Чем был знаменит Великий Сегун Токугава

5 January 2019
A full set of statistics will be available when the publication has over 100 views.

В декабре того же 1632 года Иэмицу реформировал службу тайного надзора и полностью сменил её руководство. Её главной задачей теперь стало предотвращение заговоров. В январе 1633 года правительство разделило территорию страны на шесть регионов, в каждый из которых выехали по три инспектора с заданием выяснить и доложить, чем живут удельные князья и что происходит в их владениях. Особенно внимательно они проверяли состояние укреплений.

Ближайший резерв и опору трёх первых сёгунов Токугава составляли потомственные вассалы и исторические союзники хатамото (букв, «подзнамённые») общей численностью около восьмидесяти тысяч человек. Они в первую очередь назначались на административные должности и получали жалованье непосредственно из казны. Реорганизация этих сил, рост численности и улучшение содержания начались в конце правления Хидэтада и продолжились при Иэмицу. Командирам низших рангов, находившихся в подчинении у хатамото, жалованье было повышено с одной до двух тысяч коку риса, аналогичные прибавки получили и другие категории самураев. В феврале 1633 года Иэмицу издал указ о нормах воинской повинности для даймё и хатамото. В последний раз эти нормы пересматривались весной 1616 года, сразу после смерти Иэясу. Согласно указу, с каждой тысячи коку риса (тысяча пятьсот центнеров) землевладельцы должны были выставить в случае мобилизации двадцать три бойца и прислать в арсенал бакуфу один лук, одну аркебузу и три копья. По сравнению с 1616 годом норма была заметно снижена.

Сегун Иэмицу Токугава
Сегун Иэмицу Токугава

В июне 1634 года Иэмицу после восьмилетнего перерыва снова отправился в императорскую столицу, теперь уже в качестве фактического правителя. Его сопровождала огромная армия численностью более трёхсот тысяч человек во главе с крупнейшими даймё. Это был абсолютный исторический рекорд — таких процессий в Киото никогда раньше не видели. Вдоль главного тракта собирались толпы крестьян, чтобы посмотреть на грандиозное шествие, растянувшееся на десятки километров. В отличие от Европы в японских городах не было просторных площадей, поэтому главные зрелища разворачивались на дорогах при прохождении по ним крупных процессий. На дорогу от Эдо до Киото ушло три недели. Одиннадцатого июля Иэмицу вошёл в императорскую столицу и расположился в Нидзё, семейной резиденции Токугава. Цель визита состояла в примирении с императором, пять лет назад ушедшим в отставку в знак протеста против давления со стороны сёгуната. Трон в тот момент формально занимала десятилетняя дочь императора Кадзуко, племянница Иэмицу, однако фактически двором правил он сам.

Император Гомидзуноо приветствовал мирную инициативу сёгуна: сразу по прибытии он предложил назначить его на третью по значимости придворную должность Великого министра (дайдзё дайдзин). Даже Токугава Иэясу был удостоен такой чести только после смерти, а его внук мог занять престижную должность уже в тридцатилетием возрасте. Зная всё это, Иэмицу отказался, сославшись на то, что ещё слишком молод. В знак примирения он увеличил годовое содержание императора с трёх тысяч коку риса до десяти, что позволило монарху сравняться по уровню дохода с самыми бедными даймё. Решение императора пятилетней давности о выходе в отставку и передаче трона малолетней дочери было утверждено правительственным указом и с этого момента вступило в силу. Иэмицу подтвердил, что намерен неукоснительно следовать требованиям воинского кодекса 1615 года. Таким образом, семилетний кризис в отношениях между сёгуном и императором, вызванный «инцидентом с фиолетовыми мантиями», был преодолён.

В конце июля в замке Нидзё состоялись массовые торжества по случаю смены поколений в правящей династии с участием двух тысяч самых авторитетных горожан (по два человека от каждого квартала). В честь праздника Иэмицу подарил гостям пять тысяч кан серебром. Деньги были распределены в тридцать пять тысяч семей, зарегистрированных в тот момент в столице; на каждую получилось по сто сорок одному моммэ. Это были неплохие деньги: в то время на них можно было купить четыре коку риса (шестьсот килограммов), годовую норму питания для четырёх взрослых мужчин.

Замок Нидзе, укрепленная резиденция Сегунов Токугава
Замок Нидзе, укрепленная резиденция Сегунов Токугава

Находясь в столице, третий сёгун обновил дарственные грамоты на владение землёй и провёл серию переназначений: более пятидесяти даймё переехали на новые места. На третьем году правления он продемонстрировал, что прочно взял власть в руки и готов ею распоряжаться. Этот визит в Киото оказался последним перед большим перерывом — никто из следующих десяти сёгунов сюда не приезжал.

На обратном пути в Эдо у Иэмицу произошёл неприятный эпизод с его дядей Токугава Ёсинао (1601-1650), девятым сыном Иэясу. С ним и его братьями Ёринобу (1602-1671) и Ёрифуса (1603-1661) третьего сёгуна связывали очень непростые отношения, хотя сыновья основателя династии считались главной опорой сёгуната.

Богатые и влиятельные, они по возрасту ненамного превосходили Иэмицу и считали себя не столько его вассалами, сколько покровителями и защитниками. Это приводило к недоразумениям. Когда второй сёгун Хидэтада в 1631 году серьёзно заболел, Ёсинао и Ёринобу с войском двинулись в Эдо; формально — чтобы поддержать племянника в случае мятежа. Иэмицу не поверил родственникам и выслал им навстречу вооружённый отряд с приказом возвращаться обратно. Следующую попытку защитить династию Ёсинао предпринял уже самостоятельно в 1633 году, когда Иэмицу заболел и отошёл от дел. Посчитав, что в такой ситуации в замке может произойти переворот, он снова без согласования с бакуфу двинулся к Эдо с большим отрядом. Воинский кодекс такие походы запрещал, но Ёсинао на правах старшего среди оставшихся сыновей Иэясу полагал, что на него этот запрет не распространяется. Иэмицу и в этот раз воспринял действия родственника как угрозу и приказал ему вернуться домой.

Сегун уходит из Киото
Сегун уходит из Киото

Теперь он возвращался из Киото и должен был навестить обоих родственников, владения которых находились на его пути. Ёсинао подготовился к встрече, выстроив для сёгуна отдельную усадьбу, но Иэмицу в последний момент отменил визит и проехал мимо. Хозяин Овари посчитал это оскорблением и заявил, что пропустит следующую службу в Эдо и вообще ему теперь трудно будет выполнять распоряжения племянника. Благодаря усилиям младшего брата Ёринобу прямого конфликта удалось избежать, однако отношения между двумя семейными линиями Токугава испортились, и княжество Овари на несколько десятилетий выпало из списка родственников, поставлявших кандидатов на высший воинский пост.

В истории династии третий сёгун известен тем, что почитал своего деда Иэясу больше, чем родного отца. Понимая, кому обязан своей победой в конкуренции с младшим братом, он делал всё, чтобы возвысить память отца-основателя, и требовал этого от своего окружения. За последние восемнадцать лет жизни Иэмицу ни разу не выезжал в Киото, и главная причина заключалась в нехватке денег; они расходовались на то, что третий сёгун считал более важным, — на выезды в Никко к усыпальнице Токугава Иэясу и возведение там грандиозного поминального комплекса. Его строительство продолжалось двадцать месяцев и обошлось казне в миллион рё золотом (Хаяси, 1974).

Токугава Иэясу
Токугава Иэясу

С 1632 по 1648 год Иэмицу тридцать три раза соблюдал траурный пост в память о Токугава Иэясу и десять раз выезжал на его могилу — больше, чем тринадцать следующих сёгунов вместе взятые: они побывали в Никко лишь девять раз. Иэмицу включил посещение усыпальницы Иэясу в перечень обязательных мероприятий для посольств Кореи и Рюкю во время их визитов в Эдо. В 1645 году храм Тосё на горе Никко был возведён императорским указом в ранг синтоистской святыни, и этоокончательно приобщило основателя династии к лику святых предков. Начиная с 1646 года императорский двор по требованию Иэмицу ежегодно отправлял в Никко самых именитых священнослужителей для проведения поминального ритуала. Эта традиция неукоснительно соблюдалась следующие двести двадцать лет и ни разу не была нарушена.

Подписывайтесь и ставьте пальцы вверх