала домашний номер телефона и слушала гудок за гудком. На двенадцатый трубку сняли.

— Карли? — мать была раздражена, девочка слышала это по резкому тону.

Подросток сглотнула, опустила голову, почувствовав себя виноватой.

— Мама, это я… — голос прозвучал слишком жалко, но девчонка не обращала внимания. — Мамочка… Пожалуйста…

Но женщина просто повесила трубку. Карли с трудом сглотнула, сжала и разжала кулачки, положила трубку.

— Она придет. Она обещала… — именно за это и держалась Холт, именно эта отчаянная вера и помогала ей цепляться за жизнь, проходить через процедуры.

Карли направилась в палату. Девчонка жила ожиданием и пыталась справиться с тем, с чем не могла справиться сама. Она постоянно следила за часовой стрелкой, начала молиться, чтобы мама пришла.

Но через несколько дней для Холт уже не было надежды. Она лежала в кровати, смотрела в окно. Часы посещений закончились семнадцать минут назад.

— Мама? — девчонка приподнялась на локтях, но это была всего лишь медсестра, что всегда относилась к ней с теплом.

— Отдыхай, малыш, я всего лишь принесла лекарство.

И так было всегда. Карли послушно принимала таблетки, пила микстуры, терпела капельницы, но вера в то, что она назло всем выкарабкается и станет не лишней — умерла.

Именно это и подтолкнуло Карли Рут Холт на то, чтобы попросить у медсестры возможность написать электронное письмо. Через два дня, когда сотрудница осталась в ночную смену, та принесла девочке планшет.

Пациентка вернула его лишь через два часа. За это время она успела зарегистрировать новый почтовый ящик, написать письмо и отправить на электронный адрес Виктора.

«От кого: Девочка из трейлера
Тема письма: Что здесь писать?

Виктор, привет. Это Карли. Если забыл, то… В общем, на землю ты меня часто бросал, а ещё учил драться, готовил к чему-то, давал деньги и… Уверена, ты меня забыл. А если нет, то привет. Я… Знаю, что я не подошла. Я и не прошу дать мне шанс. Мне это не надо… Виктор… Помнишь, ты сказал мне, что все будет хорошо? Скажи это ещё раз. Или напиши. Да. Точно. Напиши. На этот адрес. Всего несколько слов. Пожалуйста. Это ведь не так сложно? Я ведь не прошу слишком многого? Всего несколько слов. Пожалуйста. Пожалуйста. Пожалуйста.

К.»

Если вам понравился рассказ, то буду признательна за лайк и подписку! Подписка поможет вам не пропустить новые произведения!

Другие произведения на канале:

Одна ошибка
В её жизни был свет